Тело как текст — одна из самых любопытных и привлекательных тем для многих антропологов. Получить информацию об особенностях культуры и поведения в конкретном регионе или информацию о вариабельности особенностей реакции людей в пределах одной и той же культуры невозможно без анализа внешности человека, особенностей его предпочтений в одежде или украшениях.

Наряду с этим мы знаем, что тело трансформируется начиная от рождения и до старости. С возрастом оно не просто трансформируется, но приобретает определенные отметки. В первую очередь они свидетельствуют об успешности жизни, о том, являлись ли отдельные периоды жизни благополучными или человек испытывал стресс: болел, подвергался негативным влияниям извне, участвовал в военных действиях или становился жертвой военных действий. Тогда на его теле будут шрамы, различного рода рубцы.

Помимо этого, тело несет информацию и о том, в каком социальном слое пребывал человек, насколько он был обеспечен пищей и дополнительными средствами, в том числе финансовыми, для комфортной жизни. Процесс старения, хотя во многом и зависит от генетических факторов, еще объясняется и благоприятными условиями внешней среды. При прочих равных условиях те, кто чувствует себя комфортнее, испытывает меньший стресс, выглядят моложе.

В культурах существуют определенные правила обозначения последовательных переходов от одного жизненного периода к другим. Обряды перехода, которые сопровождают человека в течение жизни, связаны со сложными церемониями. Часто они сопровождены специальными действиями, направленными на изменение внешности человека, трансформацию его естественного облика.

Одним из таких очень важных обрядов перехода является прижигание, которое мы наблюдали у одной из групп скотоводов Африки — датогов. Младенцу ставят специальную метку на лбу, в нескольких местах вдоль позвоночного столба и в районе солнечного сплетения. Таким образом обозначается, что этот младенец становится членом общества датогского.

Этот элемент неизменен, его и в настоящее время совершают в первые несколько недель жизни каждого младенца. Сам обряд производится, как правило, родственницей. До проведения обряда младенца не выносят на улицу. Ему бреют голову, чтобы отделить от прошлого мира, предшествующего человеческому обществу, и наносят метки, которые символизируют приобщение.

Существуют фиксированные инструменты прижигания. Несмотря на то что в жизнь датогов входят некоторые современные предметы (например, спички), для прижигания их не используют. Из очага матери ребенка специально приносят тлеющую лучину или кусочек деревяшки и располагают его на керамическом черепке расколотого горшка, который тоже принадлежал матери. Далее на длинную колючку насаживают катышек козьего навоза, поджигают его и наносят метку на тело младенца тлеющим катышком.

Такие метки сохраняются всю жизнь, по ним опознают своих. Для жизни датогов это принципиально важно, особенно в настоящее время. Многие специфические характеристики их одежды сходны с масайскими, так как обе группы имеют нилотское происхождение. При этом масаи и датоги — пожизненные враги, которые угоняют друг у друга скот. Каждая сторона пытается совершать набеги и демонстрировать свою смелость (это особенно характерно для молодого поколения), становясь героями для представителей своей группы. Это дает им возможность продвигаться по социальной лестнице и получать дополнительные очки в плане выбора репродуктивных партнерш: более смелые и отважные воины, как правило, могут выбирать себе более привлекательных жен.

В отличие от датогов, масаи не наносят себе метки в центре лба, но у них бывают метки на щеках, которые не делают датоги. Поэтому в бою или на определенном расстоянии они могут опознать своего или чужого даже среди незнакомых людей, одетых сходным образом.

Вторая церемония связана с фиксацией специфики принадлежности к датогским кланам, которых, по некоторым данным, насчитывается до одиннадцати. Два из них располагают, как кажется датогам, способностями к мистическому видению: предполагается, что люди, которые выходят из них, в дальнейшем будут видеть сны и смогут давать по ним различного рода рекомендации или видеть будущее. Один из этих кланов называется Каока, а второй — Баджута. В этих кланах делают специальные насечки на веках детей: они считают, что тем самым открывают детям глаза, чтобы они смогли видеть тот самый мир, который скрыт от обычных смертных. Такую церемонию совершает специальный мужчина, всегда использующий конкретный инструмент. По отношению к ребенку, для которого такая церемония производится, он должен быть родственником. Он занимается только открыванием глаз, не являясь ни колдуном, ни знахарем, ни человеком, который производит ряд других церемоний вроде обрезания.

