Если вы когда-нибудь соберетесь изобретать свой искусственный язык (неважно, с какой целью ― для того чтобы осчастливить человечество новым языком международного общения или чтобы употребить его в каком-нибудь своем научно-фантастическом романе), вам, скорее всего, если вы будете разрабатывать подробную грамматику, надо будет изобрести для этого языка систему счета, систему числительных. И такие системы очень интересно сравнивать в разных искусственных языках между собой, причем не просто между собой, но еще и на фоне языков естественных.

Неожиданным образом обнаруживается, что изучение числительных в искусственных языках показывает скудость человеческой фантазии. Изобрести необычную систему числительных — это довольно сложная и непростая задача. И большая часть систем числительных в искусственных языках подчиняется нескольким довольно простым закономерностям, которые отличают их от языков естественных. Я сейчас расскажу про три таких особенности числительных в искусственных языках.

Рекомендуем по этой теме:
27173
Усвоение языка

Первая из них ― это регулярность. В естественных языках числительные обычно подвержены тем или иным нерегулярностям. Это легко увидеть на примере русского языка. Возьмем числительное два. Если мы захотим образовать форму со значением 10 + x, у нас получится «двенадцать». Мы зачем-то взяли форму женского рода и добавили «-надцать» с ударением на это «-надцать». Если мы захотим образовать форму со значением 10x, мы скажем «двадцать» — добавили «-дцать».

Теперь возьмем число четыре. Если мы попробуем сделать то же самое, то получим «четыренадцать» и «четыредцать». Ни того ни другого в русском языке нет. Числительное «четырнадцать» устроено просто немного по-другому: там куда-то девался конечный гласный и ударение где-то не там, где в «двенадцать», не на «-надцать». А «четыредцать» вовсе не существует, вместо этого мы говорим «сорок». Таких мелких подлянок довольно много в системе числительных практически любого естественного языка. Так что это довольно сильно осложняет изучение языков тем, кто пытается выучить систему числительных.

В искусственных языках такое бывает очень редко. По большей части числительные искусственных языков устроены регулярно. Самый известный искусственный язык, конечно, язык эсперанто. Например, на языке эсперанто два будет du, двенадцать будет dek du, то есть десять и два, dek ― это десять, двадцать будет du dek (дважды десять). Четыре будет kvar, четырнадцать ― dek kvar, сорок будет kvar dek. Здесь нет вообще никаких нерегулярностей, никаких проблем, как с русскими «два — двенадцать — двадцать», «четыре — четырнадцать — сорок».

Или, скажем, дотракийский язык ― язык из сериала «Игра престолов». Два будет akat, двенадцать — akatthi, двадцать — chakat, то есть, чтобы образовать 10+x, добавляем thi. Чтобы образовать 10x, добавляем некоторую приставку вначале ― chi или ch перед гласными. Точно так же устроено, например, tor — четыре, torthi — четырнадцать, chitor — сорок. Опять-таки никаких нерегулярностей, правила очень простые, единственная сложность — выбросить это i перед гласными, чтобы получить chakat, а не chiakat. А так все работает, все очень строго и регулярно.

Вторая черта числительных в искусственных языках, которая как раз не проявляется в эсперанто и дотракийском, но тем не менее встречается очень часто, ― это систематичность. Что я имею в виду, когда говорю это? Очень просто. Вот вы слышите русское слово «пять», русское слово «шесть», русское слово «семь». Они не очень похожи друг на друга, совершенно невозможно предсказать, что число шесть находится между числами пять и семь или, например, четыре находится между числами три и пять.

А в очень многих искусственных языках система числительных устроена таким образом, что названия для подряд идущих чисел образуются по какому-то вполне систематическому принципу. Чаще всего это принцип алфавитный. Это довольно странно с точки зрения естественных языков, а в искусственных языках встречается сплошь и рядом. Например, как устроена система числительных в известном искусственном языке Вильгельма Лейбница Characteristica Universalis? Один будет ba, два — это ca, три — da, четыре — fa, пять — ga, шесть — ha, семь — la, восемь — ma, девять — na. То есть видно, что это согласные, по возрастанию алфавитного порядка соответственно возрастают числа. Единицы были от ba до na, дальше начинаются десятки. Десять — это be, двадцать — это ce, тридцать — это de, сорок — fe и так далее до ne. То есть единицы обозначались с гласным «a», согласные возрастали по алфавиту, а десятки ― с гласным «e», согласные точно так же возрастают по алфавиту. Сотни обозначаются следующим по алфавиту гласным «i»: bi, ci, di, fi и так далее.

Например, если надо сказать «сто сорок шесть», это будет bifeha: сто — bi, сорок ― fe, шесть ― ha. Лейбниц, правда, допускал любой порядок в этих компонентах, что довольно интересно с точки зрения естественных языков. Мы-то не можем сказать по-русски, например, «шесть сорок сто» или «сорок сто шесть». Но поскольку от перемены мест слагаемых сумма не меняется, то Лейбниц это допускал.

Рекомендуем по этой теме:
8756
Язык суахили

Но система крайне строго устроена, причем именно на основе алфавитного принципа. Мы знаем, что такое бывает в естественных языках в системах записи чисел. Например, греческая система записи чисел предписывала записывать число один буквой альфа, число два буквой бета, число три буквой гамма и так далее. Но никакого отношения к естественному языку это не имеет. Обозначение чисел по-древнегречески никак с алфавитом не связано, они не начинаются там на А, Б или Г. Они все совершенно другие, свои.

