Точка зрения | Как оценить эффективность научного института

Мнения экспертов ПостНауки о критериях оценки научных организаций

15.10.2014
2 354
Оксана Маркова / ПостНаука
В формате «Точка зрения» ПостНаука знакомит читателей с мнениями наших экспертов об актуальных проблемах общества, образования и науки. В новом выпуске мы попросили наших авторов высказать свою точку зрения о том, какие критерии необходимо принимать во внимание при оценке эффективности научных институтов.

Александр Габибов

доктор химических наук, профессор, член-корреспондент РАН, заместитель директора по науке, руководитель лаборатории биокатализа в Институте биоорганической химии, заведующий кафедрой инженерной фармацевтики МГУ


Общепризнано, что наука интернациональна. Поэтому очень важна оценка деятельности отдельного ученого, группы, лаборатории или института со стороны иностранных коллег. Это не значит, что имеет место западнопоклоничество, Китай уже является одной из мировых научных держав. Тем не менее я считаю, что во главу угла оценки институтов нужно ставить критерии, тесно связанные с престижем, вкладом данного института в мировое научное разделение труда. В этой связи я считаю, что институт должен иметь хороший веб-сайт, на который могут зайти иностранные коллеги, ознакомиться с научной деятельностью подразделений, отделов, лабораторий института и оценить коллег. Например, в Институте биоорганической химии после проведения Конгресса Федерации европейских биохимических обществ был создан Международный консультативный совет, куда входят 8 Нобелевских лауреатов и другие видные ученые. Прошло первое заседание, участники посещали лаборатории, слушали доклады, и были сделаны выводы об Институте.

БиокатализХимик Александр Габибов о метаболизме человека, дизайне новых ферментов и каталитических антителах

Первое — международная оценка деятельности института высокими представителями международного сообщества, в любом серьезном институте в мире это делает Международный консультативный совет. Второе — статьи института. Они должны публиковаться в хороших журналах. Я не могу судить обо всех областях науки, но институты, связанные с науками о жизни, нужно оценивать по количеству статей в журналах с импакт-фактором выше 4. Например, в нашем Институте проведена разбивка на 3 группы: импакт от 4 до 8, от 8 до 13, от 13 и выше. Таким образом, я считаю, что анализ публикационной активности не прошлых лет, а в течение 1–3 лет, не более, очень важен. Третий пункт — участие сотрудников среднего и старшего поколения в качестве приглашенных докладчиков на крупных международных конференциях, прочтение ими семинаров на достойных научных форумах или высокорейнтинговых международных институтах. Это также признание, и оно должно быть включено в оценку. Четвертое — получение молодыми учеными стипендий на различные международные форумы. Это высококонкурентная среда, молодые ученые обычно выигрывают такие стипендии, поэтому параметр очень важный: сколько студентов, аспирантов, молодых научных сотрудников получают стипендии для принятия участия в международных конференциях. Пятое — стипендии на работу. Какие молодые ученые из данного института получили международные стипендии для проведения исследований за границей. Безусловно, нельзя недооценивать и отечественные форумы и премии. Нужно включить в критерий премии Президента, Правительства.

Также надо рассматривать проекты, которые проводятся в институте. Российские институты, принадлежавшие раньше Академии наук, а теперь ФАНО, в основном задействованы в работе над фундаментальными задачами. Здесь необходимо проверять глубину проблем, сравнивать, чем сейчас интересуются в мире. Все это можно провести по анализу наукометрических параметров, разных проектов, статей, публикуемых за границей, и проводимых в институте работ. Таким образом, сущностный анализ научной тематики тоже очень важный критерий.

В Министерстве науки и образования и Высшей школе экономики вырабатывались приоритетные темы. Там есть недочеты, но общие тенденции выделены неплохо. Надо посмотреть, что делается в каждом конкретном институте, это проверяется по статьям. Также группа экспертов может быть привлечена, получается двойственный критерий: количественная оценка и субъективная оценка с помощью отечественной группы экспертов. Тем не менее Международный консультативный совет тоже необходим.

Фёдор Успенский

доктор филологических наук, заместитель директора Института славяноведения РАН, ведущий научный сотрудник лаборатории медиевистических исследований НИУ ВШЭ


Мне трудно говорить вообще об институтах, принадлежащих Академии наук, я могу говорить только о гуманитарных институтах, поскольку я представляю их работу. Гуманитарные институты сейчас явно пытаются мерить критериями и параметрами институтов, связанных с точными науками, что уже неверно. Поэтому мне кажется, что гуманитарные институты могут быть оценены, прежде всего, по одному параметру — по публикационной активности. Причем речь идет о публикациях самого разного рода: от тезисов в трудах конференций до монографий. Мне кажется, это единственный прочный параметр, который позволяет сказать о деятельности института. Конечно, надо принимать во внимание и количество конференций в год, и количество коллективных сборников, но это мне кажется вещью, легко подгоняемой под отчетность.

Культ святых в династии РюриковичейФилолог Федор Успенский о милитарной атрибутике, почитании мощей и первых русских святых

К сожалению, сейчас многое основано на недоверии к ученым. Презумпция такова, что ученый сидит, ничего не делает и получает за это деньги, поэтому его надо все время проверять. Если встать на такую безнравственную точку зрения, то количество конференций и коллективных монографий может быть сфальсифицировано. Авторская, индивидуальная работа, будь то статья, книга или тезисы, которые порой не менее важны, — это, безусловно, творческая деятельность, такое к отчету не подгонишь. Этот параметр, конечно, ненадежный, но он единственный, дающий представление о сфере гуманитарного знания.

