Совместно с «Издательским домом Высшей школы экономики» мы публикуем отрывок из известной книги «Политика у шимпанзе. Власть и секс у приматов» профессора кафедры психологии Университета Эмори Франса де Валя. В приведенной главе автор анализирует половое поведение исследуемой им группы приматов, их ритуалы ухаживания и отношение к отцовству и материнству.

Некоторые посетители зоопарка уходят в смятении, уводя за собой детей, когда видят, как шимпанзе занимаются сексом. Другие начинают смеяться и проводят многозначительные сравнения, тогда как какая-то другая группа может просто наблюдать сцену в неловком молчании. Секс никого не оставляет равнодушным. Раздувшиеся половые губы самок сразу же привлекают внимание. Хотя посторонним трудно в это поверить, мы настолько привыкли к набухшим розовым задам самок, что больше не считаем их гротескными, а у некоторых самок, например, Амбер и Гориллы, они нам кажутся даже красивыми и элегантными. Зрители, однако, считают их отвратительными и обычно принимают за хронические нарывы. Как-то раз одна женщина даже заявилась в приемную зоопарка с целью предупредить нас о том, что у нас живет обезьяна с ужасной красной головой. Несомненно, одна из самок какое-то время стояла в этот день на голове, триумфально подняв в воздух набухшие гениталии. Для самки в течке это вполне обычное поведение.

Самцы крайне заинтересованы самками с набуханием половой кожи. Здесь Лёйт осматривает Маму

Долгое время обезьяны традиционно представлялись в виде похотливых сатиров, прожигающих жизнь в извращениях и грехе и сравнимых с людьми, изображенными на картине Иеронима Босха «Сад земных наслаждений». Неспроста старое латинское название шимпанзе — Pan satyrus. У этой человекообразной обезьяны из джунглей была даже репутация насильника человеческих женщин. Эта стародавняя тема использовалась и в фильме «Кин-Конг», в котором изображена горилла. Все эти истории о похищении людей и изнасиловании — не более чем литература ужасов; только обезьяны, выросшие среди людей, могут демонстрировать определенный сексуальный интерес к ним. А обезьяны, живущие в своей собственной среде, далеко не распущены. Половые контакты у них подчиняются точно определенным правилам. Шимпанзе не известны исключительно моногамные пары, однако их сексуальная жизнь не является совершенно беспорядочной.

Рекомендуем по этой теме:
38311
Главы | Если бога нет

Нижеприведенные цифры показывают, что половую активность наших шимпанзе нельзя назвать неконтролируемой. У самок шимпанзе средний менструальный цикл составляет тридцать пять дней, и их гениталии полностью раздуты в течение примерно четырнадцати дней. Когда самки находятся на привлекательной фазе своего цикла, частота спаривания из расчета на взрослого самца составляет в среднем одно в пять часов. Это означает шесть спариваний в восьмичасовой день для самки, поскольку в нашей колонии четыре самца. Это частота спаривания для взрослых самок, исключая Пёйст (которая отказывается от них); в случае самок-подростков частота спаривания более чем в полтора раза выше. Дело не в том, что они привлекательнее; напротив, самцы больше всего интересуются именно зрелыми самками. Просто соперничество между самцами за контакт со взрослыми самками ограничивает частоту половых актов с ними.

Три самца идут за возбуждающей самкой, стараясь ни на мгновение не терять из виду друг друга. Альфа-самца Никки можно узнать по его шерсти, которая стоит дыбом, а самку — по ее набуханию

Спаривание происходит с вышеописанной частотой лишь в тех случаях, когда у самки течка. Как только набухание в ее генитальной области спадает, самцы теряют интерес. Бывают также длительные периоды, когда цикл самки останавливается или становится крайне нерегулярным (во время беременности, которая длится семь с половиной месяцев, а также в трехлетний период кормления грудью). В колонии, где рождается большое число младенцев, например, в нашей, это означает, что у взрослых обезьян порой месяцами не бывает ни одного полового акта.

Неверно было бы говорить, что в жизни группы господствует секс, однако это не означает, что он неважен. Например, взрослые самцы могут днями отказываться от еды, если у одной из самок течка. Когда я вижу обезьян-самцов по утрам в их спальном помещении, в их глазах можно прочитать возбуждение. У них алчный вид, который можно заметить и тогда, когда у них, например, появляется что-то особенно вкусное. Очевидно, что они предвкушают удовольствия грядущего дня.

