Миграции древних людей — замечательное явление. Люди появились в Африке — часто говорят, что в Восточной Африке, хотя, видимо, в Африке вообще. Первые стадии эволюции человека протекали в обстановке, не располагающей к миграциям. Если посмотреть на австралопитеков и первых хабилисов, то они жили в довольно закрытых, по нашим меркам, местообитаниях. Это были саванны, но далеко не такие, как сейчас. И как раз высшие приматы — человекообразные и в том числе первые люди — не были склонны к дальним миграциям. В этом смысле они проигрывали многим копытным, которые хорошо это делали. Мы стопоходящие, и древние люди ходили босиком, а не в удобных кроссовках, поэтому они не умели далеко мигрировать. Почему, например, большинство австралопитеков в интервале от 3 до 2,5 миллионов лет назад вымерло? Потому что возникла сезонность климата, и надо было периодически мигрировать, а они не умели. В это же время по той же самой причине исчезают, например, свиньи и павианы.

Впоследствии на уровне Homo ergaster (человека работающего) люди все-таки раскачались, отрастили себе длинные ноги и научились передвигаться далеко. Самая ранняя капитальная миграция зафиксирована 1 миллион 800 тысяч лет назад — это люди из Дманиси в Грузии, которые по своему сложению и пропорциям еще весьма архаичные: коренастые, невысокие, ростом 140 сантиметров, но при этом они смогли добраться до Грузии. Видимо, похожие персонажи, хотя мы точно об этом не знаем, заселили Кубань. Про первые миграции на уровне еще хабилисов, рудольфенсисов, мы мало чего знаем. А вот Homo ergaster (человек работающий) стали расселяться весьма продуктивно, потому что пропорции тела стали похожи на наши: узкие плечи, узкий таз, длинные ноги, поэтому передвигаться на дальние расстояния стало проще.

Рекомендуем по этой теме:
27585
5 древних людей

К интенсивности миграций также располагал субтропический климат. Вся южная часть Евразии — от Португалии до Тихого океана и Китая — это все были субтропики со слонами, носорогами. Когда люди там расселялись, они чувствовали себя все время как дома. Они не сильно страдали от того, что куда-то переселились. Главное было преодолеть небольшие проблемы при выходе из Африки, потому что надо переправляться через Баб-эль-Мандебский пролив там, где Красное море соединяется с Индийским океаном, либо через Суэцкий перешеек. Однако Суэцкий перешеек проходит через пустыню, где очень немного периодов, когда можно было безопасно пройти. Ведь охотники-собиратели через пустыню не пойдут: там воды нет, с собой они много не утащат. А через Баб-эль-Мандебский пролив надо плыть, там никогда суши не было.

Тем не менее из зоогеографии мы знаем, что другим животным это не было препятствием. И те же жирафы, зебры, леопарды, павианы прекрасно переправлялись через Суэц или Баб-эль-Мандебский пролив. Если уж страусы справились с павианами, то люди-то уж и подавно. Они это преодолели. А дальше вся Южная Евразия — это субтропики, пойдешь ли на запад или на восток. Когда люди шли в сторону Китая, справа все время было море, слева были то горы, то пустыня, то джунгли. Перед ними был пляж, на который волны выбрасывали ракушки, рыбу, иногда и дельфинов. А за спиной другие голодные племена. Поэтому выбор у них был небольшой. Если измерить линейкой расстояние от Африки до Индонезии и прикинуть, что они в год будут проходить 50 километров, то за считаные тысячи лет они добежали до Индонезии. Поэтому мы видим, что люди во всей южной части Евразии появляются вдруг сразу везде.

Местами они даже плыли. Например, миллион лет назад питекантропы умудрились проплыть пару проливов по 20–30 километров шириной и доплыть до острова Флореса, где стали хоббитами — карликовыми человечками высотой в метр, и мозги у них усохли до 400 грамм с приличного килограмма, который у них на тот момент уже был. Кто-то доплыл и до Сулавеси или Целебеса. Правда, мы не знаем, на что они были там похожи, однако орудия в Талепу найдены. Кто-то доплыл до Северных Филиппин, например до острова Лусона. Там есть находки орудий, а уже в гораздо более поздних отложениях и костей. В 2019 году был описан новый вид — Homo luzonensis, который на этом Лусоне сформировался. Скорее всего, таких экзотических человечеств было много.

