Запрещенные и свободные рынки

Сохранить в закладки
12968
5
Сохранить в закладки

Нобелевский лауреат по экономике Элвин Рот рассказывает об оскорблении чувств верующих, легализации однополых браков, сухом законе в США и рынках, которые работают без денег

Совместно с издательством «Манн, Иванов и Фербер» мы публикуем отрывок из книги «Кому что достанется — и почему» американского экономиста, профессора Гарвардского университета и преподавателя Гарвардской школы бизнеса Элвина Рота. В книге Рот показывает рынки, которые окружают нас, и рассказывает, как мы можем их менять, чтобы в выигрыше оставались все игроки и общество.

Неприемлемые, запрещенные — с хорошим дизайном

В ресторанах Калифорнии вам никогда не подадут блюдо из конины — это противозаконно. И объясняется этот запрет не отголосками Дикого Запада, когда конь считался верным другом человека, а положениями современного уголовного кодекса Калифорнии, принятого на всенародном референдуме — путем прямого голосования — в 1998 году, через много лет после того, как лошади перестали быть важной частью экономики штата. Статья 598 уголовного кодекса Калифорнии, в частности, гласит: «Конину запрещено предлагать на продажу для потребления человеком. Ни один ресторан, кафе или другое предприятие общественного питания не имеют права предлагать конину для потребления человеком». Запрет был принят 60 процентами голосов, за него проголосовали более 4,6 миллиона граждан штата.

Однако этот закон направлен не на защиту прав потребителей или регулирование работы боен либо условий продажи, приготовления и маркировки мяса животных, используемого в пищу человеком. Отличается он и от норм, направленных против жестокого обращения с животными, согласно которым устанавливаются правила выращивания и убоя сельскохозяйственных животных, и от закона, запрещающего петушиные бои. По сути, закон Калифорнии не запрещает убивать лошадей; в этом штате такое убийство наказуемо только в случае, «если лицо, его совершающее, знает либо должно знать о том, что какая-либо часть убиваемого животного будет использована для потребления человеком». Иными словами, в Калифорнии вы можете убить коня и скормить его мясо собаке; просто не ешьте его сами, и останетесь вполне законопослушным гражданином. Кстати, любопытный факт: в последнее время использование конины для изготовления кормов для домашних животных в США существенно сократилось из-за повышения спроса на конину в Европе; там из нее как раз готовят блюда в ресторанах, следовательно, ее едят люди.

Неприемлемые сделки

Мы с вами будем называть неприемлемыми те сделки, которые часть общества таковыми считает, хотя некоторые люди и совершают их. Очень интересно, что иногда бывает довольно трудно четко сформулировать, почему некоторые люди против них возражают. По мнению экономистов, подобная сделка производит негативный внешний эффект, если она наносит ущерб людям, не являющимся ее участниками, — например, ваш сосед открыл ночной клуб, проводит в два часа ночи шумные вечеринки и не дает вам спать. Понять, почему вы настроены против таких мероприятий, совсем нетрудно, даже если их посещают только совершеннолетние люди, которые делают это по собственному желанию, с радостью оплачивают затраты владельца и вообще отлично проводят время. И скорее всего, открывать ночной клуб в непосредственной близости от вашего места жительства запрещено правилами районирования населенных пунктов — именно для того, чтобы вы могли ночью отдыхать. Подобные случаи меня не интересуют, даже если речь идет о совершаемых некоторыми людьми действиях, вызывающих у других решительный протест. Давайте договоримся, что в целях нашего обсуждения я буду называть неприемлемыми только те сделки, в которых одни люди хотят участвовать, а другие против этого возражают, несмотря на то что это не наносит им никакого непосредственного ущерба.

Обратите внимание на то, что неприятие не всегда связано с отвращением. Например, в Калифорнии нет закона, запрещающего употреблять в еду червей или жуков. В ресторанах вам не подадут приготовленные из них блюда просто потому, что вряд ли найдется желающий полакомиться жареными червяками. Но в этом штате живут люди, приехавшие сюда из самых разных уголков мира, в том числе из стран, где конина всегда считалась деликатесом. Если ввести в поисковую строку Google слова Boucherie chevaline или Pferdefleisch («конина» на французском и немецком языках), вас, скорее всего, перенаправят на сайты мясников, обслуживающих гурманов — любителей конины из этих стран.

