Ранние теории национализма

Сохранить в закладки
5133
18
Сохранить в закладки

Философ Андрей Тесля о национализме как либеральном движении в XIX веке, предпосылках строительства нации и изменчивой природе национальной идентичности

Первые концепции строительства нации модерного типа, которые возникают в XIX веке, носят не столько аналитический, сколько перспективный характер. Они одновременно описывают происходящие политические процессы и стремятся повлиять на них, определить логику происходящего. Это очень заметно в одном из самых известных текстов, посвященных природе нации и логике национального строительства, — в «Речи к немецкой нации» Иоганна Готлиба Фихте.

В XIX веке различные политические группы создавали различные концепции нациестроительства. Теоретики консервативного лагеря, особенно в первой половине XIX века, редко претендуют на целостное описание отношения к процессам нациестроительства и пониманию нации. Их критические замечания любопытны, но консервативные логики XIX века предполагают некое пересобирание, возврат к прежнему порядку. Модерный национализм выступает для них однозначным противником.

На всем протяжении первой половины XIX века — от Французской революции до весны народов 1848 года — национализм и либерализм — связанные феномены. Революционные освободительные движения, либеральные движения проходят под национальными лозунгами. Они содержат идеи о народном национальном суверенитете, о том, что должна образоваться нация как политическое сообщество и судьба этой нации должна быть в руках у нее самой. Поскольку национализм в первой половине XIX века выступает как либеральное движение, с точки зрения консерватизма нужно противостоять ему.

Для либеральных движений этого времени национализм выступает как-то, что должно быть построено. Любое национальное сообщество построено по принципам включения и исключения. Мы называем национальные сообщества инклюзивными, когда граница вступления в них достаточно низка, и эксклюзивными — когда они подчеркивают разрыв с другим сообществом. Всякое национальное сообщество предполагает некий критерий инклюзии и эксклюзии.

С точки зрения радикализма и постепенно формирующейся социалистической идеологии национализм нужно преодолеть, поскольку он мыслится частью истории буржуазного мира, чем-то, что принадлежит прошлому. Этот важный момент позволяет увидеть внутреннюю логику национализма.

Любой национальный проект — это способ постройки не только вертикальных, но и горизонтальных связей в пределах определенной территориальной общности. Поэтому всякий национализм в переделе связан с построением национального государства. Такое государство имеет три элемента — это политическая власть, нация (политический народ) и территория. В пределах этой территории в качестве своих опознаются представители самых разных групп и классов. При всем различии они являются частью одной нации.

Социалистическая логика предполагает, что вместо общности с территориальным ограничением и единством по горизонтали и по вертикали выстраивается горизонтальная общность, выходящая за всякие территориальные границы. Классовая солидарность оказывается выше, чем национальная.

Поэтому в теориях национализма, которые по-прежнему несколько влияют на наше понимание и являются аналитическим инструментом, особую ценность имеют теоретики из социалистического лагеря (в первую очередь из лагеря марксистской мысли). Для них в конце XIX — начале XX века национальные движения и процессы нациестроительства — вызов логике социалистического интернационала и социалистических партий.

Ключевые тексты этого лагеря включают работу Отто Бауэра — одного из крупнейших теоретиков австрийской социал-демократии, — посвященную национальному вопросу. Ее фрагменты широко известны, но текст в целом обычно получает меньше внимания. А между тем он включен в общую логику австрийской социал-демократии и является развернутым приложением к политическому проекту Карла Реннера — одного из видных австрийских социал-демократов, будущего президента Австрийской республики.

В работе Бауэр размышляет, как совместить социалистическое движение с национальным и проблемы переустройства австрийского политического сообщества с новыми национальными вызовами. Бауэр дает марксистскую трактовку нации, одновременно историзируя ее, отмечая, что нация — это исторический феномен, возникающий в определенный момент времени. Он подчеркивает, что нет неизменных наций, однако признает, что национальное сообщество является одним из способов модернизации.

Эта идея встречается и в предшествующих теориях, но у Бауэра вслед за подданным Российской империи Михаилом Драгомановым она звучит очень отчетливо. Нация мыслится не как неизменная форма, а как путь в современность. Для того чтобы действовать в условиях модерна, сообщество должно оформиться как нация. Должно образоваться гомогенное политическое сообщество, говорящее на одном языке, преследующее общие цели, имеющее общее культурное пространство. Отсюда и проблематика Бауэра, стремление соединить политическое с национальным. Для Бауэра нация мыслится в первую очередь как культурная общность. В австрийском контексте национально-территориальный развод невозможен. В пределах одной и той же территории Бауэр мыслит разные национальные сообщества как формы национально-культурных автономий по индивидуальному членству.

Эта австрийская проблематика — проблематика взаимоналожения и переплетения, зримо акцентирующая этнический критерий, — ставит вопрос о соотнесении индивида. Именно в логике австрийской социал-демократии четко фиксируется, что национальная идентичность — это не то, с чем субъект рождается. Она не неизменна, а находится в постоянном движении.

Важно не только то, какую этническую идентичность мы приписываем субъекту, но и его собственное видение себя. Получается сложное динамическое единство предписывания, самопредписывания, отнесения и способности самого индивида находиться в активном взаимодействии с существующими национальными идентичностями. Пересекать границы или играть с ними, находиться в движении, определяя свою позицию в рамках этого сложного поля.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration