Какие существуют подходы к исследованию активности микроорганизмов в природе? Как действует радиоизотопный метод? И каково значение этого метода для микробиологии? Об этом рассказывает доктор биологических наук Елизавета Бонч-Осмоловская.

Активность микроорганизмов в природе — это, конечно, такой краеугольный камень всего, потому что мы не можем только собственным любопытством обосновывать свою работу по изучению разнообразия микробов — мало ли что где есть. Как говорил великий микробиолог Ван Ниль о микробах, «все есть везде». Поэтому, просто зная, какие есть микробы, мы ничего не можем сказать об их значении. Каким-то образом нам нужно понять, что они делают. И с микробами это довольно трудно, потому что они очень маленькие. Что они на самом деле делают, простым глазом не увидишь. Их деятельность — это химическая работа.

Как можно в пределах какой-то одной микробной клетки (это процесс страшно слабый, и, допустим, их там набралось даже много, этих клеток, в каком-то месте обитания, в водоеме), как почувствовать, что они там делают? Это очень трудно. Если мы изолируем пробу, возьмем, допустим, какой-то объем этого осадка, посмотрим, что там было и что там стало. Но мы вырвали его из окружения. Потому что это открытая система: что-то приходит, что-то уходит, и мы уже очень сильно его нарушили. Поэтому один из способов, как можно узнать, что делают микробы в природе, как-то определить их активность, — это радиоизотопное определение скоростей микробных процессов, и как раз в нашем Институте микробиологии имени Виноградского этот метод распространен и используется активно.

О радиоизотопных методах могу сказать, что они не только количественно, они и качественно важны, особенно в случае таких экстремальных систем, например, термофильных микробных сообществ, которыми мы занимаемся. Они нам могут дать какую-то качественно новую картину. Потому что, если мы какое-то радиоактивное вещество добавляем и потом получаем радиоактивный продукт, мы можем с уверенностью сказать, что эта реакция в этих условиях идет. Если такой микроб нам не известен, значит, есть смысл искать такого микроба, потому что мы, не зная его, обнаружили его активность.