Точка зрения | Проблема преподавания химии в школе

Мнения экспертов ПостНауки об основных проблемах преподавания химии в средней школе

25.08.2014
8 786
Алиса Сербиненко / ПостНаука
В формате «Точка зрения» ПостНаука знакомит читателей с мнениями наших экспертов об актуальных проблемах общества, образования и науки. В новом выпуске мы попросили наших авторов высказать свою точку зрения на тему преподавания химии в школе.

Иван Сорокин

кандидат химических наук, младший научный сотрудник химического факультета МГУ


Я преподаю в программе международного бакалавриата, в которой экзамены проводятся на английском языке и, соответственно, принимаются как вступительные во многих университетах Европы, Северной Америки, Восточной Азии и Африки. Мой опыт в этом плане довольно специфичен и сильно отличается от опыта преподавателей химии в российской программе. Но есть вещи, которые совершенно точно можно назвать общими для всех программ преподавания.

Я абсолютно уверен, что главной проблемой является недостаток практической работы. В большинстве школ просто нет самостоятельно проводимых лабораторных работ, особенно если речь касается старшей школы — 10–11 классов. Это относится даже не столько к тем лабораторным работам, которые проводят сами ученики (что довольно необходимо для понимания многих вещей), сколько к демонстрационным опытам, которых нет в достаточном объеме. Для этого есть множество объективных причин: фокусировка на экзаменах, общая загруженность, недостаток преподавательских часов, а также отсутствие хорошо оборудованных кабинетов химии. И это действительно объективные причины, их нельзя игнорировать.

FAQ: Химия высоких энергий6 фактов о химии возбужденных состояний и неадиабатических процессах

Кроме того, если исторически в российской школьной программе по химии большое внимание уделяли органической химии и реакциям по классам соединений в целом, то программа в старшей школе Западной Европы, Северной Америки, Японии гораздо больше фокусируется на том, что у нас на первых курсах в высших учебных заведениях часто называется общей химией (то есть физико-химические основы химических реакций). В таком школьном обучении превалирует подход к реакциям с точки зрения скоростей, с точки зрения строения атома. Другими словами, сначала закладывается некий базис физических и химических законов, которые управляют всеми реакциями, а потом уже происходит логическая надстройка. И, таким образом, больше вещей основано, на мой взгляд, на логике, а не на запоминании конкретных свойств соединений, что опять же, судя по моей практике, вызывает больше проблем. Всегда важнее понять логику какого-то процесса, чем просто запомнить, что он происходит именно таким образом.

Я не совсем согласен с той точкой зрения, что практическая ценность знания в преподавании химии должна быть главенствующей. Существует какой-то набор знаний, который необходим культурному человеку. Начала термодинамики и «Гамлет» Шекспира — это вещи равнозначные по ценности для культурного человека. И отговорка «Ой, я не знаю формулу спирта, химия мне в школе не нравилась» кажется мне просто странной, поскольку существуют совсем базовые вещи, которые, может быть, не совсем нужны на практике, но при этом составляют интеллектуальную основу нашей общей культуры. Однако проблема в целом с российским средним образованием в области 10–11 класса состоит в том, что люди слишком часто решают в юном возрасте, чем они хотят точно заниматься в жизни, и фокусируют все свое внимание на двух-трех предметах. И часто система высшего образования сама этому и способствует. И такая ранняя постановка просто не позволяет получить необходимый кругозор, который люди затем восполняют уже с большим трудом, когда им исполняется двадцать пять.

Пётр Образцов

кандидат химических наук, сотрудник журнала «Наука и жизнь»


Автограф | «Мир, созданный химиками»Разговор с кандидатом химичесских наук, сотрудником журнала «Наука и жизнь» Петром Образцовым

Прежде всего, хочу отметить, что химия — весьма своеобразная часть естествознания. Это не совсем классическая наука, в которой, как, например, в физике, зная ряд законов, можно объяснить поведение объекта и даже предсказать это поведение. Химия — это во многом своеобразное искусство. Объясняется это невероятным количеством фактического материала, который совершенно невозможно расставить по полочкам и «вывести» один из другого. Хотя, разумеется, кое-что и даже немало в теоретической химии сделано.

