Перформативность — это очень интересное свойство некоторых языковых выражений, которое было открыто английским философом Джоном Лэнгшоу Остином. Его знаменитая работа называется «Слово как действие».

1

Остин заметил, что есть такие языковые выражения, которые не описывают действительность, а сами по себе являются действиями. Например, когда я говорю «Я вас поздравляю», или «Я отказываюсь», или «Я требую», или «Объявляю вас мужем и женой», тем самым я не рассказываю о каких-то своих действиях, а я их и совершаю. Вот я говорю: «Поздравляю!», и только в шутку можно на это ответить: «Ну, давай, поздравляй!». Потому что, сказав «поздравляю», я тем самым уже как раз и поздравила. Перформативное употребление языковых выражений отличается от так называемого дескриптивного, то есть описательного. Когда мне кто-то звонит по мобильному телефону, а я говорю: «Подожди, я как раз сейчас поздравляю бабушку с днем рождения», — это, естественно, я описываю свои действия, а не совершаю их тем самым.

Падучева Е. В., Тема языковой коммуникации в сказках Льюиса Кэрролла, в кн.: Семиотика и информатика, в. 18, М., 1982

2

Подобных выражений, которые могут употребляться перформативно, в языке довольно много. Чаще всего они представляют собой глагол в единственном числе первого лица. Разумеется, совершая действие, человек, скорее всего, скажет «поздравляю», «требую», «отказываюсь» и так далее, но необязательно. Можно, например, сказать: «Пассажиров просят пройти на посадку». И это тоже будет просьба, но глагол у нас здесь представлен в форме третьего лица множественного числа. Или, например, есть такое замечательное употребление слова «просьба»: «Нашедшего кошелек просьба вернуть на вахту». Совершенно дикое с точки зрения синтаксиса употребление, но тем не менее так говорят. И это выражение и представляет собой просьбу.

Рекомендуем по этой теме:
10341
Перформативность

Новое в зарубежной лингвистике, в. 16. Лингвистическая прагматика, М., 1985

3

Естественно, что язык довольно прихотлив и избирателен в употреблении перформативов. Например, глагол «умолять» может употребляться перформативно. Я могу сказать: «Я вас умоляю», и это и будет как раз само умоляние. Глаголы «упрашивать» или «уговаривать», очень похожие на «умолять» по значению, так употребляться не могут. То есть я, конечно, могу сказать: «Я вас упрашиваю», но это не будет актом упрашивания. Или «Я вас уговариваю». Это будет, например, рассказом: «Я тебя уже два часа уговариваю», — так сказать можно. Но «Я вас уговариваю» в качестве уговаривания сказать невозможно. И это, конечно, нам, лингвистам, особенно интересно. Как ведут себя отдельные слова в смысле их возможности выступать в роли перформативов.

Новое в зарубежной лингвистике, в. 17. Теория речевых актов, М., 1986

Остин Дж. Л. Слово как действие. — В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVII. — М., 1986

4

Важное свойство перформатива состоит в том, что он не подвержен истинностной оценке. Например, я говорю: «Я вам это обещаю». Можно не поверить моему обещанию, можно не поверить, что я это сделаю, но нельзя его опровергнуть, нельзя сказать: «Нет, ты не обещаешь». Я сказала «обещаю» — и тем самым пообещала. Ещё есть такая перфомативная формула: «Я вас убедительно прошу». Не просто прошу, но еще и убедительно. Человек как бы сам оценивает степень убедительности своей просьбы. Со свойством перформативности связано очень много разных историй из функционирования языка. Ну, например, был однажды такой случай: ко мне обратился за лингвистической экспертизой один человек, у которого возник конфликт с его контрагентами по бизнесу. Суть конфликта была такова: они прислали ему письмо со словами, что «на основании того-то и того-то считаем наш договор расторгнутым». Он же пришел и просил меня доказать, что договор сохраняет свою силу. Почему? Потому что, он сказал, это же они написали просто, что они «считают». Значит, это просто их субъективное мнение, а на самом деле договор вовсе не расторгнут. Тут мне пришлось его огорчить, объяснив ему, что формула «в связи с этим считаем договор расторгнутым» является перформативной формулой и представляет собой, безусловно, акт расторжения договора. Он страшно сердился, устроил большой скандал в институте и удалился со словами «я пойду выше».

