В Год музыки Великобритании и России 2019 мы вместе с Посольством Великобритании в Москве рассказываем о том, как музыка влияет на наши эмоции, помогает ли она справиться со стрессом и почему звуки застревают у нас в голове.

 

Вопрос, почему музыка вызывает у слушателей яркие эмоции, давно занимает психологов и нейробиологов, а философов еще дольше. В психологии нет строгого определения понятия «эмоция», и это как бельмо на глазу. Большинство исследователей полагает, что эмоции связаны с несколькими ключевыми компонентами. Есть когнитивный компонент, связанный с оценкой ситуации или события. Есть психофизиологический компонент: ваша автономная нервная система может изменить работу из-за вашего эмоционального состояния. Ваши пульс и дыхание могут измениться, это работа вашей автономной нервной системы. И есть экспрессивный, поведенческий компонент, связывающий их вместе. Если вы напуганы, у вас на лице отразится страх, а если злитесь, то у вас тоже будет характерное выражение лица. Также вы можете определенным образом вести себя в конкретных эмоциональных состояниях. Через выражение лица и поведение вы демонстрируете свое состояние. Есть еще чувства — это то, что большинство из нас понимает под эмоциями. Мы говорим: «Мне грустно», и это субъективный опыт человека, переживающего эту эмоцию.

 

Эмоции включают в себя все эти компоненты. Эмоции, вызванные музыкой, — это эмоциональные состояния, которые вызваны прослушиванием музыки и содержат несколько из этих компонентов. Мы подчеркнули «вызванные», поскольку нам важно, что эти эмоции возникают в ответ на музыку, а не воспринимаются в ней. Это важно различать, поскольку мы можем воспринимать музыку, например, как счастливую, но это необязательно делает нас счастливее. Так что это уточнение очень важно для исследователей этой области.

Исследования показали, что в половине случаев прослушивания музыки мы испытываем эмоции. Если вы хотите получить целостное понимание эмоций, то полезно понять эту сторону нашей эмоциональной жизни.

 

Когда мы говорим о вызванных музыкой эмоциях, важно понимать, как психологи описывали эмоции в целом. Есть две популярные модели. Повторять их почти неприлично, потому что психологи говорят о них постоянно. Они не будут новыми для тех, кто интересуется психологией. Это базовая модель, согласно которой у нас есть врожденные универсальные эмоции: счастье, грусть, гнев, отвращение, страх, удивление. Во всем мире люди могут распознавать эти эмоции, и поэтому они считаются универсальными, базовыми.

 

Иногда вы слушаете музыку и чувствуете счастье, или, если вам грустно, вам может стать еще грустнее. Но как часто вы чувствуете гнев или отвращение? Нечасто. Так что остается вопрос, подходит ли эта модель для описания вызванных музыкой эмоций. Пожалуй, не очень — или ее одной недостаточно.

 

Другая ключевая модель — многомерная модель эмоций, согласно которой двух-трех измерений достаточно, чтобы описать большинство эмоциональных состояний. Одно измерение — это валентность (насколько что-то приятно), второе — интенсивность (увеличение напряжения или возбуждение). Оно указывает на состояние вашей автономной нервной системы: уровень пульса, дыхание и так далее. Это поможет мне объяснить, что я чувствую по поводу музыки: она приятная, я чувствую себя спокойно, а не возбужденно. Но как много в этом тонких оттенков для описания того, что происходит во время прослушивания музыки? Исследователи психологии музыки решили, что это интересно и полезно, но недостаточно. Последний тренд — схватить всю широту эмоций, которые в нас может вызывать музыка, и подчеркнуть, что это не утилитарные эмоции, которые мы испытываем в повседневной жизни.

 

Утилитарные эмоции помогают нам адаптироваться к событиям, важным для нашего выживания. Вот страх: вам нужно убежать от того, что вас пугает. У того, что мы слышим в музыке, часто нет никаких критических последствий: это форма, которой мы наслаждаемся и о которой размышляем. Эмоции, вызванные музыкой, особые, неутилитарной природы и не содержат заботы о себе.

