Индийская сельская община стала притчей во языцех. На нее ссылаются как на образец самой древней, первобытной общины. Это связано с представлениями о том, что ремесло на определенном этапе должно отделиться от земледелия. Так как в индийской общине находятся и земледельцы, и землевладельцы, и слуги, и неприкасаемые, и ремесленники, то решили, что в Индии не произошло отделения ремесла от сельского хозяйства. Поэтому они застряли на древнем, первобытном этапе развития. Англичане, когда захватили Северную Индию, дали несколько описаний такой общины. Была даже целая серия работ, посвященных проблеме indian village community, индийской деревенской общины.

С одной стороны, есть города, в которых тоже есть ремесленники и обширная торговля. Городское население небольшое и не может потребить такое количество товара, поэтому нужно что-то продавать сельским жителям. Тем не менее ремесленники живут в общине и снабжаются путем натурального обмена. Кузнец не получает деньги за то, что отремонтировал плуг. За выполненную услугу во время сбора урожая хозяин этих плугов отсыпает ремесленнику определенное количество зерна. Это количество установлено обычаем.

Есть несколько загадок. Прежде всего, почему они не отделяются от сельской общины, хотя рядом с деревней есть рынок? Почему плотник не делает стулья, столы, кушетки и не продает их, а ремонтирует все деревянные части плуга, занимается своим плотничьим делом? Гончар делает глиняную посуду, но не выставляет ее на продажу, а снабжает этой посудой семьи, являющиеся его джаджмани — людьми, которые связаны личностными обменными отношениями. Деревня может выделить какой-то участок земли, чтобы с него ремесленник брал урожай себе в качестве уплаты за его труд.

Рекомендуем по этой теме:
1778
Сельская община в истории

Маркс видел в этом частицу очень древнего общества и поставил восточную общину на первое место среди других общин, которые будто бы развились из нее. Но почему-то среди этих общинных ремесленников нет ткача, а голыми все не ходят и покупают какую-то материю на рынке. Как вы знаете, в Индии не в моде сшитая одежда, обычно они просто заворачиваются в ткань. Есть огромные ткацкие гильдии, которые производят ткани и продают их. В общине ремесленников нет маслобойщика, хотя растительное масло — это один из основных продуктов питания в деревне. Там выращивают сезам и другие масличные культуры, но в деревне масло никто не делает — его покупают.

Кузнец должен ремонтировать железные вещи, но железо надо купить, чтобы вставить железный лемех в плуг. Плотник должен купить определенное дерево, чтобы сделать плуг, который бы продержался несколько лет и не развалился.

Среди общинных слуг и неремесленников обязательно присутствует прачка и цирюльник. Прачка — это не женщина, а член касты прачек, мужчина, который приходит в дом, забирает все грязное белье, стирает, приносит обратно. Во всех странах среди простого народа стирают белье женщины, матери, жены. А в Индии простой народ не хочет стирать свое белье.

Русский мужик обходился без цирюльника целыми годами, а в Индии цирюльники как минимум раз в неделю бреют своих клиентов. Затем цирюльник уносит отрезанные волосы с собой, потому что это ритуально загрязняющая субстанция. В Индии брадобреи работают на улицах не потому, что у них нет дома или парикмахерской, а потому, что лучше выбросить всю щетину заранее и не осквернять жилище.

С самых древних времен вплоть до наших дней цирюльник и прачка сохранились в деревне. Уже пашут на тракторах, и деревенский кузнец, который делает железный лемех у плуга, не нужен. Не нужны плотник и горшечник, потому что все покупают на рынке. Но прачка и цирюльник сохраняются до сих пор.

В конце концов я присоединился к тем индийским и одному французскому ученому, которые заявили, что главными здесь являются не имущественные отношения, а ритуальные. Так как ткань не загрязняет, то она пусть продается на рынке. Мы купим на рынке, оденемся, потому что ткань не загрязняет. А земля загрязняет, поэтому плуг — грязная вещь. Он режет в земле червяков, он грязный, поэтому те, кто прикасается к плугу, тоже ниже по статусу и загрязняют хозяина этого плуга. Значит, хозяин должен поручить эту работу с плугом кому-то другому. И так выстроены все эти отношения.

Я не упомянул о брахманах — жрецах и астрологах. Астролог дает указания, когда сеять, когда жать, какие хорошие дни. Жрец служит в храме. Здесь тоже существуют имущественные отношения: жреца и астролога надо кормить. Они оплачивают своими требами своих клиентов. Для того чтобы образовалась община с ремесленниками, нужно, чтобы сначала ремесло отделилось от сельского хозяйства, ремесленники образовали касту, свою единую организацию, а потом уже отдельные члены этой касты поселились в деревне, потому что там есть для них работа и сбыт. Так что это не отсталость индийской сельской общины, не ее первобытность, а, наоборот, довольно высокий уровень разделения труда.

В социологии есть понятие первичной и вторичной социальной группы. Первичная группа — это семья, клан, где люди знают друг друга. Вторичная группа — это более широкий круг людей, которые не знают друг друга. Индийская сельская община — это первичная социальная группа, потому что там они все знакомы, вместе справляют праздники. В то же время она состоит из членов вторичных социальных групп. Это очень интересное социальное явление.

Все построения, которые были сделаны на основе деления Маркса на восточную, античную и германскую общину, существуют до сих пор в исторической и социологической науке, но они совершенно неверны. Они абсолютно ни на чем не основаны, кроме как на идеях, возникших у Маркса около 1850-х годов. Затем он от них отказался и в 1868 году написал Энгельсу, что воззрения на германскую общину, которые сейчас выдвигаются, — это выдумки вестфальских юнкеров.

В 1881 году, уже накануне смерти, Карл Маркс пишет письмо и русской революционерке Вере Засулич, которая просила прокомментировать, можно ли на основе русской общины построить социализм. В этом наброске письма Маркс пишет, что есть разные этапы существования общины: кровнородственная община, передельная община, где между членами общины происходят регулярные переделы земли, и, наконец, более развитая и разлагающаяся германская община позднего времени. И на этом этапе передельной общины стоят индийская община XIX века, германская община I века нашей эры и русская община XIX века.

Это совершенно искусственное построение. Их нельзя объединять в единый тип общины, в институты, находившиеся на таких разных этапах в разных государствах. Но Маркс так считал, и это нужно знать — то, что Маркс вообще считал, что это означает первобытный коммунизм до передела земли в русской общине. Он не считал Россию полностью состоявшейся страной, государством. Он считал, что это деспотизм, который свойственен азиатскому способу производства, а вовсе не цивилизованному.