Раджпуты стали первым феодальным сословием средневековой Индии, первой феодальной элитой. Иногда их называют индийскими рыцарями, что, как всякий перевод, натяжка, но не такая уж большая. С точки зрения своего варного, то есть сословного древнего статуса, они были шудрами. Герои Рамаяны и Махабхараты не сели бы с ними за один стол.

Рекомендуем по этой теме:
14300
Песнь о Роланде
Теперь раджпуты стали владыками княжеств. Будучи храбрыми, они воевали, защищали себя и отстаивали свое право. Но мечом нельзя добиться веры в свое право владеть землей. Поэтому раджпуты пригласили брахманов, чтобы те создали им блистательные родословные. Каждый раджпутский клан получил родословную, согласно которой он происходил либо от богов, случайно забредших на Землю, либо от героев Рамаяны и Махабхараты. Естественно, никакой связи с этими героями раджпуты не имели. Но так было не только в Индии.

Все французские хронисты писали, что короли династии Каролингов и Меровингов происходят от героев Илиады, к которым те не имели никакого отношения. Для средневекового мышления, в отличие от нашего, все древнее является положительным. Древность твоего происхождения является доказательством твоего права владения землей. Поэтому раджпуты считали себя кшатриями и соответствующим образом себя вели.

Каждая из крупных династий получала бога-покровителя. Обычно это были божества местных культов, которых брахманы привязывали к развивавшимся в это время культам индусских богов, прежде всего Вишну и его многочисленных воплощений. Самые прекрасные храмы Индии обязаны своим появлением династиям, которые строили их в честь своих богов-покровителей и таким образом проявляли свое царское достоинство, потому что племенные вожди храмов не строят. Храмы строят государи.

Можно было бы подумать, что брахманы взялись за такую работу за деньги. Но в то время деньги не играли роли, которую стали играть впоследствии. Главным богатством средневекового общества, показателем статуса и средством вознаграждения была земля. Поэтому брахманам жаловали земли. Храмам, которые могли строить те же брахманы, тоже жаловали земли. Государство уступало брахманам часть своих прерогатив.

Земли жаловались и за военную службу. Часто, завоевав какую-то территорию, раджпутский правитель оставлял побежденным соседям земли при условии, что они становятся вассалами. В романе Вальтера Скотта «Айвенго» главный герой, саксонский рыцарь Айвенго, поступил на службу к королю Ричарду Львиное Сердце, к норманну, и принял от него в феодальное владение свои же земли. Это послужило причиной ссоры Айвенго с его отцом Седриком, который ненавидел норманнов и считал позором, что человек, владевший землями, пошел на службу и стал вассалом чужеземного монарха. Точно такая же система работала и в Индии. Многие вассалы правителей получали в обмен на службу свои бывшие земли, которые теперь принадлежали им до тех пор, пока они верно служили своему государю.

Рекомендуем по этой теме:
12879
Средневековое рыцарство
Жаловался доход с земель, право их контроля, право получать налоги с крестьян, которые там жили. Средневековая Индия не знала крепостничества в том виде, в каком его знали во многих странах Европы, но зависимость все равно была. Свободный крестьянин не мог быть продан, но земля принадлежала ему, только пока он ее пахал и платил с нее налог. Платил он своему господину, который, в свою очередь, был вассалом какого-нибудь махараджи из столицы. Эта система была и сильной, и слабой одновременно, потому что, как только слабела центральная власть, все вассалы объявляли себя суверенными государствами. Для средневековой Индии, в отличие от Китая, всегда была характерна слабость государства.

Жизнь человека зависела от семьи, касты, общины, окружающей деревни или города, в котором он жил, от местного феодала и в пятнадцатую очередь от государства. Он мог не ощущать, как изменилась власть и кто теперь сидит на троне. Это отличало Индию от средневекового Китая, где государство пронизывало практически все, что можно.

Индийский феодализм, как и европейский, — воинский. Китайский — чиновничий. В Индии главный человек, служащий государству, — воин-раджпут, имеющий своих собственных крестьян и вассалов и готовый выступить на стороне своего суверена. Постепенно складывается кодекс рыцарской чести «Раджпути», то есть «Раджпутство». Это беззаветная храбрость, отсутствие колебаний в том, чтобы умереть за своего суверена. Чем лучше и храбрее воин это сделает, тем больше у него шансов попасть на небо. Там его встретят прекрасные девы, чем-то напоминающие валькирий, которые встречали героев и вели их на небо у германцев.

Война, турниры и состязания были образом жизни раджпутов, они этим дышали. Они больше ничего не умели делать, разве что охотиться. А в свободное время они наслаждались искусством, красивыми женщинами и так далее. Раджпутам были чужды военные хитрости, засады и ночные нападения, для них существовала только прямая битва лицом к лицу. У них была традиция бросаться в атаку конной лавой, останавливаться, добравшись до первых рядов противника, и по команде соскакивать с лошадей. Их противник был обязан сделать то же самое, потому что конный с пешим не воюет.

Главным способом достичь богатства были набеги. До сих пор у раджпутов популярны песни, в которых героиня, обращаясь к мужу, перечисляет, что ей привезти из очередного набега: какие драгоценности, ткани, служанок, рабынь и так далее. Этот мир сохранен в огромном количестве песен, баллад, поэм, которые исполняли барды. Бард должен был быть при каждом дворе. Он фиксировал все подвиги своего господина в своей песне. Обидеть барда было страшно, потому что ты мог войти в историю с негативной стороны и тобой бы не гордились твои потомки.

Отправляясь на войну, раджпутский воин обязательно получал меч от женщины — жены или матери. Женщины-раджпутки были очень храбры. Есть песня, в которой женщина обращается к бродячему торговцу и говорит: «Торговец, торговец, не ходи ко мне больше, не носи браслеты, мой проклятый муж бежал с поля боя, так что я теперь все равно вдова». Вдовы не носили украшений. Если муж убежал с поля боя, женщина считала себя вдовой. У раджпутов есть пословица: «На тело труса даже грифы не садятся».

Героическая культура подвергалась нападениям со стороны новых завоевателей. Ими сначала в X–XII веках, а потом в XVI стали среднеазиатские мусульмане, создавшие Делийский султанат и Империю Великих Моголов. Впоследствии они успешно встроились в культуру раджпутов.