Ухаживания и совокупления

Ухаживания среди взрослых шимпанзе почти всегда инициируются самцом. Он встает от самки в течке на небольшом расстоянии, примерно в 1–20 метрах. Садится с прямой спиной и широко расставленными ногами, чтобы его эрекцию было легко заметить. Его длинный и тонкий пенис розового цвета, поэтому его хорошо видно на фоне темной шерсти. Иногда он быстро дергает пенисом вниз и вверх, за счет чего еще больше привлекает к нему внимание. Во время демонстрации своей мужественности самец поддерживает себя, опираясь руками сзади, и толкает тазом вперед. Если самка сидит к нему спиной, он привлекает внимание несколькими мягкими похрюкиваниями. Глухая самка Кром не реагирует на этот сигнал, так что самцу приходится бросать в нее камешки, топать ногами по земле или бить по ветви дерева, где она сидит. Далеко не всегда самка удостаивает самца вниманием, но если она все же бросает взгляд в его сторону, самец тут же раскрывает руки и разводит их перед собой приглашающим жестом. Если самка принимает приглашение, она припадает к земле, так что ее набухшие гениталии оказываются между его ног. Самец хватает самку за плечи и осторожно вводит в нее свой пенис. Само совокупление длится менее четверти минуты и заключается в нескольких глубоких и мощных толчках. Все это время самка неподвижно лежит на животе. Обычно лица любовников почти ничего не выражают, однако молодые самки иногда издают высокий крик в момент оргазма. Лишь изредка самка поворачивает голову, так что они смотрят друг на друга.

Лёйт (слева) кладет руку на спину Ор, после чего она приседает, приготовившись к совокуплению

Никаких особых отклонений от этой стандартной схемы в нашей колонии не наблюдалось до тех пор, пока Амбер и Ор не достигли половой зрелости. Они продемонстрировали столь устойчивые предпочтения в выборе партнеров, что их можно было бы даже назвать влюбленностью, и они оказались настолько ненасытны, что часто буквально изматывали своих партнеров. Амбер сильно влекло к Никки. Когда они занимались грумингом, они прижимались друг к другу, а когда увлекались сексуальными играми, последние проходили вдали от группы. Тем самым они избегали беспокойств, которые им могла причинить Ор или же детеныши шимпанзе, которых буквально тянет к сексу. Ор часто подбегала к Амбер на двух ногах, угрожающе размахивая руками и явно стремясь прервать ее спаривание с Никки. В другие моменты она быстро подставлялась Никки — точно так же, как уже собиралась сделать Амбер. Ее вмешательства сократились лишь после того, как у нее сложились собственные интимные отношения с Дэнди. Две этих пары доказали своими ласками, объятиями и увлеченностью, что шимпанзе способны играть с сексом. Наиболее отчетливо это проявилось в так называемых сексуальных танцах.

Обычно Амбер толкает Никки, и вместе они находят спокойное местечко. Там Никки приглашает ее к спариванию, однако Амбер приседает слишком неглубоко, так что совокупление не может произойти. Она уклоняется и начинает подпрыгивать в его сторону, надув губы и стоя в нескольких метрах. Иногда она устремляется к Никки и подставляется ему, но тотчас снова отскакивает. Затем она вытягивается к нему, стоя на двух ногах, широкими жестами чешет себя и в то же время подходит к нему на несколько шагов. Этот паттерн приближения, садки, движения и уклонения чем-то похож на танец, причем даже в большей степени в тех случаях, когда к нему присоединяется Никки, устремляясь к ней галопом и делая несколько диких прыжков. Схема движений может повторяться до пятнадцати раз и заканчивается совокуплением.

Ор, совокупляясь с Никки, кричит в момент оргазма

У подростков инициативу чаще проявляют самки. Самка хочет всего и сразу, требуя от самца столь многого, что часто он не может ее удовлетворить. Когда он достигает такого момента, на мгновение он может засунуть палец во влагалище подставляющейся ему самки. Обычно он ее потом избегает. И Амбер, и Ор, похоже, не желали мириться с пределами потенции своих партнеров. Если молодая самка приглашала партнера спариться с ней, но получала отказ, она порой возвращалась к нему через какое-то короткое время, раздвигала ему ноги и осторожно трогала пенис. Иногда он был вялым, но часто его вообще не видно, поскольку шимпанзе могут прятать пенис в кожной сумке. Если эта настойчивая ласка гениталий повторяется слишком часто, самцу становится неприятно, и он уходит от своей подруги. В этих случаях самка может с отчаянными криками броситься в истерике на землю или же побежать за ним, плача и скуля, пока он не успокоит ее, оседлав на короткое время (без эрекции).

