«Братья-мусульмане» — самая известная исламо-фундаменталистская организация в арабском и не только арабском мире. Ее история очень интересна: она возникла в 1928 году как кружок молодых верующих, которые на тот момент имели учительские дипломы, лидером этого кружка стал Хасан аль-Банна, очень колоритная для своего времени личность. Он получил великолепное богословское образование, что естественно, но также и прекрасное светское. Он окончил педагогический институт Дар аль-Улюм, слушал лекции в аль-Азхаре. И он, видя, в каком положении находятся арабский мир и Египет в 20-х годах после Первой мировой войны, пришел к идее создания организации «Братья-мусульмане».

1. Египет 1920-х годов

Сейчас, конечно, это выглядит смешно, но на полном серьезе представители протестантских организаций на своих многочисленных съездах и встречах обсуждали вопрос о том, как им обратить в христианство коренное население Египта. Сейчас мы понимаем, что они не могли этого сделать, но такая угроза была. В Египте 20-х годов было две категории людей: белые люди и все остальные. Последние выполняли функции либо низших чинов полиции, либо слуг, либо привратников. А реально все контролировали англичане, державшие в стране свои войска и отвечавшие за ее защиту в случае внешней угрозы. И это несмотря на то, что с 1923 года Египет номинально независимое государство — конституционное королевство. Вот эта британская бесцеремонность и побудила Хасана аль-Банну возродить Египет через ислам.

2. Пути возрождения Египта

Было два пути, и, собственно говоря, трагедия современного Египта базируется на противоречии светского национализма и исламского фундаментализма. Существовало и существует до сих пор два пути возрождения величия Египта. Это путь светского национализма, который последовательно пытались реализовать Гамаль Абдель Насер, Анвар Садат, Мубарак.

Рекомендуем по этой теме:
Видео
1899 35
Новейшая история Египта

И второй путь, из которого исходил Хасан аль-Банна и его сторонники: они считали, что египтяне в первую очередь мусульмане, что именно ислам сделал египтян египтянами и именно благодаря исламу Египет является Египтом. И поэтому, чтобы возродить Египет, нужно возродить ислам. Как это сделать? Нужно избавить ислам от всяких ошибок и наслоений. Поэтому на первых порах ассоциация «Братьев-мусульман» таких грандиозных целей, как захват власти, себе не ставила, а ставила на просвещение. Но все влиятельные политические силы более поздних времен начинали именно с этих целей. Они просвещали людей, учили их правильному исламу, учили их бороться с неправильными исламскими обрядами.

3. Личность Хасана аль-Банны

Важный момент, о котором у нас мало говорится, связан с тем, что Хасан аль-Банна был бессребреником. То есть человек, руководивший к моменту своей гибели мощной организацией, которая располагала десятками миллионов долларов и у которой были боевики, наводящие ужас (хотя была версия, что Хасан аль-Банна был против создания секретного аппарата), был простым учителем в одной из александрийских школ. Это был человек, который обошел практически все египетские деревни; те, которые он не обошел, обошли его сторонники. Сейчас, когда говорят про силу «Братьев-мусульман», забывают, как эта сила ковалась — она ковалась мягким диалогом, обсуждением.

4. Особенность «Братьев-мусульман»

С ростом организации начали возникать проблемы. Те «Братья-мусульмане», о которых мы в последнее время говорим, начали формироваться в 30–40-х годах. При этом вплоть до 2011 года это была не партия, а общественно-политическая организация, то есть номинально они не могли участвовать в выборах. Они, конечно, участвовали в выборах в парламент на всех уровнях, но формально шли как независимые.

Важным секретом устойчивости «Братьев-мусульман» является вовсе не их военная организация. Многие «братья-мусульмане» считают, что она навлекла на них много бед. Самого Хасана аль-Банна убили в отместку за убийство Махмуда Фахми аль-Нукраши, премьер-министра Египта. Его застрелили в 1948 году, а в начале 1949 года был убит сам Хасан аль-Банна, и его, как считается, расстреляли сотрудники королевской охраны. Сила их была как раз не в боевиках, а в том, что «Братья-мусульмане» создали то, что я называю «параллельной вселенной», «параллельным обществом». У них были свои предприятия, продукция которых позволяла зарабатывать им большие деньги, у них была своя сеть школ, соцобеспечение.

C 1945 по 1948 год, еще при жизни Хасана аль-Банна началась очень интересная политика, когда власти формально все больше склонялись к курсу борьбы с «Братьями-мусульманами», но сквозь пальцы смотрели на то, что «братья-мусульмане» подменяют государственных служащих в отдаленных районах, занимаются социальной работой среди населения. Государство ничего не делало, потому что иначе люди взбунтуются. А на словах с «Братьями-мусульманами» очень боролись.