Сёрль Дж., Природа интенциональных состояний, в кн.: Философия, логика, язык, пер. с англ. и нем., М., 1987

5

Еще некоторые глаголы ведут себя нетривиальным образом, например, глагол «дарить». Может ли он употребляться перформативно? Это сложный вопрос. Моя подруга однажды рассказала мне такую историю. Ее свекровь как-то ей сказала: «Я дарю тебе свою песцовую шубу». Я говорю: «И что?». А она отвечает: «И что? Ничего. Я же не могу пойти сама взять шубу в шкафу и унести. Если она хотела подарить, должна была положить в пакет, дать в руки и сказать: вот, дарю». Глагол «дарить» не является перформативом в таком стандартном употреблении: чтобы подарить, еще недостаточно сказать «дарю». Но в каких-то необычных, образных употреблениях глагол «дарить» может употребляться как перформатив. Например: «Я дарю тебе этот прекрасный вечер», «Я дарю тебе это озеро». Тем самым акт вот такого символического дарения уже совершен. В песне: «Ты узнаешь, что напрасно называют Север крайним, ты увидишь — он бескрайний, я тебе его дарю», сказав это, автор тем самым подарил.

Vendler Z., Say what you think, вкн.: Studies in thought and language, Tucson, 1970

6

В связи с употреблением перформативов возможна языковая игра, какие-то смешные шутки, основанные на этом свойстве языковых единиц. Когда-то был знаменитый диалог, который исполняли Карцев и Ильченко, по поводу диспута. Они пытались устроить какой-то диспут. И там, в частности, был такой фрагмент: «Аргументируйте?» «Аргументирую!» — отвечает другой человек. Это, конечно, ужасно смешно, потому что глагол «аргументировать» не может употребляться перформативно. Если, например: «Вы подтверждаете?» «Я подтверждаю», — это нормально, говоря «подтверждаю», человек тем самым подтверждает. Говоря «аргументирую», он никак ничего не аргументирует. Был однажды другой случай. Один известный журналист рассказал в своем блоге такую историю. Он получил приглашение на инаугурацию и решил ответить отказом. И процитировал свое письмо, в котором написал: «Я не буду присутствовать. Отговариваюсь занятостью». Это, конечно, была языковая игра. Глагол «отговариваться» никак не может употребляться перформативно, это дескриптивный глагол, то есть, когда мы говорим, что человек отговаривается, это значит, что он приводит какие-то ненастоящие причины, какие-то такие несерьезные, а настоящие причины у него более глубокие. И журналист в порядке языковой игры употребил здесь глагол «отговариваться» перформативно, желая подчеркнуть, что он даже не хочет слишком искать объяснений и доводы.

Sadock J., Toward a linguistic theory of speech acts, N. Y., [1974]

Syntax and semantics, v. 3, Speech acts, N. Y., [1975]

7

Свойство перформативности очень, безусловно, интересно, но надо заметить, что, по-видимому, оно в языке представлено более широко, чем это описывается в классических работах. В частности, была статья лингвистки Лидии Иорданской, которая называлась «Перформативные глаголы и риторические союзы». Она обратила внимание на то, что некоторые союзы ведут себя не так, как другие. Например, она рассматривает союз «раз». Фраза какая-нибудь такая: «Раз я тебя пригласил, то я и заплачу». Эта фраза примерно синонимична фразе «Я заплачу, потому что я тебя пригласил». Но совершенно очевидно, что есть очень важное различие. Когда человек употребляет союз «потому что», он просто констатирует наличие некоторой причинной связи в жизни. Когда же человек говорит «раз я тебя пригласил», он как бы на наших глазах устанавливает причинную связь, и тем самым этот риторический, как она сказала, союз в чем-то похож на употребление перформативного глагола. Тем, что здесь языковая единица не то чтобы описывает действительность, а как бы формирует ее. И это наблюдение сулит нам в будущем очень много еще интересных открытий.

Speech act theory and pragmatics, Dordrecht, 1980