Это обилие логически плохо связанного материала и является причиной традиционной нелюбви школьников к урокам химии. Химию любят или хотя бы готовы ею заниматься только школьники, которые каким-то, почти чудесным образом влюбились в этот предмет. Поэтому же, кстати, среди поступающих в химические вузы нет случайных людей. Размышляющий весной выпускного года, куда бы поступать, чтобы не попасть в армию или не быть белой вороной среди поступивших одноклассников, никогда не пойдет поступать на химический факультет или в Менделеевский.

Отсюда ясно, что преподавать химию стоит так:

1. Побольше опытов, получше организованных химических кабинетов без недостатка реактивов.
2. Значительное сокращение программы за счет практически не нужных уравниваний реакций.
3. Приближение химии к жизни. Например, рассказывая про фтор, стоит рассказывать про тефлоновые сковородки и «голубую кровь». Стоит рассказывать про химию пищи, химию самой жизни.
4. И постоянно напоминать, что химия — это главная практическая дисциплина, потому что все вокруг нас, включая и нас самих, — это химия!

Марина Сергеева

доктор химических наук, ведущий научный сотрудник Института физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского МГУ, заведующая кафедрой биологии Специализированного учебно-научного центра МГУ, главный редактор журнала для старшеклассников «Потенциал. Химия, Биология, Медицина»


Я бы разделила этот вопрос на две части: общие проблемы преподавания в современной школе и конкретно преподавание химии. Из общих проблем назову четыре. Во-первых, дети изменились, а дидактических приемов для этих «компьютерных» детей мало. Надо развивать психологию образования и о ее достижениях информировать педагогическую общественность через сайты. Пока все только говорят о клиповом восприятии, но реальных исследований мы не видели. В разговорах между собой учителя отмечают, что дети не развивают мелкую моторику рук, что необходимо увеличивать практические работы. Но где за этим реальные исследования? Во-вторых, отсутствует ясное понимание у «заказчиков» образования — государства, общества, родителей, — какого результата они хотят от обучаемых, какие тенденции развития цивилизации и какие вытекающие из этого потребности личности и общества следующего поколения. В-третьих, это слабая подготовка учителей. В педагогические университеты поступают абитуриенты, которые сами сдали ЕГЭ меньше 70 баллов по профильному предмету. И методика преподавания у них находится на уровне прошлого столетия. Поэтому надо активнее внедрять мастер-классы и возможности учиться непосредственно у выдающихся учителей-практиков. В Москве таких учителей много, для остальных регионов можно делать дистанционное обучение. В-четвертых, это провал обучения детей в младших классах. В старшую школу приходят дети, не способные к простейшим логическим операциям, у них нет мотивации, неразвита память. Из-за этого красивая, логичная наука химия (да и биология) превращается в зубрежку и сводится к набору фактов. В целом есть претензии к психолого-педагогической науке и отсутствию системного подхода в решении проблем.

Точка зрения | «Покупка» иностранных профессоров Мнения экспертов ПостНауки о роли зарубежных специалистов в российской науке

Если говорить о проблемах преподавания химии, то они в основном вытекают из общих проблем. Как и в других предметах, мало хороших учебников. Но теперь есть свобода выбора учебника и много информации. Хороший преподаватель может собирать ее из интернета, разных источников информации. Например, в нашем журнале «Потенциал. Химия. Биология. Медицина» составители олимпиадных задач приводят их решения, содержится много материала по профильному образованию. На сайте химического факультета МГУ много справочного и обучающего материала. Да, у нас мало учителей, способных все это аккумулировать. Их можно пересчитать по пальцам, но они есть. Вокруг таких учителей организуются неявные кластеры, они всем известны. Однако надо создавать систему и со стороны государства, когда существует мастер, а его имя ставится в центр. Сейчас еще система образования устроена по принципу конвейера заводов Форда. А пришло время сетевого взаимодействия, организованного вокруг личностей, профессионалов своего дела.

В СССР химию учили два часа в общеобразовательных школах и шесть часов в профильных классах, а теперь профиль — три часа. И никто не ответит на вопрос, почему не четыре или не два. Кроме того, нет анализа успеха и неуспеха новых педагогических подходов. Может быть, надо делать отдельно экспериментальные практики (есть же у профильных биологических классов полевые практики), более активно уходить от классно-урочной системы. По факту так уже и получается, если рассмотреть систему подготовки детей, которые участвуют в олимпиадах, поступают в ведущие университеты страны. И тут, на мой взгляд, опять появляется общая проблема: нет ясного понимания в обществе, зачем изучать химию.