Рекомендуем по этой теме:
13995
Истоки человеческой агрессии

Важной церемонией, связанной с переходом от мира детского к миру взрослому, является инициация. Она предполагает не только обрезание, но и очередное сбривание волос с головы и изоляцию от группы или подворья, где мальчик рос. Это способствует тому, что постепенно мальчик трансформируется во взрослого мужчину. Чаще всего он приобретает возможность присоединиться к группе воинов. В этом статусе он может пребывать несколько лет. Например, у масаев моранство — воинская группа — может быть изолировано от всех других представителей данной общности. Как правило, мужчины-мораны не могут есть мясо вместе с другими, не могут есть то, что им готовили женщины. Но еще раз говорю, что для них существует гораздо больше свободы в повседневной жизни, они могут легко перемещаться. Для них существуют обязанности, предполагающие поддержку безопасности в том месте, где они находятся. Они связаны с обеспечением родственников защитой от угона и нападений соседних групп, защищают скот и свои родственные группы от нападений крупных хищников, в том числе львов.

Находясь в этом состоянии, они не могут вступать в брак, поэтому подобная изоляция предполагает для моранов как массу удовольствий, так и определенные ограничения. Неслучайно сам процесс перехода от морана к зрелому мужчине тоже отмечается как очень большая церемония, на которую, как правило, приходят все взрослые мужчины и женщины этого региона. Для такой церемонии важно, что опять происходит трансформация: в ее ходе снова сбриваются длинные волосы, меняются все украшения, которые использует воин, и его одежда. Теперь он может заключать браки и получать пищу от женщин, что и происходит в виде ритуального подношения женщинами пищи таким мужчинам, которые становятся уже полноправными членами взрослого сообщества.

В отношении женщин таких выраженных трансформаций не намечается: для женщин переход от девочки к женщине в первую очередь знаменуется появлением месячных. С точки зрения изменений и трансформаций, связанных с телом, для датогских женщин закреплена череда событий. Первое из них — самостоятельное прокалывание уши и расширение отверстия в мочках. С одной стороны, это декорация в виде серег. С другой стороны, это уже некая информация о том, что женщина взрослая. Ей также выбивают два передних резца. Далее она просит женщин, которые в этом преуспели, наносить ей специальное шрамирование в виде двойных очков вокруг глаз. Такое шрамирование, казалось бы, не очень важно, но, как я выяснила в ходе бесед с ними, это очень болезненно, и мужчины считают, что обладательницы таких рубцов очень выдержаны, хорошо терпят боль и, стало быть, могут хорошо переносить лишения и тяжкие события в жизни. Исходя из этого, мужчины с большей радостью берут таких женщин в жены.

Метки на теле также могут представлять собой различного рода рубцы, которые знаменуют не только переход от одного жизненного периода к другому, но и какие-то реальные события. У нилотов, танзанийских, кенийских, эфиопских скотоводов мужчины наносят себе шрамы как некую информацию о военных событиях и победах. У некоторых народов на тело наносятся две вертикальные линии шрамов, чтобы символизировать убитого в войне врага. Если тело представителя конкретной группы шрамировано определенным образом, то все окружающие знают, что он герой. Не нужно передавать информацию о том, как он сражался и какое количество воинов противника пало от его рук, потому что все написано на его теле. Как правило, из-за жары эти люди ходят до половины обнаженными, поэтому такая информация легко прослеживается.

Рекомендуем по этой теме:
18483
Психология телесности

Конечно же, некоторые рубцы, шрамы или метки в виде определенных татуировок наносятся и женщинам, и мужчинам. Они могут символизировать рождение первого ребенка или количество детей в семье. Женщине наносится специальная метка, если она родила мальчика. Таким образом, не обязательно менять наряд или использовать определенные украшения. Хотя и то и другое является очень информативным относительно реального статуса мужчин и женщин, само тело может служить для передачи такой информации.