Методы биотерапии рака

Биолог Сергей Киселев об ограничениях химиотерапии, противоопухолевых вакцинах и генно-терапевтических препаратах

31.03.2015
11 389
В чем состоят ограничения химио- и радиотерапии? На чем основаны современные методы биотерапии рака? Какие перспективные разработки ведутся в США и Китае? На эти и другие вопросы отвечает доктор биологических наук Сергей Киселев.

Сегодня одной из самых неотвратимых болезней, с которой человечество очень долго пытается бороться, является рак, онкология. Бороться пытается достаточно эффективно: за последние 3–4 десятка лет эффективность борьбы возросла так, что излечиваемость повысилась на 20%. Но население стареет, поэтому встречаемость заболевания возросла. Мы, конечно же, развили методы хирургии — это первые линии защиты: лучше всего вырезать опухоль и забыть о ней. Но остается что-то невидимое, и врач не до всего может достать. Поэтому появились другие методы, такие как химиотерапия, радиотерапия, когда мы, даже не видя, можем воздействовать на опухолевые клетки.

Какими будут новые устройства диагностики рака?Биолог Антон Буздин о возникновении мутаций в организме, механизме репарации и секвенаторах нового поколения

Опухолевые клетки, с одной стороны, являются нашими родными клетками — они возникают у нас в организме. С другой стороны, они наносят нам вред. Каким-то образом надо отличить свои и чужие, опухолевые клетки и нормальные. Действие, на котором основывается, например, химиотерапия, радиотерапия, — это то, что опухолевые клетки делятся быстрее, чем нормальные клетки. Поэтому с помощью методов химиотерапии либо радиотерапии удается убрать эти опухолевые клетки. Но, увы, клетки, например, крови, иммунной системы, клетки кожи, волос тоже делятся быстро, поэтому и химио-, и радиотерапия воздействуют на эти клетки тоже, тем самым нанося вред и нормальным клеткам организма. Поэтому приходится делать перерывы в химиотерапии и радиотерапии, а опухоль тем временем прогрессирует.

Поэтому усилия ученых были направлены на то, чтобы разработать какие-то новые дополнительные методы терапии, чтобы в интервалах между химио- и радиотерапией можно было еще чем-то лечить. Как раз этим стала биотерапия опухоли. Она основывается на том, что на современном уровне знания возможно распознать свое либо чужое — либо это опухолевая клетка, либо чужая. Конечно, это еще не совершенная техника, особенно по использованию противоопухолевых вакцин, которые являются, наверное, основным средством биотерапии рака. Один известный американский ученый в начале XX века произнес такую фразу, что иммунизировать против опухоли будет так же сложно, как пытаться с помощью вакцины отторгнуть левое ухо, оставив правое интактным, то есть нетронутым, потому что это свое.

На чем основаны современные методы биотерапии рака? В первую очередь это специфические антитела, связывающиеся со специфическими опухолевыми молекулами, которые характерны только для опухолей, и эти антитела блокируют рост опухолевых клеток. Это используется достаточно активно. Например, уже десяток лет существует такое противоопухолевое средство, как Герцептин — это рекомбинантное антитело, которое направлено на лечение рака молочной железы. Действует достаточно эффективно. Появилось достаточно большое количество аналогов или сходных по действию антител. Сегодня панель антител — полтора десятка специфических лекарств, направленных и против рака простаты, и против опухолей, связанных с заболеваниями крови, молочной железы и так далее. Достаточно хороший спектр антител, и это биотерапия рака.

Существует метод, о котором мы уже упомянули, — это противоопухолевая вакцина. Мы привыкли, что вакцина — это средство профилактики, предотвращения. Но мы не знаем, когда опухоль возникла. Она возникла, и только после этого нам надо лечить опухоль. Соответственно, мы сталкиваемся немного с другой ситуацией, не с профилактической вакциной, а с терапевтической вакциной. Когда мы очень четко должны разделить свое, нормальную ткань, и чужое. Это очень сложно сделать.

Чужое, опухолевое, зачастую низкоиммуногенно, то есть иммунный ответ на это чужое очень слабый.

Если на микроорганизм, на вирус, который проникает в нас, у нас поднимается температура, развивается воспалительная реакция (мы привыкли к этому, наша иммунная система привыкла к тому, что против этого возникает иммунный ответ), то опухоль развивается изнутри. Соответственно, она развивается незаметно и приучает организм к тому, что она своя, но тем не менее она чужая. Поэтому важно найти специфические опухолевые антигены, которые отличают ее от нормы, и сделать противоопухолевую вакцину, направленную именно против этих антигенов.

Существует целый ряд противоопухолевых вакцин, которые находятся на разных стадиях клинических испытаний, разработки и даже применения. В конце 90-х годов XX — в начале XXI века в Москве существовала большая программа, которую финансировал Юрий Михайлович Лужков, направленная как раз на лечение опухолей. В рамках этой программы достаточно успешно разрабатывался целый ряд российских противоопухолевых вакцин. Это были и специфические вакцины на основе генетически модифицированных клеток, и так называемые дендритные вакцины. Это был большой комплекс мер, направленных на биотерапию рака.

