В проекте «КлещИ» совместно c Институтом экологической и сельскохозяйственной биологии (X-BIO) Тюменского государственного университета рассказываем, что такое клещи, чем они полезны сельскому хозяйству и почему акарология — наука будущего.

Несмотря на бытовое, обычно брезгливое, отношение к паразитам, мы не можем не отметить тот факт, что это огромная группа животных. Причем она существенно больше, чем свободноживущие. В принципе, паразитов в мире больше, чем хозяев. Более того, у нас нет ни одного свободноживущего вида, который не являлся бы хозяином для какого-либо паразита. Следовательно, паразитические отношения — это один из центральных аспектов экологических отношений в живой природе.

Паразито-хозяинные отношения позвоночных и членистоногих — это огромный, очень интересный, многообразный, многоаспектный пласт исследований. В нем значительное место занимает изучение паразитических гамазовых клещей, прежде всего у млекопитающих, среди которых одним из центральных звеньев выделяются взаимодействия летучих мышей и гамазид — в силу целого ряда моментов. Прежде всего потому, что паразиты летучих мышей — это постоянные кругложизненные паразиты, а их изучение позволяет исследовать паразитизм в чистом виде. Изучать моменты коэволюции, адаптации на максимуме.

Рекомендуем по этой теме:
Видео
12740 2
Acari

Группа летучих мышей имеет целый ряд уникальных характеристик, которые существенно отличают их от других млекопитающих. Прежде всего это способность к активному машущему полету. Это демонстрация временных фаз колониального обитания. Рукокрылые — вторая по численности группа млекопитающих после грызунов. То есть это настолько широко распространенная группа, представленная значительным количеством видов, что неудивительно, что она является хозяином значительного количества паразитов. И это не только гамазовые клещи, о которых пойдет речь.

Численные показатели такие: на 1300 видах рукокрылых паразитирует примерно 1000 видов клещей. Они принадлежат 18 семействам. Половина является специфичными для летучих мышей, не встречаются на других объектах.

Из этих 18 семейств три — спелеренхиды, спинтурнициды и макрониссиды — принадлежат к когорте гамазиды, то есть гамазовые клещи.

Паразит вынужден приспосабливаться к хозяину. И если не говорить об иммунном приспособлении, то его физические и морфологические параметры тоже претерпевают значительные трансформации. Применительно к летучим мышам это будет действительно значительная смена внешнего вида. В частности, спинтурнициды — это клещи с крупным телом, мощными ногами, практически неподвижными коксами и мощными крючьями. Все это позволяет прикрепиться к крыловой перепонке и удерживаться в полете, испытывая значительные нагрузки.

Примерно то же самое происходит и с макрониссидами. Это небольшие, но притом очень мощные клещи. Все это требование того, чтобы, с одной стороны, держаться в полете, с другой — не быть счесанным. И здесь стоит помнить про груминг. Груминг у летучих мышей достаточно активен. Он где-то затруднен за счет того, что передние конечности превращены в крылья. Так активно уже не поорудуешь. Но задними конечностями животные орудуют достаточно активно.



Любой переход к постоянному паразитизму в широком смысле (то есть это даже не применительно к летучим мышам или другим объектам) в целом требует приспособленности и, как считают на сегодняшний день большинство авторов, определенного снижения патогенности.

В некоторых случаях постоянный паразитизм приводит к взаимовыгодному сожительству — то, что мы уже называем мутуализмом. Это все-таки применительно не к клещам, а к другим группам, но такие примеры известны. Значительная часть паразитологов грань между мутуализмом и паразитизмом считают размытой. Постоянный паразитизм находится уже на грани. Наносить существенный вред хозяину, на котором ты круглую жизнь паразитируешь, уже нелогично.

Обычно паразит приходит к тому, что этот вред должен быть сведен к минимуму. И таких явлений, которые описываются для временных паразитов, у гамазид, паразитирующих на летучих мышах, ученые почти не наблюдают. И даже значительный паразитарный груз и значительное количество клещей на одной особи хозяина никогда не отражались на кондициях тела. Более того, здесь обратная зависимость. Она отмечалась не только нами, но и целым рядом западных исследователей. Постоянный паразит предпочитает более упитанного и плотного хозяина. В отличие от временного паразита, который сам часто может негативно сказываться на этих кондициях. И у него резон выбрать себе хозяина, неспособного вырабатывать какие-то активные иммунные защиты. А это ослабленный, худой хозяин, имеющий дефицит массы.

Рекомендуем по этой теме:
Журнал
Современные исследования клещей

Если в течение длительного времени на одном виде летучих мышей паразитирует один вид клещей, мыши размножаются, у них происходит передача генов от родителей потомству. У клеща происходит то же самое, причем на этих же самых мышах. С определенного момента генетическая структура этого клеща будет отражать структуру хозяина и будет ему аналогична, если мы попробуем это графически изобразить.

Эволюционные события, которые происходят внутри вида летучих мышей, такие как разделение на несколько популяций, вымирание, слияние, будут происходить и с паразитами. И эта зеркальность, конгруэнтность филогенетических деревьев будет здесь на высоком уровне. И есть моменты, которые случаются с хозяином, но, проведя молекулярно-генетическое исследование, в его филогении мы их не обнаружим, при сопоставлении генетических данных хозяина и паразита мы заметим несоответствие.

Филогенетическая конгруэнтность деревьев, то есть их зеркальность, обусловлена тем, что у постоянного паразита передача в подавляющем большинстве случаев осуществляется вертикально — от родителей к потомству. Поскольку такая же передача наблюдается и у хозяина, то, действительно, генетическая структура постоянного паразита в значительной степени будет отражать генетическую структуру хозяина.

Возможна и горизонтальная передача — в пресловутых колониях, которые формируются плотно, особенно в зимних скоплениях. Но тут срабатывает такой фактор, как хоминг: летучие мыши обычно предпочитают одни и те же зимние и летние убежища. Поэтому особи, собирающиеся на зимовку, на протяжении многих лет — это одни и те же особи. Это касается и летних убежищ. Соответственно, популяционная структура паразита в этом случае в значительной степени начинает отражать популяционную структуру хозяина.

Можно использовать паразитологические данные для реконструкции более мелких эволюционных процессов, информацию о которых мы не получили бы из филогении хозяев. Таких процессов имеется очень много. И это сопоставление с филогенией паразитов, которая позволяет получить данную информацию, очень важно, поскольку из этих мелких процессов формируется эволюция. И использование паразитологических данных в ближайшее время позволит пересмотреть очень многие вещи, взгляд на которые на сегодняшний день устоялся.