Для русской науки очень важно придумать механизм стимулирования публикаций на английском языке. Но тут нужно сохранять вкус и меру. Когда статья, скажем, о стихотворении Катенина, в которой разбираются сугубо русские филологические реалии, пишется на английском языке — это нелепо, такая работа интересна только русистам. Это относится и к славистике, исследования в некоторых областях славянской филологии бессмысленно печатать на английском. Притом что я всячески приветствую, когда русский ученый пишет и выступает на английском, мне кажется это исключительно важным, есть ощущение, что это насаждается немножко неуклюже. Если сохранить в этом деле меру такта, то это было бы, конечно, существенно и важно.

Александр Филиппов

доктор социологических наук, руководитель Центра фундаментальной социологии ВШЭ, главный редактор журнала «Социологическое обозрение», специалист по истории социологии


Нас оценивают сейчас по критериям, которые могут в принципе считаться адекватными, а именно — это так называемая публикационная активность. Каждые несколько лет мы заполняем разного рода таблицы, в которых указываем, когда были опубликованы статьи, в каких журналах из международных баз данных (Scopus, Web of Science). Эта информация будет основанием для оценки работы нашей лаборатории.

Социальное действие Социолог Александр Филиппов о четырех типах действия человека, истолковывающем понимании и мотивах поведения

У меня отношение к этому двойственное, потому что, формально говоря, это действительно хорошая идея: если ученый работает, он должен показывать результаты своей работы в публикациях, если он публикуется, то должен это делать в доброкачественных изданиях. То есть с этой точки зрения это очень хороший критерий, мне было бы трудно предложить лучше. С другой стороны, сейчас таким же образом оценивается деятельность ежегодно, хотя некоторые научные исследования продолжаются не один год. К тому же ученые, строго говоря, должны думать, насколько журнал, в котором выходят их публикации, соответствует их профилю интересов, а не входит ли он в какую-то базу данных, тем более в них есть еще так называемые квартили, то есть разделение по рейтингу журналов на четыре части. По-видимому, учет журналов в нижнем квартиле будет прекращен — по крайней мере, нам рекомендуют публиковаться в журналах, входящих в первые три.

Научная работа не строится на сугубо индивидуальных принципах. Если работа проходит в коллективе, то, когда наступает время публикации, должны ли все указываться в качестве авторов статьи? Это немыслимо, так как статья обычно пишется одним, двумя или тремя людьми, но эта статья не была бы создана, если бы автор не находился в данном научном коллективе. В западных публикациях всегда упоминаются такие коллеги в разделе Acknowledgements (благодарности). В статье это занимает не одну строчку, а книге может и несколько страниц. Притом что соблюдены все нормы академической этики, которая очень важна, эти благодарности не получится указывать в отчетах. В таком случае научная работа поневоле приобретает более атомизированный, более индивидуалистический характер, потому что каждый думает о своих публикациях, как будет учтена именно его активность, как это отразится на его научной судьбе. Таким образом, коллектив как среда, в которой ведутся обсуждения, где трудно бывает учесть чей-то вклад, оказывается под угрозой. Поэтому у применяемой сейчас системы оценки есть и позитивные стороны, и негативные, и я считаю неправильным, говоря о первых, забывать о вторых.

редакция проекта ПостНаука
Узнал сам? Поделись с друзьями!
  • Андрей Сараев

    Как бы придумать такой критерий, когда оценивалась бы обратная публикационная активность — меньше, но всегда по делу? И в гуманитарных, и в естественных науках информационное поле засорено настолько, что впору премировать тех, кто опубликовал не 5-10 статей в год и 1 монографию в 2-3 года, а, скажем, не более 2 статей в год и 1 монографию не чаще чем в 4-5 лет. Зато было бы понятно, что такой ученый действительно работал, а не тратил время и деньги, которые чиновники так хотят экономить, на пустое «умножение сущностей».

  • Игорь Столяров

    Бюрократы устроили сейчас для наших ученых «крысиные гонки»: у кого больше статей в престижных международных журналах. Хотя все знают, что с существом работы возможность «престижной» публикации связана слабо. Она зависит не в последнюю очередь от наличия известных имен среди соавторов. И количество статей совсем не обязательно определяет их качество. Сейчас из образа России на Западе делают какое-то чудище, так что вряд ли там откроют зеленый свет для тех, кто не связан непосредственно с западными исследователями. А еще лучше — с известными западными учеными. Т.е. тем, кто идет своим путем, а не модным многополосным шоссе вместе с «эффективными околонаучными менеджерами», можно не тратить время на попытки. Да и противно навязываться… Можно ведь, получив отказ, потом нечаянно обнаружить свои результаты в статье других авторов, «англоязычных». Лучше публиковать в отечественных журналах то,что сам считаешь нужным, а не в зарубежных — то, что милостиво разрешит их редакция с оглядкой на своих политиков-параноиков.

    Опубликовано материалов
    03586
    Готовятся к публикации
    +28
    Самое читаемое за неделю
  • 1
    ПостНаука
    12 033
  • 2
    Гасан Гусейнов
    5 921
  • 3
    ПостНаука
    2 845
  • 4
    Михаил Соколов
    2 370
  • 5
    Андрей Цатурян
    2 191
  • 6
    Татьяна Тимофеева
    2 129
  • 7
    ПостНаука
    2 122
  • Новое

  • 2 845
  • 486
  • 2 129
  • 1 281
  • 1 344
  • 2 370
  • 12 033
  • 2 191
  • 2 122