Их сила кроется не в оружии, а в слове и деле. «Братья-мусульмане» — это не только те люди, которые дерутся с полицией на улицах Каира, Александрии и других крупных городов. Основная масса «Братьев-мусульман» — это соцработники, учителя, медики, которые сверх своей нагрузки помогают людям. Это объясняет, почему 13 миллионов египтян проголосовали за них. Можно, конечно, объяснять это их неграмотностью, но они поддерживают «Братьев-мусульман», потому что те их поддерживают. Конечно, мы помним легендарный их лозунг, дошедший до нас через их тунисских товарищей, что «наша цель — Коран, наш президент — Аллах, умереть на пути Аллаха — счастье». Кстати, эмблему «Братьев-мусульман» — Коран под сенью перекрещенных сабель — многие трактуют как соединение слова и дела. Некоторые указывают, что это изначально была эмблема боевой организации, хотя она возникла уже в 40-х годах, и, по одной из версий, Хасан аль-Банна не одобрил это создание, но и не препятствовал этому так называемому «секретному аппарату».

Первоначально этот секретный аппарат, боевики, боролись с английским засильем в зоне Суэцкого канала, и это было на руку официальным египетским властям, потому что им самим не хотелось ввязываться в противоборство с англичанами, они всё представляли как народную борьбу, так, собственно, и было. Но, как только был убит аль-Нукраши, ситуация изменилась. Убили Хасана аль-Банна, и началось достаточно сильное противоборство, причем формально казалось, что власти побеждают, множество людей было посажено в тюрьмы.

5. Идеологические расхождения

Интересный момент: в 1952 году, когда Гамаль Абдель Насер пришел к власти, «Братья-мусульмане» на первых порах его поддержали. Они несколько месяцев пытались сотрудничать с режимом, но Насер их отстранил от власти. После неудачного покушения на Насера в 1954 году (по одной из версий, он сам подстроил это покушение, по другой версии, его действительно хотели убить «Братья-мусульмане»), 6000 «братьев-мусульман» попали в тюрьмы. Среди них был Сейид аль-Кутб. Это вторая икона после Хасана аль-Банны в движении «Братьев-мусульман», но очень специфическая. Половина «братьев-мусульман» его любит, половина ненавидит. Незадолго до своей смерти он написал практически автобиографическое произведение «В тени Корана» в стиле «Майн кампф», где призвал всех истинно верующих бороться за свержение джахилийских режимов и установить истинно правоверный режим.

Рекомендуем по этой теме:
Видео
10681 2
«Братья-мусульмане»

Идеальное государство с точки зрения исламистов, как полагают практически все исследователи, — это своего рода копия мединской общины Пророка, поэтому возникают большие проблемы. Одни считают, что, беря за основу мединскую общину Пророка, нужно адаптировать ее к современным реалиям (интернету, телевидению и так далее). Другие считают, что это все от сатаны, хотя они это используют, но пытаются запретить. «Братья-мусульмане», за что их часто критикуют радикалы, отказались от «единственно верного пути» — решительной борьбы с неверными режимами. И сейчас они находятся на перепутье. Часть их призывает своих братьев к вооруженной бескомпромиссной борьбе с правительством методом джихада по образцу Алжира 1990-х годов, но есть и другой вариант — остаться в легитимном правовом поле и продолжать пытаться вернуться к власти.

6. Будущее «Братьев-мусульман»

История «Братьев-мусульман» не завершена, они еще внесут свой вклад в жизнь Египта и египтян. Другое дело, мне кажется, что те цели, которые они ставят, нереалистичны. Но, как это ни парадоксально, умеренные «братья-мусульмане» могут быть полезны, создавая конкуренцию государству и другим партиям, они могут заставить их действовать еще лучше. Проблема в том, что у «Братьев-мусульман» нет конкурентов на политическом поприще, они в разы сильнее всех остальных политических сил. У них единственный конкурент — военные. И вопрос, согласятся ли военные сохранить «братьев-мусульман» в политическом поле, сделать из них со временем европейскую политическую партию и конкурировать с ними, или все закончится алжирским вариантом, до сих пор весьма насущный. И при этом надо помнить, что сила «Братьев-мусульман» не в оружии, а в слове и деле, в том, что они помогают огромному количеству людей, но одновременно и портят жизнь других, вводя жесткие запреты на то, что, с их точки зрения, противоречит канонам ислама. Поэтому часть египетского общества за них, часть — решительно против.