Учреждения для душевнобольных появились в России в XVIII веке. Они прошли путь от приютов при монастырях — мест инкарцерации «буйных» и призрения тихих «безумцев» — до больниц и клиник. Это было связано с эволюцией отношения к безумию, превращением его в диагноз, болезнь. Переустройство сопровождалось в том числе и гуманизацией режима: в отличие от «безумцев», «больных» не сковывают цепями, к ним применяют меньше мер стеснения, начинают «лечить». Вопросы институционализации безумия рассматриваются в работах английских, французских, российских и других исследователей. Классический труд французского историка и философа Мишеля Фуко — отправная точка в исследовании истории психиатрии и психиатрических больниц.

1

Фуко М. История безумия в классическую эпоху. Пер. с фр. И. К. Стаф. СПб., 1997

Идеи Фуко об институализации психиатрии и медикализации безумия в XVIII–XIX веках, хотя они и оспаривались разными исследователями, стали парадигмальными для истории психиатрии и, шире, понимания человеческой (ир)рациональности. Фуко высказывает идею о «великом заточении» помешанных и безумцев в стенах психиатрических учреждений. Он считает, что до этого они пользовались свободой и имели право на собственную «правду», которая могла вступить в диалог с «истинами» разума. Фуко также утверждает, что «великому заточению» подвергались в основном бедные, а его организаторами были представители среднего класса.

Рекомендуем по этой теме:
12075
Философия психиатрии

2

Porter Roy. Mind-Forg’d Manacles: A History of Madness in England from the restoration to the Regency. London, 1987

Этот же автор рассматривает эволюцию взглядов на душевную болезнь в георгианской Англии ― от гуморальных теорий до современной психиатрии. Он проблематизирует идею Фуко о «великом заточении», в особенности его утверждение о том, что это был репрессивный контроль «богатых» над «бедняками». Портер показывает, что процесс «заточения» был медленным и длительным и что количество буржуа, помещиков и аристократии, попадавших в психиатрические учреждения, было не меньшим, чем количество бедноты.

3

Каннабих Ю. В. История психиатрии [1928]. Предисл. П. Б. Ганнушкина. Репринтное изд-е. М., 1994

Очень ясное изложение истории психиатрии в мире и в нашей стране ― с древнейших времен (см. главу «Психозы у первобытных народностей») до создания в советское время сети диспансеров. У автора безупречный литературный стиль (он также писал стихи).

4

Александровский Ю. А. История отечественной психиатрии: В 3-х тт. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2013

В первом томе («Усмирение и призрение») рассказывается об изменении отношения общества к душевнобольным; во втором («Лечение и реабилитация») описывается развитие диагностики, терапии и реабилитации психически больных в XX веке; в третьем («Психиатрия в лицах») приводится информация об отечественных врачах-психиатрах и психиатрических обществах. Рецензенты (Ю. С. Савенко), правда, упрекают автора в политической ангажированности и пристрастности некоторых трактовок.

5

Goffman Erving. Asylums: Essays on the Social Situation of Mental Patients and Other Inmates. New York, 1961

Автор-социолог исследовал жизнь психиатрической больницы изнутри, с помощью «включенного наблюдения»: он работал ассистентом врача в большой психиатрической больнице ‎Национального института психического здоровья под Вашингтоном. На основе своих наблюдений он сформулировал концепцию «тотального института».

6

Сироткина И. Е. Классики и психиатры: психиатрия в российской культуре конца XIX ― начала ХХ века. М., 2008

Хотя главная цель книги — описание и критика жанра патографий (историй болезней знаменитых писателей), по ходу рассказывается о развитии психиатрии, экспериментальной психологии, психотерапии и психоанализа в нашей стране.