Получается, некоторые вещи могут вызывать неприятие в одном месте и быть вполне приличными в другом, а что омерзительно для одних, нередко вполне по душе другим. В Калифорнии запрещается употреблять в пищу конину потому, что некоторые люди против этого возражают, хотя другие, возможно, были бы совсем не против время от времени ею полакомиться (уж им-то этот закон не нужен). И конечно, сделки бывают неприемлемыми, но при этом не нарушают законы: до принятия в 1998 году закона о запрете конины многие жители Калифорнии считали отвратительным то, что ресторанам разрешалось включать в меню блюда из конины, тем не менее некоторые заведения это делали.

Иногда сделки вполне законны, хоть и неприемлемы, потому что для их запрета недостаточно голосов. А иногда законные сделки вызывают неприятие, потому что слишком сложно соблюдать запрет на то, что желает довольно много людей, и попытки установить запрещающие законы способствуют расцвету черных рынков и преступности. Классический пример — запрет на продажу алкоголя в США.

Во имя укрепления общественной морали и нравственности с 1920 по 1933 год продажа алкоголя в Соединенных Штатах была запрещена специальной Восемнадцатой поправкой Конституции. В историю это событие вошло под названием «сухого закона» и ни к чему хорошему не привело. Выяснилось, что отвращение общества к потреблению алкоголя и наркотиков не так глубоко и повсеместно, как казалось на первый взгляд, и американцы быстро превратились в нацию правонарушителей и бутлегеров, что, в свою очередь, обусловило бурный рост организованной преступности. В конце концов Восемнадцатая поправка была отменена Двадцать первой, хотя в некоторых штатах и округах до сих пор действуют различные ограничения в дополнение к общим правилам, запрещающим продажу алкоголя несовершеннолетним или вождение автомобиля в нетрезвом виде.

Отмена «сухого закона» не только легализовала продажу алкоголя, но и выбила почву из-под ног черных рынков, обеспечивавших весьма прибыльный бизнес для преступников всех мастей. Впрочем, криминальные группы, разбогатевшие на незаконных поставках алкоголя, переместились в другие области деятельности и еще очень долго напоминали всем, что запрет рынка представляет собой весьма неуклюжую форму дизайна, которая вовсе не обязательно достигает даже своих основных целей.

Чтобы вам было проще понять суть такого явления, как неприемлемые сделки, скажу, что существуют действия прямо противоположного типа — защищенные. Я предлагаю называть сделку таковой при условии, что многие люди готовы ей способствовать, то есть хотят защитить права других людей на участие в ней, даже если сами не собираются в ней участвовать. В данную категорию попадает, например, мелкое фермерское хозяйство, поскольку во всем мире оно дотируется, чтобы поддерживать его жизнеспособность в условиях посягательств крупного (и эффективного) аграрного бизнеса.

У каждого человека собственный взгляд на неприемлемые и защищенные сделки. Религиозное богослужение защищается законом США; это право закреплено Первой поправкой к Конституции государства. Но в таких словах, как богохульство, отступничество и ересь, ясно отражаются чувства, которые одни люди испытывают по отношению к тому, чему поклоняются другие. Например, сейчас между последователями различных школ ислама идет настоящая, практически такая же жестокая война, какие велись в прошлые века между разными ветвями христианства в Европе. Еще один яркий пример — право американских граждан на ношение оружия. Хотя данное право гарантируется Второй поправкой, оно было и остается в стране объектом весьма горячих политических споров и явно противоречит идеям ужесточения контроля над оружием, которые все громче звучат в ряде американских сообществ в связи с негативными последствиями, к которым приводит его наличие у граждан.

Итак, мы видим, что неприятие по-разному трактуется в разных местах и разными людьми, а статус-кво может сохраняться довольно долго. Но иногда ситуация меняется буквально в одночасье. Весьма своевременный пример — браки между представителями одного пола. Некоторые люди хотят создать такую семью, но другие убеждены, что они ни в коем случае не должны этого делать. На протяжении всей человеческой истории в большинстве стран мира брак, как и особый социально-правовой статус, обеспечиваемый им в качестве защищенной сделки, предполагал только союз мужчины и женщины или, в полигамных обществах, одного мужчины и нескольких женщин.