Бывают искусственные языки, в которых этот принцип проводится не так последовательно, но тоже прослеживается. Скажем, в языке волапюк ― одном из самых популярных искусственных языков конца XIX века ― первые пять числительных звучат так: bal, tel, kil, fol, lul. Алфавит, на первый взгляд, из согласных не виден, зато виден из гласных. Bal, tel, kil, fol, lul — гласные упорядочены строго по алфавиту от одного до пяти. Опять-таки мнемоника: если мы задумаемся о том, где находится fol, мы легко понимаем, что fol ― это что-то между kil и lul. А с русским словом «четыре» мы так совершенно не можем, и в большинстве естественных языков тоже это не так.

Бывают, наоборот, совсем-совсем систематично устроенные системы — язык Spelin, изобретенный тоже в конце XIX века. В нем числа от одного до девяти обозначаются так: ik, ek, ak, in, en, an, if, ef, af. Видно, что гласные внутри каждой тройки идут в одном и том же порядке: i, e, a. Первая тройка от одного до трех с согласным k, вторая тройка с согласным n, третья тройка ― от семи до девяти ― с согласным f. Такой еще более систематически устроенный с точки зрения числительных язык. Это, повторяю, довольно распространенная вещь в искусственных языках. Если они не опираются на числительные каких-то естественных языков, то в них часто бывает такая системность.

И третье свойство систем числительных большинства искусственных языков, на мой взгляд неожиданное, заключается в том, что они почти всегда десятичные. То есть они почти всегда основаны на счете десятками, как это происходит в большинстве привычных нам европейских языков и в арабской системе записи чисел. То есть создателям искусственных языков очень редко приходит в голову идея создать какую-нибудь нетривиальную систему числительных (например, не десятичную, а семеричную, пятнадцатиричную или какую угодно).

Один из примеров, отличающихся от всех численных систем, которые мы видели до того, ― это искусственный язык на’ви из фильма «Аватар», вышедшего на экран в 2009 году. Там система счета восьмеричная: есть обозначение чисел в значении от единицы, которая будет ‘aw, до восьми. Семь — kinä, восемь — vol. Дальше девять будет не каким-то отдельным словом, а восемь плюс один ― volaw. Шестнадцать ― это, соответственно, дважды восемь ― mevol. И так далее до шестидесяти четырех ― это особое слово, потому что это восемь в квадрате.

Это объясняется тем, что у той цивилизации, которая пользуется языком на’ви в фильме, на руках по четыре пальца, а не по пять. Соответственно, нам удобно двумя руками досчитать до десяти, им удобно двумя руками досчитать до восьми, поэтому у них восьмеричная система. Но это, повторяю, довольно редкая вещь на общем фоне искусственных языков. И вообще говоря, этот язык замечателен еще одним свойством. Там как раз он отступает и от свойства систематичности, о котором я говорил, там нет никаких алфавитных закономерностей или чего-то в этом духе, отступает и от свойства регулярности. В языке на’ви числительные устроены немного беспорядочно в том же смысле, в каком беспорядочно устроен и русский. Вот эти «четыре — четырнадцать — сорок» и «два — двенадцать — двадцать». Так что это действительно очень реалистичный искусственный язык.

Есть, например, еще искусственный язык ифкуиль, который призван быть как можно более сложным с точки зрения разнообразия выражаемых в нем грамматических категорий. В этом искусственном языке система счета с основанием сто. Но там нет специальных обозначений для чисел, для цифр, если угодно, от нуля до девяноста девяти. Там есть обозначения от нуля до девяти и обозначения для десятков от десяти до девяноста, которые с этими единицами просто никак не связаны. Они просто устроены совсем по-другому. Опять-таки примерно так же, как в русском четыре и сорок. Только там все десятки устроены таким образом. Вот получается практически стоичная система, хотя можно говорить, она в своей основе десятичная.

Еще один интересный пример ― это язык токипона, который был разработан канадкой Соней Ланг в 2001 году. Там есть две системы счета. Одна базовая, в которой различаются только значения ноль, один, два, три и больше, то есть много и бесконечность. А если уж вам надо что-то посчитать более точно, тогда у вас будут числительные один — wan, два — tu, пять — luka, двадцать — mute, сто — ale, и это другая система счета. Если вы хотите выразить что-то более конкретное, то вы комбинируете их при помощи сложения. Никакого умножения там не будет, потому что этот язык призван выражать мысли при помощи базовых и простых понятий. Вообще там всего примерно 120 слов, так что много числительных не употребить. Поэтому если вам надо сказать «шестьдесят семь», это будет mute mute mute luka tu, то есть «двадцать двадцать двадцать пять два». Такая тоже необычная с точки зрения естественного языка система.

В искусственных языках обычно все-таки системы счисления обладают по крайней мере несколькими из этих трех свойств. Они обычно очень регулярны, они часто бывают систематичны, причем эта систематичность нередко основывается на алфавитном принципе, и они чаще всего десятичные. Хотя, казалось бы, столько всего интересного можно изобрести. Может быть, кто-нибудь, послушав этот мой рассказ, попробует изобрести что-нибудь поинтереснее.