Все исследователи, работающие внутри теории травмы, в качестве родоначальника этого направления считают Зигмунда Фрейда, который работал задолго до того, как trauma studies стали преподаваться в университетах. Фрейд в 1915–1916 годах сформулировал понятие «травматический невроз». Мы знаем, что Фрейд был психоаналитиком, психологом и работал с индивидуальными случаями. Ему пришлось работать с людьми, пережившими контузии и прочие страшные события, страшный физический опыт в рамках Первой мировой войны. Во многих случаях со многими пациентами он обнаруживал следующую ситуацию: люди либо не могли вспомнить, что с ними произошло, но при столкновении с похожими событиями или какими-то напоминающими событиями, которые выступали триггерами, они начинали чувствовать, что случилось нечто, что полностью их изменило, и они не могут быть такими же, какими были прежде; либо же имело место выпадение некоторого куска памяти, фрагмента памяти. Люди не могли понять, что случилось, не могли это описать и постоянно возвращались к этому переживанию.

Под травмой можно понимать однократное событие, которое действительно произошло и которое фундаментально изменило жизнь сообщества, поменяло их представление о себе и очень сильно изменило потенциальное будущее этих людей. Либо же под травмой можно понимать некоторый процесс, который начал разворачиваться после катастрофического события и продолжается до сих пор. Исходя из того, что есть две возможности смотреть на травму, можно понимать ее и как некоторую ситуацию утраты, когда люди понимают, что они чего-то лишились, и пытаются найти или восстановить это лишенное настоящим. Либо травму можно понимать как сюжет, когда мы понимаем, что что-то произошло, и пытаемся об этом рассказывать разными способами в разных жанрах, используя одни и те же или очень близкие образы. Либо под травмой можно понимать то, что называется консолидирующим событием, — то, что создает нас.

Рекомендуем по этой теме:
14586
Как работает внушение?

Не существует никакого травматического опыта. Если вы действительно столкнулись с тем, о чем не можете рассказать, что вырывает у вас из груди фрагменты воспоминаний, что не позволяет вам быть дальше таким, какой вы есть, значит, вы не имеете опыта, о котором вы можете рассказать. Значит, вы не можете ничего представить и, по сути, не можете ничего пережить. Не существует никаких жертв и палачей в чистом виде. Всегда существуют носители травматических переживаний, и эти носители не имеют какого-то стопроцентно возможного или стопроцентно предполагаемого натурального опыта — они конструируют переживания. И это связано с тем, что травма всегда воображаема.