Каким образом советская власть использовала статистику? Как существующие статистические данные противоречили государственным установкам и задачам? Каковы были последствия политики секретности? На эти и другие вопросы отвечает историк Ален Блюм в рамках проекта Serious Science, созданного командой ПостНауки.

Для большевиков, особенно начиная со сталинского периода, статистика была не только инструментом, чтобы управлять экономикой и обществом. Она была способом ориентации и ведения экономики даже тогда, когда ее направляли к заведомо невыполнимым целям. Но также статистика была и инструментом пропаганды. Она должна была показать, что Советский Союз — прекрасная страна, что дела там идут хорошо. Статистика помогала развивать эту пропаганду. Позже, конечно, вскоре после коллективизации, которая, вероятно, была главной ошибкой советской власти, из-за расхождений между наблюдаемыми результатами и желаемыми начались конфликты между учеными, собирающими статистические данные, и государственным аппаратом. Политическая верхушка категорически не принимала цифры, которые демонстрировали их провалы. Показательным примером здесь можно назвать момент, когда статистики «обнаружили» голод на Украине. Что они могли сделать? Они честно предоставили полученные данные. Они не говорили о голоде, потому что это было запрещено, но они предоставили цифры, которые были доказательством провала политики всего периода. После этого, в 1937 году, они провели перепись, и ее результаты снова показали ту же катастрофу. Конечно, результаты переписи не были приняты лично Сталиным, и это стало началом большой чистки статистического аппарата, поскольку для Сталина такие результаты переписи означали не плохую работу системы, а плохую работу статистиков.

Во времена Хрущева и Брежнева статистика не потеряла своей значимости, поскольку страна продолжала жить по законам плановой экономики и сохраняла научный подход к правлению. Опять же, статистические исследования проводились для того, чтобы отобразить не реальность, а желаемые успехи. Помимо того, развивалась политика секретности, что в корне противоречит идее о том, что статистику можно использовать, чтобы изменить общество. В СССР все статистические данные были засекречены: опубликованы могут быть только «хорошие», а «плохие» доходить до населения не должны были ни в коем случае.

Хорошо известно, что социальную проблему можно решить, только если обсуждать ее открыто. Статистика может быть очень полезна в этом отношении, но только в случае, когда она полностью открыта. Из-за ее засекречивания и того, что обсуждения проблем проводятся только в рамках малого круга людей, она никак не повлияет на население, и такая проблема, например, как высокая смертность, продолжает существовать. Социальные проблемы нельзя решить, если они не обсуждаются открыто всем обществом. Это показывает, что статистика может быть как инструментом решения проблем общества, так и способом их скрыть, поскольку государство рассматривает ее как орудие пропаганды и демонстрацию только того, что оно хочет показать, вместо реального положения вещей.

Источник видео: Serious Science