Когда мы говорим об именах на христианском Востоке, мы должны понимать, что эта система именования в целом не является какой-то инновацией именно Востока христианского, а она является продолжением всей истории Востока и в каком-то смысле отражает ее. Когда мы рассматриваем историю имен на Ближнем Востоке, мы очень четко видим два основных периода, два основных блока, когда эти имена формировались по разным моделям. С одной стороны, у нас есть имена древневосточные — это период Древнего Востока, когда в Месопотамии, Египте и Передней Азии существуют свои имена, построенные по национальным моделям. И после эллинистического времени начинается период проникновения на Ближний Восток греческих моделей имен. Это и греческие имена как таковые, и греческие модели, по которым построены имена. Этот главный водораздел — до эллинистического времени и после него — очень сильно отражается и на христианском Востоке, где мы, собственно, видим отражение этой исторической закономерности.

Прежде всего, надо сразу сказать, что имена на христианском Востоке нужно делить на традиционные и современные. Современные имена, особенно среди арабов-христиан, во многом отражают события позднего Средневековья, а именно Крестовые походы и последовавшую за ними колониальную эпоху, когда на Ближний Восток проникли вдобавок еще и французские имена. Так что теперь арабы-христиане часто, например, носят имена Мишель, Жюльет, Сюзанн или что-то в этом роде, которые, конечно, не являются традиционными именами христиан на Востоке, поэтому мы их из рассмотрения исключим.

Что важно для нас при исследовании ономастикона христианского Востока? Первоисточники — откуда мы берем эти имена? Если мы сейчас просто начнем брать, например, живые имена, то у нас начнется большая путаница, потому что есть имена западного происхождения, есть исламские имена, которые берут христиане, поскольку они не так заметны, есть библейские имена, есть арабо-христианские имена. Поэтому имеет смысл посмотреть в исторической динамике, как это формировалось.

Существует три типа источников, из которых мы берем имена. Во-первых, письменные тексты (рукописи и так далее), которые можно поделить на исторические и литургические. Литургические важны потому, что, например, святцы и всевозможные именологии содержат большое количество имен святых, которые отражали практику репродуцирования этих моделей. Во-вторых, эпиграфические источники, то есть надписи, особенно могильные надписи, которые отражают реальные имена, и здесь мы можем пользоваться статистическими моделями, для того чтобы понимать, как кого звали. И только в последнюю очередь, в-третьих, мы можем взять современную практику наименования восточных христиан, чтобы понять, как это устроено.

Имена на христианском Востоке выполняют две основные функции. Первая — это базовая функция имени, назывная, то есть идентичностная, в узком смысле — лично-идентичностная. А вторая — это национальная и конфессиональная идентичность. И в этом смысле имя Нерсес (если мы имеем в виду армянскую традицию) отражает, с одной стороны, личную идентичность человека — например, знаменитый писатель Нерсес Шнорали (Благодатный) носил это имя как связь с древним святым Нерсесом, — а с другой стороны, тот факт, что это имя существует в национальной форме (скажем, не персидское Нарсе, а именно Нерсес), демонстрирует его национальную, культурную и конфессиональную идентичность. И наконец, очень важно упомянуть, что очень часто имена с христианского Востока до нас доходят с так называемой нисбы — это арабский термин, обозначающий место, по которому мы именуем человека. Такого типа прилагательные были и в античной традиции, например Сократ Афинский. Иногда эти нисбы имеют не локальную форму, а отражают какое-то прозвище, в таком случае они ближе к арабскому понятию насиб.

Рекомендуем по этой теме:
32813
Культура христианского Востока

Давайте рассмотрим несколько локальных вариаций, имена какого типа существовали в разных традициях. Во-первых, во всех восточнохристианских традициях существовали национальные имена, то есть те имена, которые никак не были связаны с христианством или чем-то другим, но тем не менее были апроприированы в восточнохристианской традиции и стали ее частью. Так, например, сирийские имена, такие как Абгар, что обозначает ‘тучный’, Марута (‘господский’), Раббула (‘связанный с учителем’), Хабиб, Марон и другие, — это имена национальные сирийские (или, как их еще называют, ассирийские), которые вошли в ономастикон сирийцев-христиан благодаря тому, что они были именами известных мучеников и святых. То же самое можно сказать и о персидских именах. Такие имена, как Фархат, Гухиштазад, Голиндухт, являются персидскими, которые благодаря святым (святой Гухиштазад, святой Голиндухт) вошли в ономастикон и стали отличительным маркером именно христиан на Востоке. То же самое касается и армянских имен (например, Армен, Месроп, Вардан).