По мере таких миграций, расселения, далекие группы начинали отличаться от исходных, потому что уже прямого сообщения не было. Возникали специфические человечества. В Европе из первых эректусов возникли вначале гейдельбергенсисы, а потом и неандертальцы. На Дальнем Востоке возникли денисовцы. В Африке ковались сапиенсы. Но на этом люди не остановились, и по мере появления уже технических возможностей, в том числе освоения огня, они заселяли более северные области. А северные области двигались им навстречу, потому что климат ухудшался и становилось холоднее. Люди могли даже никуда не сдвигаться с места, они все равно оказывались во все более холодных местах.

Рекомендуем по этой теме:
12153
Главы | Байки из грота

Уже на уровне человека гейдельбергского, то есть порядка полумиллиона лет назад, они заселили области с умеренным климатом, где есть уже зима. Поэтому у них появляются капитальные жилища, регулярно используемый огонь, причем он моментально появляется везде: и во Франции в пещере Араго, и на Ближнем Востоке в Кесеме, в Табуне. До этого нет слоев с огнем. Вернее, слои есть, а огня нет. А потом появляются слои уже с огнем. Скорее всего, в это время появляется одежда. Точно мы не знаем, но догадываемся.

Сами люди меняются и приобретают более холодоустойчивый облик. В Европе на этом фоне появляются неандертальцы. Но всех, конечно, обогнали в плане способности к миграциям сапиенсы: все древние куда-то ходили, а потом садились и дальше тысячелетиями сидели на одном месте, но сапиенсы были не таковы. И примерно 50 тысяч лет назад, а может, даже чуть пораньше, 55 тысяч лет назад, был очень небольшой период времени, когда можно было еще раз пройти через Суэцкий перешеек. Были сделаны споро-пыльцевые анализы и показано, что это можно было. И на Ближнем Востоке 55 тысяч лет назад в пещере Манот появляется сапиентный череп.

Сапиенсы двигались очень быстро: 45 тысяч лет назад они оказываются уже в Омской области. Усть-ишимская бедренная кость — это прямо сапиенс-сапиенс. И 45 тысяч лет назад на Таймыре, в Сопочной Карге и на Янской стоянке, находят разделанных мамонтов, орудия труда. Правда, там у нас нет костей людей. Мы не знаем точно, кто это был. Но скорее всего, это были сапиенсы. При этом Таймыр — это Заполярье, где уже полярная ночь, где сейчас-то очень неуютно, а тогда был ледниковый период, и все равно они как-то освоились. Сапиенсы уже владели навыками резьбы по дереву, изготовления лодок и плотов. И они моментально мигрируют в Австралию.

А на северо-востоке сапиенсы преодолели Берингов пролив, который проливом в тот момент и не был. Учитывая, что до этого момента они двигались все время вдоль берега и все время, сколько они от Африки двигались, слева была земля, справа — вода, они не сомневались, что впереди что-нибудь еще будет. Поэтому, когда они доплыли до этого Берингова пролива, слева была земля, пусть обледеневшая, а справа вода, было очевидно, что дальше будет то же самое. Они там проплыли и уже оказались в Северной Америке. Они про это ничего не знали. Но, наверное, они ощутили какие-то изменения, потому что дальше людей не было, вдруг оказались безлюдными территории, зато была куча зверья. И вплоть до Огненной Земли сапиенсы шли без остановки. И вдруг неожиданно с датировками под 18 тысяч лет, как минимум 14 тысяч лет назад, они оказываются уже на самом юге Южной Америки. Все — Земля заселена. Дальше оставались только маленькие острова в океане, куда они добирались вплоть до современности. И сейчас еще можно найти какой-нибудь маленький остров, где никто не живет.

Рекомендуем по этой теме:
5522
Культ медведя в палеолите

Так что ко времени примерно 14 тысяч лет назад планета была заселена целиком. Но наши способности к расселению нам покоя не дают, а Земля кончилась. Но, во-первых, есть глубины океана, а во-вторых, есть космос, который еще шире. И уже немного до Луны добрались, на Марс спутники заслали. Глядишь, заселим и дальше. Так что надо держать марку и заселять новые территории.