В Год музыки Великобритании и России 2019 мы вместе с Посольством Великобритании в Москве рассказываем о том, как музыка влияет на наши эмоции, помогает ли она справиться со стрессом и почему звуки застревают у нас в голове.

Исследовать влияние музыки при нарушениях нервно-психического развития нужно и для разработки теории, и для клинического применения. Очевидное клиническое применение музыки — терапия. При лечении дефектов речи часто используют элементы музыкальной терапии, особенно для улучшения слухового восприятия и памяти у детей с нарушениями развития. Между эмпирическими исследованиями и терапией есть прямая связь: исследования предоставляют нам данные, на основании которых терапевты разрабатывают различные подходы к работе с такими детьми.

Когда речь идет о нарушениях нервно-психического развития, нужно помнить, что они отличаются от травм мозга у взрослых. Такие дети нетипично обрабатывают музыку с самого рождения. Мы можем обнаружить, что они любят и слушают музыку, но воспринимают и запоминают ее не так, как дети с типичным развитием.

Рекомендуем по этой теме:
8637
Творчество по назначению врача

Многие из когнитивных и перцептивных механизмов, затронутых при нарушениях нервно-психического развития, важны для восприятия музыки. У многих детей с такими нарушениями часто встречаются проблемы с теми аспектами восприятия и познания, которые могут повлиять на восприятие музыки. У них можно заметить проблемы с перцептивными навыками. При некоторых языковых нарушениях возникают трудности с различением «па» и «ба», из-за чего может быть сложно дифференцировать тоны в музыке. У некоторых детей есть проблемы с кратковременной или долговременной памятью, синтагматическими связями, извлечением структур из информации. Например, у детей с синдромом Вильямса есть проблемы с целостным восприятием. Можно предсказать, что оно важно для музыки, и у таких детей мы увидим нарушения в тех областях восприятия музыки, которые связаны с целостным восприятием.

При специфических расстройствах речи наблюдаются трудности с языком, и очень похожие проблемы мы видим и в музыке. Это соотносится с теориями о том, что для обработки речи и музыки мы используем одни и те же ресурсы. Существует важная модель американского исследователя Пателя, согласно которой мы обрабатываем синтаксис в музыке и языке с помощью одних и тех же нейронных и когнитивных ресурсов. Мы можем приложить эту теорию к случаям специфических расстройств речи. Проблемы, которые возникают при обработке синтаксиса, мы видим во время обработки музыкальной гармонии. Это лишь один пример того, как мы можем развивать теорию взаимовлияния музыки и нарушений развития.

Когда мы обрабатываем эмоции в речи и музыке, мы работаем с похожими психоакустическими сигналами. Мы можем исследовать детей, которые не очень хорошо воспринимают эмоции в голосе (у детей с нарушениями зрения такое встречается), и посмотреть, как они распознают их в музыке. Если обнаружится, что эмоции в музыке распознавать легче, чем в голосе, мы сможем использовать эти данные в терапии.

В последнее время становится все очевиднее, что у детей редко бывает одно нарушение нервно-психического развития. Если мы исследуем аутизм, мы видим много детей и с двигательными нарушениями: у них много проблем с развитием координации. Встречаются и другие сопутствующие расстройства, например языковые проблемы. У некоторых людей с аутизмом есть специфические расстройства речи.

У детей с нарушениями зрения и слуха часто довольно высокий уровень аутизма. Мы даже видим некоторых детей с синдромом Вильямса, соответствующих диагностическим критериям аутизма. У многих из них видна смешанная симптоматика. Сейчас обозначилась тенденция к тому, чтобы сравнивать нарушения развития друг с другом. Это поможет нам понять, какие факторы уникальны для каждого из расстройств, а какие — общие. Например, если мы посмотрим на специфическое расстройство речи и дислексию, мы увидим людей, у которых есть оба расстройства, но они могут проявляться и по отдельности, у них есть специфические характеристики.

Имеются достоверные данные о том, что музыкальная терапия очень полезна при аутизме. Рандомизированные исследования показывают, что она может помочь с фундаментальными нарушениями коммуникации. Кроме того, одно важное американское исследование показало, что музыку можно использовать для выявления речи у детей с аутизмом, которые не могут говорить. Она помогает уменьшить тревожность при некоторых нарушениях развития. Есть много способов использовать музыку: она может помочь нам с эмоциями, помочь почувствовать связь с другими людьми, когда возникают трудности в общении. Что касается составных компонентов музыки, их можно использовать для развития слухового восприятия. Это поможет, например, в распознавании фонем. Таким образом, занятия музыкой и умение более эффективно анализировать высоту звука распространяются на владение языком. Мы видим положительные эффекты для детей, имеющих трудности с речью.

Рекомендуем по этой теме:
27451
Музыка и эмоции

Можно использовать ритмику языка, чтобы помочь детям с двигательными нарушениями или детям, имеющим проблемы с моторикой. Если у нас получится побудить ребенка начать играть на музыкальном инструменте, это поможет ему развить мелкую моторику. Мы можем использовать музыку как среду для обучения, потому что она вовлекает эмоционально. Если у ребенка проблемы с двигательными функциями, то, вероятно, это будет мотивировать его отрабатывать движения рук лучше, чем другие терапевтические подходы.

Мы многого не знаем о нарушениях нервно-психического развития и музыке. Некоторых детей с такими нарушениями чрезвычайно трудно тестировать. Например, я исследовала, как дети с синдромом Дауна распознавали эмоции. Они плохо справились с заданием, но я ни секунды не сомневаюсь, что они чрезвычайно чувствительны к музыке, я видела это много раз. Согласно программе эксперимента ребенок должен был послушать музыку, посмотреть на картинки и решить, какая из них соответствует музыке. Детям было гораздо интереснее смотреть на меня, и им было трудно сосредоточиться на задании.

Таким образом, на основании эмпирических данных мы не можем утверждать, что дети с синдромом Дауна чутко воспринимают музыку, но, вероятно, это так. То же самое можно сказать и о тех детях с аутизмом, чей интеллект работает на невысоком уровне. Все свидетельствует о том, что они очень чувствительны к музыке, но мы не можем это проверить с помощью тех программ исследования, которые мы используем в психологии.

Мы также знаем, что у детей могут быть проблемы с некоторыми аспектами музыки. Например, при синдроме Вильямса возникают проблемы с целостным восприятием, но эти дети обожают музыку. Слушают ли они ее по-другому? В ней есть смены тембров, пульс, темп, ритм, и это значит, что неспособность распознать мелодию может и не быть большой проблемой. Даже люди с такими нарушениями могут многое получить от музыки.

Рекомендуем по этой теме:
16026
Музыкальная память

У детей со специфическими расстройствами речи наблюдаются проблемы со слуховой памятью. Наше исследование показало, что при этом нарушении у них плохая музыкальная память. Но музыка вызывает у детей эмоциональные реакции, то есть дает какой-то эффект. У нас нет достаточно чувствительных инструментов, которые покажут нам, что происходит с этими детьми. Когда наша программа исследования ставит детей в невыгодные условия, потому что требует от них сосредоточиться, что-то запомнить или управлять своими движениями, мы делаем вывод, что они не справляются с заданием. Но на самом деле это мы не справляемся с задачей разработать программу, которая подойдет для исследования таких групп. Так что нам нужно включить воображение и начать думать о том, как такие дети воспринимают музыку.