Прежде чем говорить об ирландских мифологических генеалогиях, стоит сказать несколько слов о персонажах, которые в них присутствуют, — о Туата де Дананн, которые на русский язык дословно переводятся как «племена богини Дану». Это легендарное население Ирландии, которое было предшественником мифологических предков исторических ирландцев, Сыновей Миля.

Популярная точка зрения, которая является доминирующей с XIX века, рассматривает Туата де Дананн как ирландский дохристианский пантеон. В случае с некоторыми персонажами мы этого не отрицаем, но это справедливо не для всех Туата де Дананн. Изрядная доля имен Туата де Дананн впервые появляется в источниках поздних Средних веков, раннего Нового времени, то есть тогда, когда подобного рода архаические переживания и религиозные диспуты между христианством и язычеством уже были out of the question. Мотив, согласно которому Туата де Дананн являются людьми из плоти и крови, существует и развивается в текстах параллельно и диахронически с историей про божественных персонажей. Поэтому я предлагаю изучить древнеирландские тексты и увидеть, как в них реализуется мотив, который связан с происхождением Туата де Дананн и соответствующими генеалогическими преданиями.

В текстах, где Туата де Дананн рассматриваются как люди, они хорошо попадают в другую фольклорную колею Северо-Западной Европы: это распространенный мотив волшебного народа-предшественника, который терпит поражение в схватке за землю, уходит под землю и дальше продолжает там обитать. Если мы будем отыскивать типологические параллели, можем вспомнить валлийских Тилвит Тег, скандинавских Альвов. В финском фольклоре тоже есть похожие персонажи, которые перешли в северорусский фольклор, а оттуда в уральский и сибирский.

Один из первых письменных текстов, который есть у нас на эту тему, — это «Житие святого Патрика» Тирехана от 675 года. В нем есть разночтения: стоит ли понимать упомянутых мужей сидов как одно и то же подмножество с богами земли или это противопоставление? В стихотворении, автор которого умер в 887 году, «Откуда пошли гойделы» рассказывается вполне человеческая история: когда пришли Сыновья Миля, то есть собственно гэлы, они одержали сокрушительную победу над Туата де Дананн и выгнали их из Ирландии. Когда они пригнали их к берегу моря, прискакал гонец и сообщил, что круитни — под этим именем знали пиктов — похитили у ирландцев всех их женщин. Туата де Дананн в качестве отступного предлагают следующую сделку: ирландцы отдают им подземную Ирландию, чтобы они продолжали там жить, а за это Туата де Дананн отдают гэлам в жены сестер и дочерей.

В этом эпизоде характерно то, что ирландцы распоряжаются подземной Ирландией так же, как и наземной, то есть это один континуум. Это важный момент, который говорит о физическом единстве и проницаемости территории. Также в эпизоде характерно, что обе группы персонажей человеческой природы, которые заключают нормальный договор. У нас возникает проблема определений: обитатели сидов и Туата де Дананн — это одни и те же ребята в ирландской традиции или нет? Мы упираемся в проблему интерпретации пары конкретных фраз, из которых можно заключить как-то, что Туата де Дананн и обитатели сидов — одно и то же множество персонажей, так и то, что это два подмножества персонажей.

Для нас это не очень важно, потому что в традиции, к которой мы будем обращаться, а именно аристократической и церковной, авторы различия между этими множествами не делают. Исследователь древней Ирландии Скоукрофт выдвигает третью версию, которая мне кажется довольно обоснованной, что обитатели сидов и мужи сидов, aes sidhe, — это переходящее именование, которое приписывается любому изгнанному этносу: когда Туата де Дананн изгоняют фоморов, то фоморы для них aes sidhe; когда приходят Сыновья Миля, то Туата де Дананн для них aes sidhe. То есть это обозначение поверженного и отчасти дегуманизированного противника.

В ряде древнеирландских текстов Туата де Дананн — смертные, которые периодически вылезают из подземной Ирландии, ведут партизанскую войну или взаимодействуют с нормальными ирландцами. Их техническое бессмертие обуславливается нелинейным временем их мира. Это не иной мир, не обитель божеств или мертвецов, а именно мир людей, существующий параллельно, но по человеческим законам, поэтому человек из обычной реальности тоже будет жить неограниченно долго, если он попадет в этот нелинейный хронотоп. Если же кто-то выйдет из подземного мира и останется в стандартной, линейно-хронологической Ирландии, то он состарится и умрет.

В замечательных текстах IX века «Финн и человек на дереве» и «Как Финн обрёл знание, и смерть Кул Дува» Туата де Дананн пытаются украсть мясо, которое Финн Маккул жарит на костре. Незадачливый вор получает копье в спину, умирает, его оплакивают. Интересно, что граница между нормальной и сидской Ирландией абсолютно физическая и проницаемая, это дверь, которой можно прищемить палец, что с Финном и происходит. Граница может быть холмом, и, если долго копать, можно докопаться до мира сидов.

Регулярно герои Сыновей Миля находятся на воспитании сидов или берут себе кого-то из сида в жены. Случаи смешанного происхождения считаются нормой, причем персонажи, которые наполовину или полностью Туата де Дананн, не обладают суперспособностями. Если они одерживают победу, то только по рациональным причинам — превосходство в военной силе или получение вовремя информации. Происхождение от Туата де Дананн могло приписываться даже тем людям, которые, по меркам современников определенного источника, жили совсем недавно, например Монган мак Фиахна. Не прошло и двухсот лет со смерти этого короля, а в VIII веке появляются тексты, которые объясняют, что на самом деле его папа — один из верховных королей Туата де Дананн. Это воспринималось как реалистичная, будничная история.

В древнеирландском периоде IX–X веков существовал паттерн, рассматривающий Туата де Дананн как людей из плоти и крови, которые были изгнаны в некий параллельный мир и там продолжали существовать. Изначально заключение мифологического межмирового брака символизирует заключение мирного договора между двумя этносами. Такие историки по древней Ирландии, как Сайерс и Скоукрофт, говорят, что именование aes sidhe будет пониматься не как «люди сида», а как «люди мира». Мир не в плане пространства, а в плане мирного договора, как отсутствие войны. Поэтому рассказы о происхождении легендарных персонажей от Туата де Дананн не несут в себе особенного маркера в древнеирландский период.