На мой взгляд, знания по предмету в школе передаются для следующих целей: а) для прохождения ЕГЭ и дополнительных экзаменов, чтобы поступить в вуз; б) для того, чтобы пользоваться, то есть осознанно выбирать материалы для пользования в повседневном быту и не быть в заложниках у рекламы и недобросовестных СМИ; в) для того, чтобы иметь «химическое мышление» и получить в дальнейшем специальность; г) использоваться как материал для развития естественно-научного мировоззрения; д) использоваться для школьных и студенческих интеллектуальных олимпиад. Каждая из этих целей несет за собой разные стратегии преподавания, поскольку результат должен быть разным. В каждом из этих направлений будут свои, более мелкие задачи. Поэтому первоочередная проблема — понять, зачем мы преподаем химию в школе.

Артем Оганов

Habilitation in Crystallography, PhD in Crystallography, Full Professor, State University of New York at Stony Brook


Есть два ключевых момента в любой системе образования. Во-первых, необходимо, чтобы школьная программа была достаточно серьезной. На Западе во многих странах (например, в Англии) преподавание научных дисциплин в школе находится на неудовлетворительном уровне, поскольку таких предметов, как химия, физика, математика, астрономия и биология, нет в программе. А есть только один предмет — science, являющийся сборной солянкой, в которой толком не учат ничему — ни физике, ни химии, ни биологии. Уровень такого образования не соответствует уровню XXI века, это образование XVIII века в Африке. Такая программа убивает образование в стране, это путь в никуда. У нас, к счастью, есть отдельный предмет «химия», и в нем программа достаточно подробная.

Новая химия под высоким давлениемХимик Артем Оганов об изменении химических связей элементов, эксперименте с давлением натрия и источнике нагрева ядра Земли

Когда мне говорят про то, что у нас умерло школьное образование, я вижу, что это, мягко говоря, преувеличение. Моя лаборатория находится на физтехе. Мои студенты — физики, а не химики. Химию они изначально не знают вообще. Но зато быстро ей учатся, когда это становится необходимо. Это вам должно что-то сказать про уровень ребят. Может быть, в преподавании химии и есть какие-то проблемы, но то, что талантливейшие ребята с прекрасным багажом знаний выходят из каких-то наших школ, это факт.

Во-вторых, в преподавании школьных предметов важна некая интеллектуальная традиция. Например, во многих странах, таких как Франция и Китай, упор в школьном образовании делается на зазубривании. В этих странах очень жестко смотрят на то, чтобы дети помнили все факты. Это немножко убивает творческое мышление. Я считаю, что нужно, чтобы дети все-таки больше фантазировали.

Так что в целом, мне кажется, наша школьная система достаточно неплохая, и, если в ней есть какие-то проблемы, эти проблемы можно решить.

Виктор Малинский

кандидата химических наук, учитель высшей квалификационной категории ГБОУ г. Москвы лицея №1535

Проблема преподавания химии более общая, чем просто школьная. Это проблема общества в целом. Вопрос в том, какие люди востребованы. В советское время было понятно, что стране нужны люди, которые интересуются наукой, — другой вопрос, в какой форме. Сейчас искусственно обрублена верхушка иерархической пирамиды. Неясно, кому нужны по-настоящему талантливые люди в области естественных наук, где они будут востребованы. Причем это понимают не только люди, которые работают в школе, но и ребята, которые эту школу оканчивают.

Сейчас эпоха нового варварства и дикий упадок интереса и престижа рационального знания как такового. И под это попадают такие предметы, как физика, химия, в меньшей степени биология. Проявляется это и на государственном уровне. Сейчас в подавляющем большинстве школ химия преподается номинально. Формально она есть, но реально нет. Люди, оканчивающие школу, не имеют даже минимальных представлений о предмете. Это я вижу, когда в нашу специализированную школу приходят ребята из других школ.

