Современники и почитатели таланта великого испанского драматурга и поэта Лопе де Веги дали ему множество пышных и изысканных эпитетов. Два из них — «феникс гениев» и «чудо природы» — дал ему один из его наиболее яростных противников на литературном поприще Мигель де Сервантес. Иногда в книгах о Лопе де Веге его даже не называют по имени, а просто пишут «чудо природы».

Он действительно был удивительно талантлив. Его жизнь прошла в невероятном калейдоскопе событий: его обожали современники, он получил всю свою славу сполна. В Испании даже существовала молитва, обращенная к Лопе: «Верую в Лопе, всемогущего поэта неба и земли…» и так далее. Надо сказать, инквизиция немало нервничала по этому поводу.

Лопе родился в 1562 году, умер в 1635-м, расцвет жизни приходится как раз на рубеж XVI–XVII веков — время расцвета испанского золотого века. Юность его приходится на начало Испанской империи, а старость — на время ее заката. У многих исследователей его творчества создается впечатление, что все треволнения своей эпохи он прожил и прочувствовал на собственном опыте. С точки внешних событий его жизнь кажется удивительно насыщенной, а главное, удивительно переменчивой: два брака, множество подруг и возлюбленных, перемены мест, дуэли, изгнания, почетные ссылки, служба в Толедо секретарем герцога Альбы, дружба с герцогом Сессой, участие, хотя и кратковременное, в военных эскападах империи.

Рекомендуем по этой теме:
8214
Особенности драматургии Макдонаха

Вместе с тем создается ощущение, что Лопе де Вега немного сам помогал выращивать миф о самом себе — миф о страстном и жизнелюбивом гении, спонтанном таланте, плодовитом, ярком, способном на невероятные достижения. Он говорил, что пишет пьесу в 24 часа и является поэтом, обладавшим невероятной народной любовью. Все эти рассказы о самом себе можно вычитать из огромного количества его произведений — как художественных романов, так и вполне автобиографических, как знаменитый роман «Доротея». Пожалуй, единственное место, где их нельзя найти, — это его театральные произведения. Все эти измышления не отменяют главного: жизнь его проходила очень целостно и монолитно. Он много писал и занимался литературным трудом. Этому не мешают никакие личные обстоятельства. Меняются только привходящие личные обстоятельства, которые и насыщают внешнюю жизнь.

Лопе де Вега получил классическое, обычное для своего времени образование, а его действительно недюжинные знания — это плод прежде всего самообразования. Он много и постоянно читал и учился. Надо сказать, что Лопе — уникальная фигура в том смысле, что нет такого жанра в истории испанской литературы XVI–XVII веков, в котором он не попробовал бы свои силы и не оставил бы замечательных образцов. Единственное, что он ни разу не пытался создать, — плутовской роман. Лопе был не чужд патриотическим, государственным и имперским идеям, поэтому тот тип романа, в котором мир оказывается вывернутым наизнанку, а героем оказывается пройдоха и плут, был не очень близок ему самому.

Он разбрасывает по своим текстам множество автобиографических рассказов. Единственное, что действительно не затрагивают обстоятельства его жизни, — это его драматургические произведения. Притом что это главное, чему он посвятил жизнь. Театром он занимается всю свою жизнь, начиная с юношеских лет, проведенных в столице тогдашней театральной Испании Валенсии. В Валенсию Лопе де Вегу приводят личные обстоятельства: очередная любовная интрижка заканчивается дуэлями, скабрезными стишками, оскорблением, и Лопе вынужден бежать не первый и не последний раз. Оказавшись в Валенсии, он знакомится с целым кругом драматургов, которые вовлекают его не просто в театральную жизнь, но в круг размышлений о том, каким должно быть театральное искусство.

В 1595 году он вернется в Мадрид зрелым человеком и драматургом. В 1600-е годы много работает над тем, чтобы реформировать испанский театр. Плодом этого становится новая драматическая концепция, которая отразилась в его поэтическом трактате «Новое искусство делать комедии». Лопе настаивает на том, чтобы порвать со всеми традиционными правилами театрального искусства. Он ищет и находит новую структуру, на его взгляд достаточно оптимальную, для того чтобы вместить содержание любого рода, и ориентируется не на нормы и правила древнего искусства, которые сформулированы в трактатах Аристотеля и Горация и отразились в пьесах Плавта и Теренция.