Эффективность действия этих вещей, честно сказать, не очень высока, потому что это не профилактика, а терапия. Но даже небольшое время, которое получает пациент между сеансами химиотерапии — при этом его опухоль не растет, — является колоссальным преимуществом. Мы выигрываем время для применения другого лекарства. Плюс мы воздействуем на те опухолевые клетки, которые даже для химиопрепаратов могут быть незаметны либо недоступны. Поэтому сегодня биотерапия рака считается очень перспективным методом, и большое количество разработок за рубежом и у нас, в России, направлено на то, чтобы сделать более совершенные методы.

FAQ: Методы лечения рака6 фактов о мутации клеток, таргетных препаратах и подходах к лечению онкологических заболеваний

В 2012 году в Соединенных Штатах была одобрена к использованию — уже коммерчески одобрена, как препарат, продающийся в аптеке, — противоопухолевая вакцина, основанная на дендритных клетках, направленных против рака простаты. На самом деле на небольшой группе пациентов, которые имеют только рак простаты, которым не помогают другие лекарственные средства, эта вакцина показывала очень хорошие результаты. Увеличение продолжительности жизни было 70% и более. Это очень значительные цифры.

В Китайской Народной Республике в начале XXI века, в самые первые годы, были одобрены целых два генно-терапевтических препарата. Это тоже биотерапия, поскольку используют гены, направленные на лечение рака и основанные на действии такого известного гена p53. Оба препарата базировались на использовании знаний о работе этого гена, хотя были основаны на немного разных принципах. Очень хорошую эффективность показывают эти генно-терапевтические препараты, биопрепараты при лечении определенных онкологических заболеваний, — например, совместное применение химиотерапии и генно-терапевтического препарата при лечении рака головы и шеи дает увеличение продолжительности жизни примерно на 70%.

Особенно активно методы биотерапии рака стали развиваться где-то со второй половины 90-х годов XX века. И сначала казалось, что какой-то один метод будет самый хороший, антитела будут самые хорошие либо какие-то противоопухолевые вакцины на основе дендритных клеток. Как много о них говорили! Это будет панацея! Оказывается, нет. Оказывается, биология человека и иммунная система достаточно сложны. Поэтому сегодня развитие идет в плане комбинирования методов биотерапии или даже сочетания методов биотерапии с другими видами терапии. Я только что упомянул, что в Китае эффективно используется генно-терапевтический препарат совместно с химиотерапевтическим препаратом. И это очень хорошая комбинация, которая эффективно помогает. Используются комбинации различных методов биотерапии.

Сегодняшний прогресс в биологии позволил определить очень тонкие мишени для такого таргетного, или мишенного, воздействия. То есть надо воздействовать точечно, в самую точку бить. Я бы сказал, что это тоже биотерапевтические методы, потому что они воздействуют прицельно на одну какую-то молекулу, хотя воздействие оказывается с помощью какой-то малой химической молекулы.

Вследствие того, что она воздействует на конкретную биологическую молекулу, она блокирует ее и прекращает рост опухоли.

Немного другое уже пошло развитие химиотерапии плюс биотерапии, когда мы узнали новые биологические вещи об организме, поняли, каким образом они участвуют в опухолевой прогрессии, поняли, каким образом мы направленно можем их заблокировать, и под это подобрали уже химическую молекулу. Тут уже возникает синтез биотерапии, потому что это очень точечно направлено на биологическую основу, и современной химии, кристаллографии и так далее, очень большого спектра вещей, но они основываются на биологии.

Сегодня большое количество методов биотерапии находится на стадии клинических испытаний, причем на третьей стадии, на завершающей стадии клинических испытаний. Вполне вероятно, что в случае онкологии многие из них и останутся на третьей стадии клинических испытаний, потому что у каждого из нас опухолевый процесс идет по-своему, уникальным образом, и подобрать какое-то универсальное вещество будет очень сложно.

В редких случаях будет какое-то универсальное для всех лекарство. Скорее всего, оно будет подбираться индивидуально в плане некой технологии. То есть биотерапия в любом случае будет принципиально отличаться от существующих методов терапии рака, потому что она будет учитывать индивидуальные, персональные особенности организма, тем самым переводя общую медицину на то, к чему она идет, — на индивидуальное, персонализированное лечение, в том числе и профилактическое.

доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией эпигенетики Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН
Узнал сам? Поделись с друзьями!
    Опубликовано материалов
    03587
    Готовятся к публикации
    +28
    Самое читаемое за неделю
  • 1
    ПостНаука
    5 426
  • 2
    ПостНаука
    812
  • 3
    Елизавета Бонч-Осмоловская
    96
  • Новое

  • 96
  • 5 426
  • 812