Перспективы: Доказательная медицина Кардиолог Ярослав Ашихмин в новой программе «Перспективы» рассказывает о защите диссертаций, русской медицинской школе и новом поколении врачей

У химии даже в советское время была репутация не самая лучшая. Но советская школа была настроена на то, чтобы впихнуть хоть какой-то объем знаний по всем предметам вне зависимости от того, хотят школьники этого или нет. Сейчас с введением ЕГЭ химия рассматривается как довесок, который воспринимается и дирекцией, и школьниками, и их родителями как совершенно что-то ненужное. Этот предмет формально есть в школьной программе, но фактически на нем можно читать школьную газету или обсуждать последний фильм. Результаты будут одинаковые.

А что касается уже более углубленного изучения химии в школе, то тут всплывает множество проблем. Возникает вопрос: зачем нужна химия школьникам? Девять десятых ЕГЭ по химии в стране сдает шестьдесят тысяч человек. Из них 85–90% — это те, кто хочет стать врачами. Но проблемы с точки зрения прикладной химии колоссальны. В московских медицинских вузах резко сокращают количество общеобразовательных предметов, таких как химия, физика, математика и т. д. То есть будущим врачам заранее закладывают полное незнание этих предметов.

Я считаю, что в целом программа по химии в школе вполне адекватна. ЕГЭ дает объективный срез знания, но он полностью нивелирует разницу между человеком талантливым и усидчивым троечником. Вторая категория даже будет иметь преимущество. На ЕГЭ, к сожалению, можно натаскать. В целом человек даже с гуманитарными наклонностями должен иметь какие-то базовые представления об окружающем мире. Он должен понимать, что все мистические передачи на телевидении, которые рассуждают о биополях, — это плевок в душу каждого образованного человека. Понятно, что не все должны любить и обожать школьную химию. И мне в связи с этим очень импонирует идея введения для непрофильных школ естествознания — такого интегрированного предмета, в который будут входить естественные науки. Но здесь возникает проблема квалификации учителей, поскольку этот предмет должны вести люди энциклопедических знаний. Но где взять такое количество учителей?

редакция проекта ПостНаука
Узнал сам? Поделись с друзьями!
  • Елена

    С точки зрения общества главная цель изучения химии в школе — не успешная сдача ЕГЭ и не потребительская грамотность, а развитие интеллекта. В равной степени это относится и к остальным предметам естественно-математического цикла, да и не только. Что не исключает успешной сдачи ЕГЭ, потребительской грамотности и готовности к победам на олимпиадах.

  • Алексей Бочкарёв

    Попытка осознания изучения «химии» в школе, как предмета, выводит на размышление о том, для чего вообще в школе изучать предметы в их конкретных значениях? в жизни достаточно много сфер, которые не затрагиваются школьными программами, или почти не затрагиваются. И что же делать человеку, который оказался в положении. «а мы этого не проходили». Школьная программа должна формировать человека, способного жить в человеческом обществе. Естественно, он должен иметь ясное представление о мире, в котором будет жить, о существовании различных областей знаний, о предмете изучения каждой конкретной областью, о достижениях человека в различных сферах бытия. Человек, входящий в жизнь, должен получить полное представление о мире людей, о том как жить среди людей, о форме общения с людьми, с разными возрастами и полами. Должны получить представление о «правах» и «свободах» и т. д. Должен, в результате «получиться» человек, подготовленный к самостоятельной жизни. Параллельно, должно быть выделено время, для конкретного изучения и практической работы по интересам. Если же «интерес» будет постоянным и стабильным, то возможно глубокое освоение «предмета» в ВУЗЕ. Но весь процесс образования должен проходить на фоне труда. Вот такая схема организации образовательного процесса мне представляется логичной.

    Опубликовано материалов
    03586
    Готовятся к публикации
    +28
    Самое читаемое за неделю
  • 1
    ПостНаука
    12 562
  • 2
    ПостНаука
    4 072
  • 3
    Михаил Соколов
    2 561
  • 4
    Андрей Цатурян
    2 440
  • 5
    Татьяна Тимофеева
    2 433
  • 6
    Роман Бевзенко
    1 446
  • 7
    Сергей Афонцев
    1 423
  • Новое

  • 4 072
  • 710
  • 2 433
  • 1 423
  • 1 446
  • 2 561
  • 12 562
  • 2 440