Предпочтения Амбер и Ор, отданные соответственно Никки и Дэнди, ограничивались периодами их течки, т. е. их отношения были по своей природе сексуальными, но не представляли собой реальное образование пар, поскольку не исключали других контактов. Два самца регулярно спаривались и с другими самками, тогда как отзывчивость двух молодых самок распространялась и на других самцов и детенышей мужского пола. Но по своей воле они предпринимали инициативы только с избранными самцами и только с ними исполняли свои «сексуальные танцы». В последние годы эти явления постепенно затухали. Вероятно, сексуальная оживленность такого вида характерна лишь для молодняка, а позднее она отражается лишь в слабых предпочтениях. У более взрослых обезьян часто наблюдаются предпочтения при выборе половых партнеров, как в нашей группе, так и среди диких шимпанзе. Это одна из причин, по которой нельзя считать, будто шимпанзе живут совершенно беспорядочной половой жизнью. Другая — регуляционное влияние иерархии самцов на половую активность.

Рекомендуем по этой теме:
45328
FAQ: Мышление животных

Одна из студенток, работавших со мной, Мариетт ван дер Вель, изучала предпочтения в выборе партнеров и расцвет сексуальности Амбер в 1977 г. Мариетт также изучала странную форму поведения у маленьких детенышей и подростков, которая в литературе по приматологии известна как сексуальное притеснение. Когда взрослые занимаются спариванием, к ним устремляется молодежь. Молодые обезьяны прыгают на спину самки, отталкивая партнера, трогая его или же протискиваются между партнерами. Они также бросаются в них песком или же, несмотря на свои размеры, устраивают устрашающие демонстрации. Открытая агрессия по отношению к паре встречается крайне редко. В наиболее серьезном из известных мне случаев Фонс укусил Никки за яички, когда тот взобрался на его мать Франье. В результате совокупление сразу же было прервано. Но в основном подобные вмешательства не являются враждебными, а иногда выглядят даже вполне по-дружески. Однако они явно мешают сексуальным контактам. Если принять во внимание то, что детеныши мешают половине всех совокупляющихся пар и примерно четверть их вмешательств приводит к прерыванию совокупления, неудивительно, что самцы нередко прогоняют детенышей, пусть даже отчасти в шутку, перед тем как начать заигрывать с самкой в течке. Однако детеныши напоминают надоедливых мух: они снова и снова возвращаются. Кажется, что малышей магнитом тянет к сексуальным контактам взрослых.

Сексуальный танец Амбер перед Никки, который завершается совокуплением

Почему это происходит? Легко дать психологическое объяснение: детеныши просто ревнуют. Но, сколь бы убедительным оно ни казалось, оно все же недостаточно. Я не буду отрицать то, что они ревнуют, поскольку шимпанзе и правда крайне ревнивые создания, однако за этим сексуальным притеснением должна скрываться определенная цель, иначе социальная жизнь становится напряженной и полной конфликтов безо всякой на то необходимости. Со времен Дарвина биологи верят в функциональность. Анатомия, физиология, внешний вид и поведение животных эволюционировали в определенном направлении не без причин. Характеристика, негативные аспекты которой перевешивают позитивные, не будет передаваться от одного поколения к следующему. В чем же тогда польза сексуальных притеснений? Одна теория утверждает, что молодые шимпанзе пытаются не дать своей матери слишком быстро снова забеременеть, чтобы отложить появление следующего брата или сестры. Если им это удастся, они смогут дольше пользоваться молоком и заботой матери, она будет дольше их носить. Детеныши не знают, почему они действуют именно так, а не иначе. Предполагается, что сексуальные притеснения являются врожденной реакцией, которая удлиняет период кормления детенышей грудью, а потому и их шансы на выживание.

