Тема интересна в первую очередь тем, что в начале XX века появилась научная концепция, которая предполагала, что майя вообще-то военным делом не обладали, то есть не обладали никакими военными науками в силу особенностей устройства своей цивилизации. Это так называемая теократическая концепция. Она была сформулирована в 30-е годы XX века американским археологом Сильванусом Морли. Теория предполагала, что древние майя — это исключительно общество одухотворенных жрецов, философов, астрономов, которые жили в своих городах, занимались наблюдением за звездами, отправлением ритуалов и все. Никакими военными навыками не обладали в принципе. Это происходило в так называемый классический период, в I тысячелетии нашей эры. Где-то в IX–X веках в область майя пришли злые тольтеки — народ, который населял Центральную Мексику. И они, будучи воинственным народом, обладая совершенными навыками военного дела, покорили древних майя. Концепция в первую очередь была связана с тем, что именно в это время только-только открывали археологические памятники майя, находили величественные пирамиды, города, дворцы. И находили многочисленные памятники искусства, в первую очередь монументы майя с изображениями царей, их приближенных и с иероглифическими текстами. Но тексты в то время читать еще не умели, их научились читать, анализировать и переводить только во второй половине XX века. Но при этом умели рассчитывать даты, то есть хронологию майя могли выстроить. Поэтому, притом что не имели понимания того, что написано в текстах, появилась такая концепция, которая была основана исключительно на анализе археологии, то есть археологических данных и иконографии.
А в конце 1980-х — начале 1990-х годов появилась возможность чтения и понимания содержания текстов. И тут выяснилось, что, оказывается, цари майя не просто изображали себя на многочисленных монументах, но еще рассказывали о многочисленных войнах, которые они вели между собой. И эти военные кампании занимали не один год, могли длиться несколько десятков лет. Но учитывая, что политическая структура майя была достаточно дробная — это, как правило, большое количество небольших, номовых государств, по типу напоминающих ранний Шумер начала III тысячелетия до нашей эры, — то, естественно, они между собой постоянно вели войны.

В 1990-е годы, например, британский исследователь Саймон Мартин и немецкий специалист Николай Грюбе написали серию работ, в которых раскрывали появление более крупных политических образований, которые доминировали в области майя на протяжении VII века. В частности, речь идет о так называемом Канульском царстве, которое до этого исследования было очень плохо известно по письменным памятникам. Центром его являлся археологический памятник Калакмуль. Мартин и Грюбе определили, что это был центр очень крупного политического образования, который был создан за счет военных сражений. Были выявлены многочисленные военные походы, битвы, которые проводились с периодичностью в несколько лет между крупнейшими политическими центрами. И это действительно были масштабные военные кампании. В конце 1990-х годов было выявлено еще одно важное событие. Оказывается, в 378 году область майя подверглась нападению со стороны центральных мексиканских войск, пришедших, по всей видимости, из Теотиуакана — крупнейшей метрополии Мезоамерики того периода, и это было тоже очень серьезное завоевание. По крайней мере, в конце IV века майя также столкнулись с необходимостью вести войны. И вторжение внешних сил, которые покорили практически всю область майя, низменности, было очень сильным аргументом в пользу того, что в классический период древние майя умели и вели постоянные войны.

В настоящий момент мы уже понимаем тот факт, что майя воевали постоянно. Не было, пожалуй, ни одного крупного периода, когда бы майя не вели войны. Не обо всех событиях мы, конечно, знаем, но, учитывая изменения политической ситуации, понимаем, что эти изменения происходили за счет постоянных военных кампаний. Пожалуй, есть, наверное, только один небольшой период во второй половине VII века, когда Канульская держава достигла своего могущества. В 60–70-е годы VII века, в период правления наиболее могущественного царя Йукно’м Ч’еена Второго, в области майя установился мир. То есть сила государства была настолько велика, что прекратились на некоторое время войны между отдельными его вассалами и в целом установился статус-кво. После его смерти в 80-е годы VII века опять все начали воевать друг с другом. И опять по-новому пошел процесс изменения политической картины в области майя. Дело сложнее обстоит не столько с пониманием общеполитической картины, связанной с военным делом, сколько с тем, как было организовано военное дело. Потому что долгое время считалось, что если майя обладали военным делом, то оно носило исключительно примитивный характер. То есть это были полудикие племена с копьями, со щитами, которые нападали друг на друга хаотически, соответственно, так происходили сражения.