Для Лопе де Веги определяющим мерилом оказывается вкус зрителя, gusto, вкус толпы, которая приходит в испанский театр. Театр этого времени действительно становится повальным увлечением и местом, где сходится публика абсолютно всех социальных слоев. В Мадриде и по всей Испании возникают театры corrales (словом corrales раньше называли небольшой дворик, огороженный с четырех сторон домами). Теперь они становятся местом импровизированного театрального помещения, где прилежащие дома, их балкончики и ложи составляют балконы и ложи театра, а пустое пространство между ними, то есть партер, заполняет самая малоимущая публика. На галерке рассаживаются студенты и клирики. Для дам отдельная ложа напротив сцены, потому что они не могли сидеть в общем зале. Это место, где свистят, кричат, бросают апельсины, раздается треск трещоток и где публика очень ярко выражает все свои эмоции. Именно на эту публику ориентируется Лопе.

Конечно, он немного кокетничает, когда говорит, что только вкус толпы управляет поэтическими устремлениями. На самом деле он никогда не забывает обучать эту толпу, воспитывать ее вкус. Для него окультуривание — процесс, происходящий несколько исподволь, но неуклонно и всегда. Его герои разговаривают чрезвычайно изысканным языком неоплатонических трактатов. Они могут рассказывать сонеты в гонгорийском и кеведианском стиле. Вообще, Лопе де Вега не только первый драматург Испании, а он первый поэт Испании. Поэтому его пьесы — это всегда шедевры, и прежде всего поэтического искусства. Так или иначе, требуя забыть все правила, Лопе де Вега создает жанр чудовище, género monstruo. Чудовище он потому, что, в отличие от классицистических правильных трагедий и комедий, держится на смешении: смешивается высокое и низкое, аристократические персонажи и слуги, комическое и трагическое.

Это пьеса, которая позволяет себе перемешивать все привычные нормы. Она состоит из трех действий и может включить в себя абсолютно любое содержание, будь то комедия плаща и шпаги, драматизированные жития святых или придворная мифологическая пьеса. Эта комедия становится на ближайшие восемь десятков лет главным и наиболее удобным способом реализации любых драматических устремлений и новаций. В этой пьесе ограниченный набор действующих лиц: дама, галант, старик, слуги, которые помогают влюбленным даме и ее кавалеру. И есть особый персонаж, его называют грасьосо, который чаще всего закручивает интригу или помогает ее разрешить. Достаточно вспомнить Тристана из знаменитой «Собаки на сене». Эта готовая и отлитая в очень устойчивые нормы и правила структура получит имя новой комедии. Напомню, что комедиями в это время называются пьесы вообще — независимо от их трагического, комического или какого-либо содержания. Комедия — синоним слова «пьеса».

В театральном наследии Лопе де Веги выделяют пьесы всех существующих на тот момент жанров. Однако разнообразие сюжетов никогда не нарушает единства эстетических и тематических принципов, которые исповедует Лопе де Вега. У него пьесы всегда наполнены очень сложной и запутанной интригой и связаны с двумя основными темами театра золотого века — это темы любви и чести. Написанные на рубеже веков, пьесы Лопе де Веги в равной пропорции сочетают в себе ренессансную целостность и барочную парадоксальность и искусственность.

Любовь у Лопе действительно невероятно целостное, гармоничное, возвышенное чувство, которое практически скрепляет весь его художественный универсум. Однако пути к любовной гармонии почему-то оказываются очень разными и прихотливыми. Здесь может быть хитрость, ловкие трюки, как, например, в замечательной «Дурочке» или «Валенсианской вдове», где Леонарда сама ставит спектакль, в котором завлекает в свои сети ничего не подозревающего возлюбленного. Это может быть откровенный обман, как в «Собаке на сене». Поэтому так часто в пьесах Лопе, невзирая на все возвышенные смыслы, появляются мотивы маски, маскарада, игры, розыгрыша, обмана, которые характерны скорее для барочного искусства с его идеей театральности жизни, с идеей призрачности человеческого бытия, идеей неразличения границ реальности и вымысла, реальности и искусства.

Что касается драм чести, то в них преобладает конфликт между честью внешней и достоинством отдельного человека. Конфликт этих двух ипостасей чести разрешить почти никогда не удается. Чаще всего в драмах чести главным вершителем судеб героев оказывается внешнее вмешательство. Так происходит, скажем, в «Фуэнте Овехуне», так происходит в «Звезде Севильи», в «Саламейском алькальде» — самых знаменитых драмах чести Лопе, когда король вынужден разрешить конфликт и тем самым гарантировать незыблемость устройства социума и его нравственно-этических постулатов.

Как я уже сказала, в современной Лопе словесности, наверное, не существовало такого жанра, в котором бы он не испробовал свои силы. Он пишет любовную и духовную лирику, пасторальные и любовно-приключенческие романы, рыцарский эпос, создает новеллы. Но всю свою жизнь он занят театром. И именно талант драматурга ставит Лопе де Вегу в ряд великих его современников.