Когда Фонс впился зубами в мошонку Никки, я думал, что Никки в ярости набросится на него, однако этого не произошло. Он потер раненое место и посмотрел на Фонса, но не стал его наказывать. Шимпанзе удивительно терпимы по отношению к маленьким детенышам. Это, вероятно, объясняется тем, что агрессия в этом случае может вернуться к ним бумерангом. Как только самец начинает угрожать малышам, которые притесняют его вместе с его подругой, самка набрасывается на него с криками, даже если ее саму застали в момент совокупления. Несомненно, что после подобного инцидента ему придется некоторое время мириться с тем, что она будет игнорировать его приглашения.

Точно так же, как защитная реакция самки сокращается по мере взросления детей, падает и толерантность самца. Этот процесс начинается тогда, когда детенышам исполняется около четырех лет. И если до этого возраста самцы тискают детенышей и прогоняют их лишь в шутку, то с более взрослыми детенышами они ведут себя агрессивнее; самец угрожающе лает на подростков, ожидая, что они будут сторониться привлекательной самки и не создадут никаких проблем. Если они не сразу повинуются ему, то он вполне способен проучить их. Взрослый самец может укусить их за руку или за ногу, а иногда даже пустить кровь. Жестокость наказания и применяемые техники драки (типичные для мужских боев) указывают на то, что подростки рассматриваются уже не как «досадная помеха», а как возможные соперники. Все старшие детеныши в нашей колонии — самцы, и они сексуально активны, хотя еще и не достигли половой зрелости. Только в сексуальном контексте с ними обращаются столь грубо. Это помогает им понять жесткие правила мира взрослых самцов еще в начале своего пути. Ясно, что самые старшие из детенышей уже выучили урок и не осмеливаются приближаться к самке в течке без должных предосторожностей.

Пока Франье спаривается с Никки, Фонс, ее сын, подходит к ним, обнимает обоих и целует Никки. Ваутер (слева) реагирует тем, что возбужденно прыгает вокруг них и ухает

Самцы становятся сексуально активными в молодом возрасте. Амбер «спаривается» с Ваутером, а Фонс (слева) отвечает на это устрашающими жестами. Среди взрослых самцов это привело бы к серьезному конфликту, но здесь это все еще пока лишь игра

Когда эти молодые самцы достигнут через несколько лет периода полового созревания, мы столкнемся с проблемами инбридинга. Сыновья смогут спариваться с матерями, а потом, когда созреют самки, братья — с сестрами, а отцы — с дочерьми. Мы пока еще не знаем, какие меры надо будет предпринять. Возможно, проблема не окажется слишком серьезной. Есть надежные данные, указывающие на то, что шимпанзе сами стремятся избегать инцеста. И хотя некоторые антропологи считают человеческое табу на инцест продуктом культуры и даже «наиболее важным шагом вперед» по сравнению с поведением животных, биологи скорее полагают, что оно является законом природы, который пропитал собой все культуры. В 1980 г. Анн Пьюзи опубликовала некоторые важные данные о диких шимпанзе в Гомбе-Стрим. Похоже, что половая активность между братьями и сестрами там чрезвычайно низка, а спаривания матери и сына вообще никогда не наблюдали. Молодых самок очень привлекают незнакомые самцы, которых они ищут за пределами своего сообщества. После спаривания они, забеременев, либо возвращаются в свое сообщество, либо остаются в новом. Самки с осторожностью принимают партнеров из своей собственной группы. Анн Пьюз пишет: «Четыре самки часто с криками убегали от самцов своей группы, которые по возрасту могли быть их отцами, когда те делали им сексуальные предложения, но при этом они с готовностью откликались на ухаживания более молодых самцов в тот же самый период, подставляясь им и спариваясь с ними». Молодые самки не могут знать, кто их отец, однако они избегают оплодотворения возможными отцами, отказываясь спариваться со старыми самцами, которые им знакомы.

Тарзан повзрослел, когда на своем горьком опыте узнал, у кого есть сексуальные привилегии, а у кого нет. Никки зажал его ногу своими зубами и крутит его туда-сюда

Влечение Амбер и Ор к двум самым молодым самцам в нашей колонии соответствует этой схеме, однако реальная проверка механизма уклонения от инцеста сможет состояться только через несколько лет. На данный момент самцы-подростки «спариваются» с каждой самкой, которая позволяет им делать это, даже с собственными матерями. Но одна из матерей, Тепел, не терпит такого поведения. В период течки она отказывается «спариваться» со своими сыновьями Ваутером и Тарзаном. Она отталкивает их, когда у них появляется эрекция, однако позволяет другим детенышам сделать попытку. Интересно посмотреть, будут ли различия в воспитании, которым разные матери занимаются по-разному, отражаться в более поздних отношениях матерей и сыновей.