Сложность с армянскими именами заключается в том, что в армянском ономастиконе находится много парфянских и иракских имен, например Нерсе или Шапух, поэтому сложно четко разделить, какие из этих имен являются национальными, а какие нет. Такие грузинские имена, как Або, Вахтанг, Малхаз, тоже имеют определенные персидские и иногда тюркские компоненты, но тем не менее являются национальными именами.

Очень интересны коптские национальные имена, многие из которых попали впоследствии за пределы коптской традиции — в византийскую, а потом в славянскую. Такие имена, как Пафнутий, Пахомий, Амон, Мина, Памбо, Псой или Бешой, — это все чисто коптские (египетские) имена, которые в общем и целом связываются с Древним Египтом, потому что, например, имя Пафнутий состоит из артикля и слова «фнут», которое обозначает бога, божество, или имя Шенуте, которое обозначает сына или дитя бога. Наконец, эфиопские имена, такие как Абсадий, Эзана, Элла-Ацбаха и другие, которые являются чисто национальными именами, точно такими же, как и в других восточнохристианских традициях.

Второй тип имен — это библейские имена, которые составляют очень большой блок. Тут и имя Моисей во всех национальных формах (Мосе, Мусес, Мусе, Муса), Авраам (Абрехам, Абрахам), еврейское Ицхак (арабское, сирийское имя Исхак), особенно важными оказывается имена Иисус и Мариам, поскольку это имена Христа и Богородицы. Поэтому имя Иисус очень распространено в Эфиопии (там многие святые называются местной формой этого имени — Иясус), в Ассирии и среди сирийских христиан — Ишо, и в меньшей степени в грузинской и коптской традициях.

Важным блоком также являются греческие имена. Кирилл (Кюриллос), Афанасий (Афанасиос), Григорий, Леонтий, Феодор, Феофил — все эти имена были активно заимствованы из греческого языка и в коптскую, и в сирийскую, и в эфиопскую традиции (Теодрос, Федор). Поэтому греческие имена оказались исключительно важными.

Отдельно нужно рассматривать так называемые новые имена. Это имена, которые не существовали ни в библейской, ни в национальных традициях. Христианство принесло с собой очень много социальных и культурных практик, и в каком-то смысле имена были использованы христианами для того, чтобы переучредить свою жизнь, когда они, например, крестились. Практика принятия нового имени при крещении окончательно устанавливается только в VI–VII веках, и в разных соборных деяниях у нас есть разные указания по поводу присваивания имени при принятии христианства. Промежуточной формой были двойные имена, когда христианин мог иметь свое языческое традиционное имя, даваемое в семье, и при крещении он получал еще новое имя.

Рекомендуем по этой теме:
12106
Коптский язык

Этих новых имен стало довольно много, пионерами здесь были те языки, которые хорошо конструировали имена, — арабский и арамейский. Новые христианские имена, конечно, были и в греческом, и среди занесенных имен возникли такие, например, как Христодулос (‘раб Христов’), Василиос, Димитриос, Кюриллос (от κύριος или κύρ — ‘господин’), которые, за исключением имени Димитриос, не использовались до христианства. После VI–VII веков особенно распространились арамейские имена — Ишозха (‘Иисус победил’), Мшихазха (‘Христос победил’), Айталлаха, Иш-Бошет, которые повлияли на возникновение христианских имен, например Абд аль-Масих (‘раб Христа’). Мы видим, что у христианских имен было много функций, но основными были идентичностная и функция переназывания, когда христиане принимали новое имя, будь то библейское или новоизобретенное христианское, маркируя себя в обществе именно как представителей новой религии, той, что пришла на смену старой, языческой.