В США однополые браки впервые были легализованы в штате Массачусетс в 2004 году. Запрет на них был снят в этом штате по решению суда, постановившего, что разрешение только гетеросексуальных браков нарушает конституционные гарантии равенства перед законом всех граждан штата. Это решение суда Массачусетса можно считать наглядным примером довольно внезапного прекращения юридически санкционированного неприятия подобных сделок. Однако мнения американцев по поводу таких браков все еще различаются. В 2014 году почти 40 штатов в США узаконили такие браки либо близки к этому (одни сделали это через судебные решения, другие путем принятия соответствующих законов), а несколько, напротив, упорно поддерживают законы, запрещающие их (хотя эти запреты и могут быть отменены решением суда). Опросы общественного мнения показывают, что отвращение к однополым бракам характерно в основном для людей пожилого возраста, поэтому я подозреваю, что со временем от него не останется и следа.

Если же изучить историю брака вообще, то мы увидим, что отношение людей к этому вопросу неоднократно менялось как в сторону более строгого, так и в сторону либерального. Например, многоженство, документально подтвержденное в библейских псалмах царя Давида и других притчах, сохранялось в различных формах на протяжении многих лет и до сих пор существует в исламском мире. А вот у европейских евреев многоженство было запрещено более тысячи лет назад, и сегодня оно незаконно во всех штатах США. И все же в Америке сохраняются раскольнические общины, где открыто принято многоженство, например в Юте, да и в других местах; есть и случаи тайного многоженства. Сегодня сторонники полигамии тоже активно присоединяются к дискуссиям о новых законах, касающихся однополых браков, желая оспорить запреты на многоженство, что позволяет нам высказать предположение, что в будущем в истории института брака может снова произойти резкий поворот.

Значит, нельзя сказать, что мы во всем такие уж современные; зачастую мы просто отказываемся от того, что прежде вызывало у нас неприятие и антипатию. Иногда мы пересматриваем свои взгляды на неприемлемые сделки и рынки или вырабатываем новые. Например, в настоящее время работорговля считается неприемлемой и незаконной, хотя в былые времена она была разрешена и даже общепринята, в частности в США. Конечно, рабство никогда не было добровольной сделкой с одной из сторон, но сегодня оно считается настолько отвратительным, что человек не может даже добровольно продать самого себя в рабство, согласившись на долговую кабалу. А между тем на эту сделку человек идет добровольно, и когда-то долговое рабство было весьма распространено. К нему нередко прибегали европейцы ради того, чтобы перебраться через Атлантический океан в Америку.

Сегодня любые формы принудительного труда запрещены Тринадцатой поправкой к Конституции США, ратифицированной еще в 1865 году после кровавой Гражданской войны. Согласно этой поправке «в Соединенных Штатах Америки или в каком-либо месте, подчиненном их юрисдикции, не должно существовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме тех случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено».

Приведу еще один пример того, как менялось отношение общества к некоторым явлениям. Это дача денег под проценты. В средневековой Европе церковь на протяжении многих веков запрещала взимать проценты по ссудам и требовала исполнения этого закона от всех христиан. И еще долгое время после этого ростовщичество вызывало у большинства людей искреннее отвращение. (Шекспир посвятил этой теме целую пьесу — «Венецианский купец»; а в «Гамлете» Полоний советует Лаэрту: «В долг не бери и взаймы не давай».) Но сегодня, когда банки являются одним из важнейших элементов мировой экономики, ситуация, без сомнения, поменялась (хотя законы ислама до сих пор, как правило, запрещают подобную деятельность). В современном мире финансовая индустрия стала настолько важной и большой (что само по себе может вызывать к ней некоторую неприязнь), что нам очень трудно в полной мере понять, какие изменения произошли в настроениях общества по отношению к этой сфере деятельности всего лишь несколько столетий назад. Предлагаю рассмотреть эти перемены подробнее, чтобы получить более четкое представление о том, как сильно отношение общества влияет на принятие или непринятие определенных видов рынков.