Амбиция и отцовство

В мире животных сексуальное соперничество самцов встречается на каждом шагу. Даже сладкоголосая песня самца соловья — пример этой тяжелой борьбы. Его песня предупреждает других самцов, чтобы они держались подальше от его территории, и привлекает самок. Формирование территорий — один из способов разграничения прав на продолжение рода; другой такой способ — формирование иерархии. Существует вполне определенная связь между властью и сексом; ни одну социальную организацию невозможно верно понять, не зная сексуальные правила и то, как осуществляется забота о потомстве. Даже такой всем известный краеугольный камень нашего общества, как семья, является, по существу, единицей полового воспроизводства. Зигмунд Фрейд, размышляя об истории этой единицы, придумал «первобытную орду», где наши праотцы подчинялись одному-единственному вождю, который ревниво охранял свои половые права и привилегии, не разделяя их ни с кем другим. Этот ревнивый, но харизматичный мужчина, Отец, был в конечном счете убит своими собственными сыновьями, которые разрезали его на куски. Позже возникла новая форма групповой жизни, во главе которой также стоял мужчина, однако эта новая группа была лишь тенью прежней, поскольку «в ней было много отцов, и каждый был ограничен правами других». По Фрейду, мы так и не сумели до конца избавиться от этого образа всемогущего отца, поэтому он продолжает жить в наших табу и религиях.

Когда я наблюдаю за шимпанзе в Арнеме, у меня иногда возникает ощущение, что я изучаю первобытную орду Фрейда, словно бы машина времени переместила меня в доисторические времена, чтобы я мог исследовать сельскую жизнь наших предков. Они все еще согласны с droit du seigneur(право первой ночи) — одним из ныне забытых продуктов западной культуры. Когда Йерун был альфа-самцом, он один отвечал примерно за три четверти всех спариваний. Если не считать половых актов с молодыми самками (которые вызывают не так много соперничества), его доля доходила почти до 100%. Секс был его монополией в группе. Эта ситуация изменилась, когда Лёйт и Никки восстали против него. Йеруна не разорвали на части, но после этого он уже никогда не смог вернуть себе прежнюю долю половой активности. Кроме того, ни один другой самец не оказался достаточно сильным, чтобы монополизировать самок в течке в той же мере, в какой это удавалось Йеруну в его лучшие времена. С другой стороны, спаривания в период, когда вожаком был Никки, все же не распределялись равномерно между четырьмя самцами группы. Во времена сразу после падения Йеруна сексуальные контакты доставались Никки и прежде всего Лёйту. Доля Йеруна начала расти снова лишь тогда, когда Лёйта сместили (Йерун и Никки), а нового пика она достигла в первый год лидерства Никки; в то время показатель Йеруна был выше, чем у его партнера по коалиции. В следующий год Йеруну пришлось отступить; теперь доля Никки составляла более 50%. Во все эти годы доля Дэнди оставалась ниже 25%, если не брать смутных месяцев второго переворота.

В целом существует вполне определенная связь между рангом самца и его частотой спаривания, хотя она и является не строгим законом, а скорее правилом, из которого могут быть исключения. Дело не в том, что самцы с более высоким рангом мужественнее, а в том, что они невероятно нетерпимы к соперникам с более низким рангом — они отгоняют их от самок в течке. Если они застают какого-то другого самца за спариванием, они тут же вмешиваются, набрасываясь на него или его партнершу. Самки хорошо понимают этот риск. Иногда самка постоянно отклоняет приглашения некоторых самцов, словно бы она ими совсем не интересуется. Но потом, когда вся колония уходит вечером в помещение, внезапно появляются возможности для спокойного спаривания, и тут-то и выясняется, что такая самка совсем не прочь спариться с самцами, на которых она холодно взирала весь день. Мы даже видели самок, которые бегут к клеткам самцов, чтобы быстро спариться с ними через решетку. Это происходит, разумеется, только тогда, когда альфасамец все еще находится снаружи или отделен от них в другой части системы переходов. Если альфа-самец случайно замечает происходящее, он тут же начинает ухать и запугивать их, но не может вмешаться.

