У демографа и экономиста Томаса Мальтуса были все основания полагать, что «в пользу предположения об увеличении продолжительности человеческой жизни мы не находим ни одного постоянного, достоверного признака с момента сотворения человека до настоящего времени» (Malthus T., An Essay on the Principle of Population). Но как раз тогда, когда Мальтус написал эти слова, его утверждение перестало быть верным. По иронии судьбы первое издание его сочинения увидело свет в том же 1798 году, что и небольшая брошюра английского врача Эдварда Дженнера о прививке коровьей оспы, от которой можно вести отсчет истории небывалых побед человека над смертью. В XVIII веке население Европы уже ощутило некоторое снижение смертности, но оно было небольшим.

XIX век все изменил, по крайней мере в Европе и «заморской Европе». Успехи «охотников за микробами», которые шли по пути, проложенному Дженнером, улучшение условий жизни, благоустройство населенных пунктов, распространение правильных гигиенических представлений, развитие медицинского образования и рост числа врачей — все это привело к тому, что во второй половине XIX века смертность наконец оторвалась от своего традиционно высокого уровня и стала снижаться, а продолжительность жизни — расти. Это были не просто количественные изменения — менялась «эпидемиологическая модель смертности», структура патологии и причин смерти. Люди стали умирать не от тех, что прежде, причин, а потому и не в тех, что прежде, возрастах.

Перемены были стремительными. Еще в середине XIX века даже в наиболее продвинутых европейских странах 150–250 из каждой тысячи новорожденных умирали, не дожив до года. Но уже в первой половине XX века быстро увеличивается число стран, где этот показатель опускается ниже — 100 на тысячу новорожденных, чтобы к началу XXI века почти сойти на нет. Сейчас в странах с низкой смертностью на первом году жизни умирает не более 3–5 новорожденных.

Одновременно, хотя и не так значительно, снижалась смертность и в других возрастах. Россия в конце XIX века еще стояла на месте: в 1896–1897 годах продолжительность жизни мужчин — 29,4 года, женщин — 31,7 («Население России за 100 лет» (1897–1997). Статистический сборник. Росстат, 1998). В то же время во многих европейских странах, в США, Австралии и Новой Зеландии этот уровень уже тогда был далеко позади: средняя продолжительность жизни превышала 40, 45, а кое-где и 50 лет.

Но XX век превзошел все ожидания. Если в 1960 году страны с продолжительностью жизни в 70 лет для обоих полов были членами немногочисленного привилегированного клуба, то в 2010–2015 годах число таких стран достигло 125. Кроме того, появилось более 30 государств, в которых продолжительность жизни для обоих полов превысила 80 лет.