Кольцеванием птиц занимаются соответствующие национальные центры кольцевания, существующие во многих странах мира. Кольцевание — это сугубо профессиональная деятельность, волонтерского движения кольцевателей особого нет, поскольку для этого требуются соответствующие знания. Например, в американском центре право кольцевать колибри имеют лишь несколько сотрудников — настолько это кропотливая и тщательная работа.

Для чего кольцуют птиц? Во-первых, для изучения их миграций и мест гнездования. Ученые, благодаря созданным методам наблюдения, могут выяснить, в каких странах побывала птица, проследить за ее перемещениями. Во-вторых, это способ наблюдения за исчезающими видами. В-третьих, с помощью мечения мы можем с уверенностью сказать о расселении, численности, уровне смертности и продолжительности жизни птиц.



Наш московский центр раздает кольца кольцующим организациям по всей стране, от Калининграда до Камчатки. Ученые кольцуют птиц, потом высылают нам специальный отчет, где перечислено каждое кольцо. В отчете указано также, какой вид птиц окольцован, пол, возраст, дата и место кольцевания. Например, станция в Рыбачьем в Калининградской области ежегодно кольцует по 50–70 тысяч птиц. Отчеты существуют как в электронной форме, так и на бумаге, их раскладывают по папкам. В нашем центре хранятся отчеты с 1924 года, когда был официально образован Центр кольцевания птиц.

Охотник или любой человек, нашедший или застреливший птицу, обнаруживает кольцо и присылает его письмом в центр. Он должен указать серию и номер кольца, их можно написать на конверте даже без адреса — письмо все равно придет к нам. Однако, надежнее указать адрес: 117312, Москва, Центр кольцевания птиц — этого вполне достаточно. Необходимо указать время и место, где птица была найдена или застрелена. Мы смотрим по отчету, делаем расшифровку этого кольца, пишем, где она была окольцована, и дальше данные заносятся в базу. База автоматически выдает ответы тем, кто птицу пометил и кто эту птицу нашел.



Конечно, бывают ошибки и неясности, тогда мы обращаемся к старым отчетам и письмам, которые тоже хнаятся у нас, начиная с 1924 г. Сейчас электронные формы позволяют свести такие проблемы к минимуму. Надо иметь в в иду, что возврат колец от числа окольцованных птиу является небольшим. Например, от уток возвращается до 10% надетых колец, от мелких воробьиных птиц — менее 1%. Во многом это зависит от размера птицы и как часто она может попасться на глаза человеку. На воробья может напасть ястреб, или птица потеряется в лесу и так далее.

Размер кольца также зависит от размера птиц. Ранее применяли только алюминиевые кольца, сейчас на мелких птиц надевают алюминиевые, а на крупных, особенно околоводных птиц — стальные. На каждом кольце написан центр кольцевания. Иностранные кольца имеют свои названия. Paris Museum — Франция, Helgoland — Германия и так далее. Название идет от центра кольцевания. Так как у нас один центр кольцевания, то на кольцах выгравировано Moskwa. В большинстве стран по одному центру, в Германии сейчас существует три центра, что создает некоторые дополнительные трудности в обмене информацией. Сложности возникают с коммуникацией и отслеживанием птиц.

У нас обязательно существует также книга регистрации — есть дата и номер письма, которое пришло в центр, отдельно для российских и отдельно для иностранных писем. Сейчас все чаще присылают электронные письма, и вся информация хранится на сервере центра.

Мы регистрируем письма и вносим в базу данных. Если письмо иностранное — мы обнаружили кольцо другого центра и отсылаем данные о встрече птицы в соответствующий центр. Если же наше кольцо найдено на их территории, данные присылают в наш центр. Происходит интенсивный обмен с другими странами. Например, налажена связь даже с далеко от нас расположенной Австралией, откуда приходит информация об окольцованных куликах — они мигрируют в те районы земного шара.