Какова причина такой нетерпимости? Почему самцы не могут оставить друг друга в покое? Ревность — лишь половина истории. Остается еще проблема ее функции. Ревность давно бы исчезла с лица земли, если бы напряжение и риски, вызываемые ею, не имели бы какой-то положительной функции. Биологическое объяснение сексуального соперничества самцов выглядит следующим образом. Самку может оплодотворить только один самец. Удерживая других самцов на расстоянии от нее, самец увеличивает вероятность того, что он будет отцом детеныша. Соответственно, детеныши будут чаще рождаться от ревнивых, а не от толерантных самцов. Если ревность передается по наследству, что предполагается данной теорией, будет рождаться все больше детенышей с этой характеристикой, а потом они сами будут пытаться исключать других членов того же пола из акта воспроизводства.

Если самцы борются за право оплодотворить как можно больше самок, для самок ситуация выглядит совершенно иначе. С каким бы количеством самцов она ни совокуплялась — с одним или сотней, это не повлияет на число детенышей, которых она родит. Поэтому ревность среди самок не так выражена. Конкуренция самок возникает почти исключительно у видов с парными связями, например, многих птиц и немногих млекопитающих. В этих случаях самки пытаются завоевать или защитить долгосрочные связи с самцом. Хорошим примером выступает наш собственный вид: исследования Дэвида Басса показали, что если мужчины больше всего расстраиваются при мысли о том, что их жена или подруга занимается сексом с каким-то другим мужчиной, женщинам больше всего не нравится мысль о том, что их муж или партнер на самом деле любит другую женщину, независимо от того, был ли у него с ней секс. Поскольку женщины смотрят на такие вещи с точки зрения отношений, их больше волнует возможная эмоциональная связь между их партнером и другой женщиной.

Рисунок 4. Частота спаривания. Если общее количество спариваний было бы равномерно распределено между четырьмя взрослыми самцами, на долю каждого приходилось бы 25%. На самом деле, в 1974–1979 гг. было три периода, когда на долю одного-единственного самца приходилось более половины всех спариваний: сначала это был Йерун, потом Лёйт, когда он стал претендовать на власть, а потом Никки во второй год своего лидерства

Самцы сосредоточены на сексе и власти. Их стремление к власти проистекает из того, что иерархия самцов определяет сексуальные приоритеты. Если стремление получить более высокий ранг приводит к большему количеству потомства у данного самца, у него родится больше сыновей с той же самой склонностью. Эта теория, объясняющая происхождение мужских амбиций, проста, логична, а потому привлекательна. Но, чтобы доказать ее, нам надо будет провести еще много исследований. Например, важно выяснить, какие именно спаривания приводят к оплодотворению и какие позиции в иерархии занимал тот или иной самец на протяжении своей карьеры, начиная с юного возраста и заканчивая смертью. Связь между рангом и сексом у бабуинов, макак и диких шимпанзе стала в последние годы предметом интенсивных исследований, и доказательства, поддерживающие эту теорию, достаточно сильны, хотя и не являются совершенно бесспорными. Например, сам акт деторождения — это только полдела; после того как детеныши родились, их надо защищать. У доминирующих самцов более подходящее положение для защиты матери и ее детеныша. Не совсем легко сказать, что это — альтернатива старой теории или ее расширение, но ниже приводится несколько примеров отношения самцов колонии Арнема к маленьким детенышам.

Пример 1

Однажды Джеки, которому меньше месяца, забирает у матери против ее воли его «тетушка» Кром. Мать Джимми с воплями и плачем бежит за ней, однако Кром отказывается отдать Джеки, пока Йерун и Лёйт не замечают, что происходит, не подходят к двум самкам и не встают с угрожающим видом перед Кром, демонстрируя себя. Кром поспешно возвращает Джеки его матери.

Пример 2

В другом схожем инциденте Тарзана похищает его «тетушка» Пёйст. Тарзану около года, он устроился на спине Пёйст. Внезапно она взбирается на дерево с детенышем, который что есть сил держится за нее. Когда Пёйст добирается до самой вершины, Тарзана охватывает паника и он начинает кричать, так что наверх бросается и его мать Тепел. Сама она, однако, не решается забраться так высоко, но становится крайне агрессивной. Когда Пёйст снова спускается вниз, и Тепел получает невредимого Тарзана обратно, она набрасывается на гораздо более крупную и доминантную самку. Йерун спешит к ним, обхватывает Пёйст вокруг груди и оттаскивает ее на несколько метров.