Рекомендуем по этой теме:
10071
5 книг об эмпатии

Затем исследователи спросили: как мы можем узнать, что это за эмоции? И они отправились на концерты вне фестивалей и спрашивали людей: «Что вы чувствовали, пока были на концерте?» Затем вы смотрите, есть ли какие-то повторения в том, как люди описывают свои эмоции. Вы обнаруживаете ностальгию, нежность или что-то близкое к счастью: люди часто говорили о радостном возбуждении. Это не обязательно соотносится с базовыми эмоциями.

 

Еще один интересный тренд в психологии музыки и эмоций: люди сосредоточились не только на самих эмоциях, но и на механизмах их возникновения. В одной работе предположили, что таких механизмов всего восемь. Я опишу лишь несколько. Один из них — это музыкальные ожидания. В случае с тональной музыкой, которая следует правилам, вы часто пытаетесь предугадать, что будет дальше. С этим ничего не поделаешь: так устроен наш мозг. Иногда вы угадываете, иногда нет, иногда вам нужно подождать, чтобы узнать итог. Мы поняли, что людям нравится этот процесс. Когда вы не угадали, возникает очень характерная мозговая активность, связанная с ошибками, и мы видим физиологическое возбуждение. Есть механизмы, с помощью которых музыка вызывает такие эмоции.

 

Еще один механизм — эмпатия. Большинство из нас думает, что эмпатия — это что-то социальное: я сопереживаю вам или кому-то еще. Для тех, кто занимается психологией эстетики или музыкой и эмоциями, интересно узнать, что слово «эмпатия» вошло в английский язык через слово Einfühlung. Оно значит «вчувствование» и связано с тем, как мы реагируем на произведения искусства. Сейчас признают важность эмпатии как способа вызвать в нас эмоции через искусство, в частности музыку, но и тогда люди рассматривали ее так же.

 

Исследования показывают, что ваш общий уровень эмпатии в повседневной жизни — если вы часто сопереживаете другим — помогает предсказать, насколько вас тронет, например, грустная музыка. Вы слышите грустную песню и говорите: «О, я так тронут». Возможно, вы сопереживаете той истории, которая с ней связана. Есть и другой тип эмпатии — не эмоциональный, а когнитивный. Кажется странным: когнитивная эмпатия. Когда вы считаете, что музыка написана живым человеком, а не алгоритмом, в мозге активируется целая нейронная сеть. Она отвечает за приписывание другим людям определенных состояний. Когда мы слушаем музыку, мы невольно задумываемся о том, что композитор пытался нам сказать, в каком он был состоянии.

 

Моя работа связана с мозгом. Мне интересно, как на сети в мозге, связанные с обработкой и передачей эмоций, влияют консонанс и диссонанс или удивление от музыки. Иногда я провожу исследование на уникальной выборке участников, в мозге которых установлены внутричерепные электроды. Обычно мы снимаем данные с кожи головы (очень часто — студентов-психологов), но иногда связываемся с пациентами, которые хотят принять участие в наших экспериментах и у которых в мозге установлены электроды для будущей операции. С ними мы можем получить хорошее временное разрешение для тех зон, которые расположены в глубине мозга и связаны с эмоциями. Это некоторые из моих исследований. В этом случае я использую простые стимулы, потому что данные мы получаем очень обширные, и по возможности стоит действовать именно так. Нам нужна и экологическая валидность, так что в других исследованиях мы просили участников прийти в лабораторию со своей музыкой: принести такую музыку, где есть моменты, которые кажутся им очень красивыми. Затем мы изучали, как они описывали эти моменты, как они физиологически на них реагировали и что в это время происходило в музыке.

Мы заметили интересные закономерности. Иногда это моменты подъема, и люди говорят о них как о возбуждающих. Их тело это отражает, и в музыке мы в этот момент видим структурные изменения. Когда они говорят, что музыка спокойная, мы не видим сильных структурных изменений. У них мы видим только улыбку, которая связана с тем, что эту музыку легко понять и они видят красоту в этой простоте. В таких исследованиях мы уходим от изучения фундаментальных свойств музыки и делаем акцент на переживаниях, на попытке понять эмоции в близкой к нашему повседневному опыту среде.