Почти в самом начале своего довольно объемного труда The Protestant Ethic and the Spirit of Capitalism Макс Вебер цитирует слова великого Бенджамина Франклина об этичности ответственного кредитования и заимствования. Франклин явно придерживался взглядов, прямо противоположных мнению Полония: он считал ответственное заимствование и кредитование пуританскими добродетелями и давал советы о том, как ответственно использовать кредитные средства. В 1748 году Франклин даже написал на эту тему труд под названием Advice to a Young Tradesman («Советы молодому купцу»). (Широко известна цитата из этой работы: «Помни, что время — деньги»; но там есть еще один любопытный совет: «Помни, что кредит — деньги».) Так вот, в конце своей книги Вебер вопрошает: «Каким же образом эта деятельность, которую в лучшем случае признавали этически допустимой, могла превратиться в „призвание“ в понимании Бенджамина Франклина?»

Поскольку обычно рынки образуют сложнейшую паутину взаимосвязей с другими рынками, изменения отношения к ним порой приводит к далеко идущим последствиям. Например, в ходе эволюции и взаимного влияния взгляды на такие явления, как долг и долговое рабство, существенно изменили наше отношение к долгам и банкротству. В колониальной Америке и в первые годы существования Республики неплатежеспособных должников могли посадить в тюрьму или приговорить к кабальным работам. Но по мере того как кабальный труд вызывал все большее отвращение у общества, а долги, напротив, все меньшее, законы о банкротстве были переписаны и стали менее жесткими по отношению к должникам.

Взаимосвязанность рынков иногда позволяет их участникам избегать некоторых неприемлемых сделок и при этом достигать практически таких же результатов. Например, кредитные рынки очень тесно связаны с рынками активов, что, по сути, означает только одно: люди занимают деньги, чтобы приобретать разные активы. И хотя взимание процентов на заемные средства по исламским законам считается аморальным, получение арендной платы за пользование активами таковой не считается. Таким образом, если обычная западная ссудо-сберегательная компания просто одолжит вам деньги на покупку дома и будет начислять по этому кредиту проценты, то на исламских финансовых рынках эти сделки иногда устроены так, что банк, давая заем на дома, становится его частичным собственником и взимает с вас арендную плату.

Точно так же с течением времени меняется степень приемлемости уже существующих сделок, а благодаря новым технологиям становятся возможными принципиально новые виды соглашений, что порой вызывает очередную волну неприятия. Например, сегодня, по крайней мере в некоторых частях света, можно приобрести всю «цепочку поставок», необходимую для рождения ребенка. Вы можете купить человеческую сперму и яйцеклетки, которые будут оплодотворены и выношены до нужного срока суррогатной матерью. Появление такой возможности привело к бурному росту «родильного туризма» среди состоятельных людей, которые отчаялись завести ребенка обычным способом, но живут в странах, где суррогатное материнство (или оплата подобных услуг) считается незаконным. Они едут туда, где закон разрешает покупать подобные услуги. Наиболее крупным из таких рынков является Индия; менее крупный, но и значительно более дорогой рынок существует и в США. Даже в пределах Соединенных Штатов законы, касающиеся суррогатного материнства, варьируются: скажем, сегодня вы можете на законных основаниях оплатить услуги суррогатной матери в Калифорнии и ряде других штатов, а вот в Нью-Йорке это запрещено.

Все эти примеры ясно показывают, что некоторые виды сделок в одних местах считаются неприемлемыми, а в других нет, и что отношение общества к ним может со временем меняться. Неприятие — чувство в высшей степени субъективное, никогда не знаешь, когда оно возникнет. Не говоря уже о том, что установить строгие правила, регулирующие действия, которые вызывают неприятие и отвращение, очень сложно.

Чаще всего сделки не квалифицируются как неприемлемые, а бывают даже защищенными, если при их заключении не предусматривается передача денег из рук в руки. Подобные случаи стоит рассмотреть подробнее, поскольку они проливают свет и на общественное неприятие как таковое, и на различные виды рынков и отраслей, для которых можно (а иногда, напротив, нельзя) разработать дизайн, позволяющий удовлетворять разные потребности их участников.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration