Гималайский медведь имеет латинское название Ursus thibetanus, и на русском языке у него есть несколько синонимов: белогрудый медведь, уссурийский или тибетский. В английской литературе употребляется также термин «азиатский черный медведь». У нас его еще называют муравьятником, потому что он часто питается муравьями. Этот вид интересен в первую очередь с той точки зрения, что это реликт плейстоценовой фауны, то есть это очень рано сформировавшийся зверь. Время дивергенции черных медведей вообще приходится на период 4–5 млн лет назад, они произошли в плейстоцене. Он является сестринским таксоном по отношению к американскому черному медведю, с кем они близки по морфологии и генетике. Сейчас насчитывается пять вымерших таксонов и семь современных. В неволе встречаются гибриды с другими видами. Кроме того, этот вид интересен тем, что сейчас он является эндемиком Дальнего Востока России. Он встречается там только на юге, и этот вид достаточно редок для нашей страны и очень сильно мало изучен.

Что касается методологии его изучения, этому виду всегда уделялось в нашей стране довольно мало внимания по сравнению с бурым или белым медведем. Его изучали в первую очередь в XIX — середине XX века в основном биологи-охотоведы, то есть охотники, которые наблюдали его повадки при встречах и попутно собирали очень много информации при работе или иных наблюдениях. Были написаны статьи, возможно, даже популярные книги, но не было сделано ни одного крупного зоологического исследования. То есть очерк вида был написан, естественно, еще в середине века, позже Виктор Георгиевич Юдин написал очерк видов в большой книге «Медведи» — сборнике по медведям.

Далее историю изучения гималайского медведя уже продолжали молодые специалисты. С начала 2000-х годов существует российско-американский проект Международного общества сохранения природы (Wildlife Conservation Society). Там был включен в том числе проект по гималайскому медведю: с помощью радиослежения, с помощью радиоошейников изучили участки обитания, была защищена диссертация по этому виду. Но объем выборки не очень большой. Кроме того, существовал Центр реабилитации в Уссурийском заповеднике медвежат-сирот, где Кира Владимировна Скрипова занималась также изучением их поведения и защитила в 2006 году диссертацию по поведению медвежат-сирот, выпустила несколько десятков медвежат.

Потом центр был закрыт, и сейчас идет последний этап изучения, им подробно занимается мой коллега из Биолого-почвенного института Владивостока Сергей Алексеевич Колчин, который уже более 15 лет подробно изучает гималайского медведя в природе в Хабаровском крае, а также в некоторым районах Приморья. Также он занимается реабилитацией медвежат-сирот, и я также участвовала в этой работе. Но этих данных сейчас недостаточно для проведения полноценного мониторинга популяции, поскольку, хотя поведенческие данные присутствуют в достаточном объеме, мониторинг популяции, а именно учет их численности, до сих пор не проводится регулярно.

Не существует общепринятой методики проведения учетов, поскольку международно признаваемая методика определения численности по генетике с помощью анализа ДНК у нас в стране не используется: это очень дорогая методика. Она используется только локально, в некоторых частях страны, причем в основном на буром медведе. Так что это большая проблема, поскольку медведи, как спящие зимой животные, выпадают из поля зрения зоологов в зимний период, когда всех животных учитывают методом зимних маршрутных учетов по белой тропе. Медведей так учитывать невозможно, поскольку они зимой спят. Можно сказать, что последний полноценный учет численности на пробных площадках был проведен в 1975 году, с тех пор численность оценена только экспертными оценками и составляет около 5000–6000 особей. Но эти оценки не до конца достоверны.

Гималайский медведь в плейстоцене встречался по всей Европе — от Западной Европы до Азии и от севера до Урала. Сейчас же он остался только в Азии — от Ирана, Пакистана и Афганистана через север Индии в Гималаях, Тибете, в южной части Китая. Кроме того, северный кластер включает разрозненные популяции в Японии, Корее, Манчжурии (северной части Китая) и на российском Дальнем Востоке. Самая крупная единая популяция и самый крупный подвид обитает у нас в России — это уссурийский подвид гималайского медведя. И только он в первую очередь приспособлен к проживанию в зимних условиях, то есть в холодных. Сейчас наметилась устойчивая тенденция к фрагментации ареала на 6–7 разных участков в связи с угасанием максимальных мест обитания, максимальных участков ареала, где неоптимальные условия обитания в связи, естественно, с антропогенным прессом.

Что касается морфологии, то особи гималайского медведя сильно мельче бурого медведя, примерно вдвое. Но поскольку это крупнейший подвид, то взрослые самцы достигают почти 200 кг, самки меньше — у них выражен половой диморфизм. Гималайский медведь ведет дневной образ жизни, но в антропогенных местах обитания переходит к ночному образу жизни. Жизненный цикл его очень сильно связан с периодом гибернации и нажировки, поскольку весь жизненный цикл, вся его активность очень зависит от обилия пищевых ресурсов. Зимой они спят примерно около пяти месяцев, и первыми уходят в зимний сон беременные самки, потом прочие самки и молодые особи, а только потом самцы. И самцы первыми же выходят.

Рекомендуем по этой теме:
51216
Есть ли у животных сознание?

