Какие уроки мы можем почерпнуть из местной архитектуры Центральной Азии? Почему дома, сделанные из традиционных материалов, становятся дорогими? Почему старые части городов оказываются более устойчивыми к землетрясениям? На эти и другие вопросы ответил профессор антропологии Бостонского университета Томас Барфилд в рамках проекта Serious Science, созданного командой ПостНауки.

Когда люди смотрят на Центральную Азию, особенно на Афганистан, Узбекистан, Таджикистан, Иран, части Пакистана, и видят здания из грязи и кирпича, они полагают, что это пейзаж из прошлого. Лучшее, что мы можем сделать с этими зданиями и людьми, которые там живут, — это заменить эти постройки бетонными микрорайонами или небоскребами, потому что это современно. У них есть стекло и металл. Но люди не понимают, что этой традиции много тысяч лет, она сохранилась не по инерции, а из-за того, что адаптирована для этого региона, и эти материалы там доступны.

И на северо-западе США, и в Афганистане, и в Центральной Азии здания из грязи расположены таким образом, что они максимизируют солнечное излучение. Они расположены под таким углом, что могут получать больше солнечного излучения утром, когда здание холодное, и меньше излучения в обед. Мы можем говорить об идеальных углах для постройки, но должны ли люди, которые строят эти здания, знать об этом? Нет. Они знают, что некоторые здания лучше, чем другие, потому что они горячее. Это один из видов местной науки, которую люди познают через опыт.

Стекло и сталь сейчас активно используются при строительстве высотных зданий в Афганистане. Новые торговые центры выглядят хорошо. Но что, если случится землетрясение? Выстоит ли стекло или разрушится? И пока в Калифорнии и Японии строят здания с учетом землетрясений, в большинстве частей мира эти стандарты не очень хороши. Проблема в том, что мы не знаем, насколько недоразвиты наши стандарты, пока не случится катастрофа.

Источник видео: Serious Science