Это вмешательство особенно интересно тем, что в других случаях Йерун всегда выступал на стороне Пёйст. Но на этот раз он согласился, если можно так сказать, с протестами матери и сменил обычные для себя предпочтения.

Пример 3

Прежде чем начать эксперимент по усыновлению с Гориллой и Розье, мы решили показать Розье колонии через окно на нашей смотровой площадке. Розье не было в течение шести недель. Вся колония взрывается криками и собирается под окном. Наиболее ожесточенную реакцию мы получаем от Йеруна, который обычно вообще не реагирует на наши действия. Он возбужденно прыгает и бросает в нас песок и палки. В течение трех недель он продолжает проявлять агрессию по отношению к Монике, киперу, независимо от того, с Розье она или без. Йерун — единственный член группы, который так себя ведет. Как только мы вручаем малышку Горилле, он снова становится дружелюбным. Мы делаем вывод, что Йерун был против того, чтобы мы, люди, держали младенца шимпанзе.

Рекомендуем по этой теме:
13149
Становление специфики приматов

Пример 4

Через несколько месяцев, когда мы запускаем Гориллу и ее приемного детеныша в колонию, мы сначала проводим ее утром мимо клеток, перед тем как выпустить шимпанзе из их спальных помещений, чтобы оценить реакции отдельных членов группы. Агрессивно реагирует не только Кром, биологическая мать Розье, но и Никки. Проблему с Кром мы решаем тем, что пускаем к ней Маму; ее присутствие тут же успокаивает ее. С Никки ситуация сложнее. Прежде всего мы выпускаем всю группу, кроме Никки. Этот этап внедрения проходит без проблем. Когда чуть позже выпускают Никки, Йерун и Лёйт объединяют силы, обхватив друг друга за плечи, и формируют барьер между Никки и Гориллой. Никки, являющегося к этому времени альфа-самцом, прогоняет временная коалиция двух других самцов. Никки с криками бежит к Маме, а затем обнимает Гориллу и целует Розье. Вполне возможно, что этот самец представлял смертельную угрозу для младенца, если судить по тому, что нам известно сегодня (двадцать лет спустя) о детоубийстве у разных видов: иногда взрослые самцы убивают новорожденных.

Эти примеры иллюстрируют то, что самцы придают безопасности маленьких детенышей огромное значение. Эта установка на защиту больше выражена у двух более старых самцов, чем у двух более молодых. И это может опять же объясняться тем, что у старых самцов больше потомства. Они не знают, какие дети их, однако предоставляемая ими защита увеличивает шансы на выживание для всех их возможных отпрысков.

Но остается одна проблема. Если бы я должен был определить, какой из самцов наиболее амбициозен и ревнив, я бы сказал, что это Йерун. А если вопрос в способности и желании защищать, я, выбирая между Йеруном и Лёйтом, снова назвал бы Йеруна. Предполагается, что эти характеристики связаны с успешным воспроизводством. А потому весьма примечательно, что Йерун выигрывает по обоим этим показателям, хотя, как мы знаем, несмотря на частые совокупления (нередко заканчивающиеся эякуляцией), он из-за своего физического недостатка вообще не может оплодотворять самок. Все его усилия тщетны. На первый взгляд может показаться, что его случай опровергает нашу теорию.

Но на самом деле это не так, поскольку Йеруну не известна окончательная цель отцовства. Он не знает, что самцы могут воспроизводиться, поскольку животные не осознают связь между сексом и деторождением. Они спариваются только ради удовольствия, и они проявляют амбиции, ревность и способности защитников, не понимая, что все это может послужить их потомству. Даже если функция их поведения и причина его эволюционного развития заключается в помощи их потомству, они сами признают лишь некоторые подцели: высокий ранг; большее число спариваний, чем у других членов группы; безопасную среду для всех детенышей группы. Бессознательно они служат главной цели всех живых существ. То, что даже такой импотентный самец, как Йерун, делает все это, иллюстрирует слепоту влечения к воспроизводству.