Дальше вся его активность очень сильно связана с питанием. Основную часть бюджета активности медведи занимают фуражировочным поведением. Весной, когда еще кормов довольно мало, медведи питаются прошлогодними шишками, семенами, желудями, ягодами, орехами, а также появляющейся первой травой и листвой. Далее они переходят к питанию высокорослой растительностью, в том числе зонтичными растениями, такими как борщевик, белокопытник, и, кроме того, мелкими травами вроде хохлатки, крапивы, питаются также листьями ивы, сирени. В середине лета они переходят на питание плодами ягод, то есть жимолостью и актинидией. Также летом они предпочитают белковый корм, а именно личинки, муравьев и ос, то есть это является основой белкового рациона для медведей. Они практически не охотятся на копытных и не употребляют рыбу, поэтому очень сильно зависят от обилия насекомых. Во второй половине лета и ближе к осени, когда созревают желуди дуба и шишка кедра корейского, они переходят к питанию этими кормами, а также плодами черемухи и мака. Кроме того, как альтернативные корма они используют лещину и орех маньчжурский.

Надо также сказать, что вообще ареал вида очень сильно связан с распространением кедровых широколистных лесов в России и практически ограничивается ими, поскольку именно там гималайский медведь очень хорошо приспособлен к питанию этими кормами. Поэтому на той территории России, где нет этих кедровых широколистных лесов, вид туда и не распространился.

Вообще его анатомия и морфология показывают приспособление к древесному или полудревесному образу жизни. Они проводят более 50% своей жизни в кронах деревьев: там они питаются плодами деревьев, деревья они используют в качестве защиты от хищников, то есть подъем на дерево и затаивание там в присутствии тигра или других хищников, того же бурового медведя. Кроме того, они устраиваются там на зимний сон в берлогах, а именно в берлогах кедра, липы, дуба и тополя.

В наших исследованиях мы занимались поведением медвежат-сирот, реабилитацией трех медвежат-сирот, попутно изучая их поведенческие особенности в течение двух лет при проживании медвежат в полувольных условиях. Мы, в частности, выделили 33 вида растения, которыми они питаются, из них 17 фоновых, которые я перечислила выше. Мы выяснили, что медвежата-сироты в условиях отсутствия социального обучения со стороны матери или человека способны формировать полностью видоспецифичный набор поведенческих стереотипов оборонительного и пищевого поведения, что дает им возможность выживать без матери, но только с возраста около шести месяцев. И то они очень сильно подвержены опасности со стороны хищников, поэтому люди обязательно должны их сопровождать в уссурийской тайге, поскольку основными врагами гималайского медведя являются амурский тигр, конспецифики (взрослые самцы своего вида) и бурый медведь, который не очень часто на них охотится, но в голодные годы может. Конечно, в первую очередь это тигр, и основной защитой от тигра является подъем на деревья.

И наконец, я бы хотела рассказать о статусе вида и угрозах его сохранения. Дело в том, что поскольку достоверной методики учета не существует и достаточно мало данных сейчас имеется о популяции гималайского медведя, но при этом имеется очень высокий антропогенный пресс на эту популяцию, то мы можем наблюдать значительную, во-первых, фрагментацию ареала, а во-вторых, просто снижение мировой численности популяции на 30–50% за последние десятилетия. Это подтверждается мировыми данными. Какого рода антропогенный пресс? Это в первую очередь интенсивные лесозаготовки, устройство автомобильных дорог, прокладка нефте- и газопроводов, потом строительство зданий и добыча полезных ископаемых. Все это очень сильно влияет на популяцию. И у нас популяция тоже имеет тенденцию к сокращению.

Кроме того, в смежных странах очень сильно развит спрос на дериваты гималайского медведя, то есть на желчь и лапы: желчь используется в медицине, лапы — в кулинарии. Эти продукты стоят больших денег, и наши соотечественники, как и китайцы, очень активно занимаются браконьерством гималайского медведя, и на границе регулярно задерживают огромные партии по много сотен лап этого вида и бурого медведя. Хотя на самом деле эффективность лекарств из желчи не доказана, имеются растительные аналоги. Квота на добычу гималайского медведя составляет всего 100 особей, в реальности добывается от 500 до 900 особей ежегодно. Кроме того, зимняя охота на берлоги влечет за собой, во-первых, появление медвежат-сирот в огромных количествах, которые погибают либо от неумелого содержания, либо потом от рук своих же хозяев. Также происходит прорубание дупел, в которых они зимуют (берлог в дуплистых деревьях), и кроме лесозаготовки кедра и липы это ведет к тому, что происходит дефицит берлог. Им негде спать зимой, и медведи часто устраивают такие наземные гнезда, в которых зимуют в сидячем состоянии, практически открыто, они очень уязвимы в таком состоянии для тигра и охотников, что также является большой проблемой.

Рекомендуем по этой теме:
14559
FAQ: Зоопсихология
Какие перспективы вообще? Что, собственно, предлагают делать специалисты? Во-первых, гималайский медведь с 1997 года был внезапно и безосновательно исключен из Красной книги России, но он содержится при этом в Красной книге многих других государств, где он присутствует. И сейчас, в 2016 году, специалисты добились того, что гималайский медведь был включен в Красную книгу в качестве уязвимого вида, то есть необходимо поддерживать его статус как краснокнижного вида, хотя, естественно, охотопользователи и коммерческие фирмы борются за то, чтобы его исключить из Красной книги. Кроме того, необходимо создать Центр реабилитации, поскольку существующие сейчас центры не имеют достаточно средств и вообще возможностей для этой работы. Также необходимо прекратить лесозаготовки и браконьерство — по крайней мере стремиться к этому — хотя бы в охраняемых природных территориях, к которым относится Сихотэ-Алинский заповедник, Уссурийский, заповедник «Бастак», Анюйский национальный парк и Большехехцирский. Требуется расширить коридоры между фрагментированными участками ареала и сократить по возможности антропогенный пресс на эту популяцию.