Анализ иконографии и редкие упоминания в письменных текстах (а у нас, прямо скажем, не так много подробных описаний битв, я бы даже сказал, что совсем нет; у нас есть только сам факт совершения событий из военной истории) показывают, что военное дело у древних майя находилось на достаточно высоком уровне, учитывая, что сама общность находилась в периоде так называемого энеолита, то есть позднего каменного века. Во-первых, оружие для технологий того времени было достаточно совершенным: это не просто палки с каменными наконечниками, а это копья разной величины с прекрасно отделанными каменными наконечниками, с использованием на концах копий рубящих поверхностей, превращающих копье в алебарду. И очевидно, что знатные воины, состоявшие в войске царей, — а каждое царство имело свою дружину — имели тяжелое вооружение, которое использовалось в случае необходимости. Очевидно, в войске были еще и легкие отряды — может быть, копейщики или метатели дротиков, но мы знаем, что с конца IV века, когда теотиуаканцы приходят в область майя, они приносят навык использования дротиков, причем не просто дротиков, а дротиков с копьеметалками. Это достаточно убойное оружие, которое метает снаряд на несколько десятков метров и может пробивать достаточно серьезную защиту. То есть, скорее всего, отряды отдельных царств майя были составлены из воинов разной категории.

Было защитное вооружение: специальные шлемы, щиты, панцири. Мы знаем, например, описание майяских панцирей, составленных испанцами. Это были хлопковые ткани, несколько раз прошитые, и еще они часто вымачивались в соли. Они превращались в достаточно прочную поверхность, которая защищала от стрел и дротиков тело воина. То есть военное дело, которое мы могли бы представлять как достаточно примитивные сражения, на самом деле было хорошо организовано. Очевидно, что была хорошо подготовлена логистика. Поскольку область майя была изрезана коммуникационными путями, то очевидно, что отряды воинов не просто нападали на какие-то соседние деревни, а хорошо подготавливался сам поход, собиралась провизия, фураж. И воины в виде большого каравана быстро передвигались к месту, на которое они должны были напасть. Соответственно, нападали, а затем уже, возможно, происходила транспортировка контрибуции из захваченного царства. Это все было хорошо подготовлено.

К сожалению, у нас не так много сообщений об этом доходит из классического периода, но по крайней мере из постклассики нам известно о таких длительных походах, опять же из испанских хроник XVI века. Во главе войска, как правило, стоял царь, он всегда изображается на монументах в качестве воителя, повергающего врагов, захватывающего пленников. Однако мы знаем большое количество титулов военачальников, которые, как правило, командовали либо отдельными частями войска, либо всем войском. Например, такие титулы, как йахавте (это военачальник, то есть повелитель древков) или, видимо, высший военный титул йахавкак — повелитель огня. Это были титулы, которые принадлежали самим военачальникам. Они были ранжированы по своей роли во время похода войска или во время сражений. Майя, например, обязательно использовали во время сражений особые символы — штандарты или, можно сказать, знамена, аналоги знамен, которыми отмечали отдельные отряды, — мы их знаем под названием «лакам». Вероятно, традиция использования этого знака пришла из Теотиуакана в конце IV века, и первоначально лакам обозначал боевой штандарт Хацом-Куй — это царь Теотиуакана, который, собственно, завоевал область майя. Впоследствии в позднеклассический период цари майя во время своих сражений использовали эти знамена. Были специальные знаменосцы, которые переносили эти штандарты и отмечали, видимо, отдельные отряды. Например, в тех же настенных росписях Бонампака нам известна целая группа этих знаменосцев: там три человека, которые несут боевые штандарты.

Рекомендуем по этой теме:
12037
Истоки человеческой агрессии
То есть организация войска находилась на самом деле на очень высоком уровне. И, по всей видимости, мы не говорим об ополчении. Традиционно для ранних обществ, для ранних государств войско составлялось в основном из жителей государств, которые брали оружие в случае необходимости. Мы говорим о профессиональном войске, о так называемой дружине царя, пользуясь терминологией средневековой Руси, которая постоянно находилась в боевой готовности. Численность таких отрядов была, видимо, не очень высока. По крайней мере, для крупных государств могла составлять несколько тысяч человек — это были уже крупные силы. Почему мы можем судить, что войско было профессионально организовано? Потому что, если просуммировать все даты, когда велись войны, они занимали целый год. Несмотря на климатические изменения, например сезон дождей, сухой сезон, несмотря на проводившиеся сельскохозяйственные работы — посев урожая или сбор урожая, все равно проводились какие-либо действия, связанные с войнами. Из чего мы делаем вывод, что простые жители были заняты на сельскохозяйственных работах и не могли участвовать в военных кампаниях. И это было профессиональное войско, которое постоянно находилось в боевой готовности. Более того, возможно, в городах майя были специальные, будем так говорить, казармы — зоны, где это войско находилось постоянно под рукой царя. По крайней мере, это наша современная точка зрения на военное дело древних майя. Очень много еще предстоит сделать, тема актуальная. Написано, к сожалению, а может, и к счастью, в настоящий момент не так много. Поэтому это тема, которая продолжает изучаться в настоящее время.