Сегодня большинство развитых государств встало на путь инновационного развития. Ключевым активом становятся патентные права, с которыми как государства, так и отдельные компании связывают свое экономическое развитие, реализацию бизнес-стратегий и получение прибыли. При этом сфера патентных правоотношений стала пространством борьбы различных субъектов, прежде всего сфера противостояния частных и общественных интересов.

В данном случае речь идет о следующих проблемах. Компании вкладывают значительные средства в разработку новых технологий, в разработку лекарственных препаратов, в последующем технологии которых патентуются. Они рассчитывают на то, что позже смогут получить сверхприбыль от создания инноваций. В то же время подобным компаниям противостоят интересы иных субъектов, которые для своей экономической деятельности полагают возможным использовать чужие разработки. Также в данной сфере значителен и общественный интерес, который заключается в том, что общество потребителей заинтересовано в доступе к новейшим технологиям, новейшим лекарственным препаратам, различным техническим новшествам. При этом зачастую интересы этих субъектов являются не однонаправленными, а, наоборот, противоборствующими.

Ситуация усугубляется ключевыми тенденциями инновационного развития, которые существуют в современном мире. Это комплексность и кумулятивность инноваций. Комплексность означает то, что сейчас большинство инновационных продуктов (смартфоны, компьютерная техника и другое) представляют собой комплексные инновации. В каждом объекте объединены десятки и сотни патентов. Не на все эти патенты есть один обладатель. Зачастую патенты принадлежат различным субъектам. Чтобы создать этот комплексный продукт, им нужно как-то друг с другом договориться. На самом деле это происходит не всегда. Что касается кумулятивного характера инновационного процесса, то он проявляется в том, что последующие инновации основываются на предыдущих разработках. Для того чтобы внедрить какое-то новшество, необходимо получить права на предыдущие поколения разработок. И правообладатели иногда не идут на взаимодействие. При этом происходит гонка инноваций, компании стараются внедрить все новые и новые разработки, которые обеспечили бы им лидирующее положение. Одними разработками субъекты не ограничиваются и зачастую используют недобросовестные приемы патентной борьбы, которые могут быть самыми различными. Здесь можно выделить несколько групп патентных стратегий, реализация которых и порождает патентные войны.

Рекомендуем по этой теме:
12281
FAQ: Рецепция римского права

Первая группа стратегий касается получения патентов на различные аспекты одной и той же инновации. Компанией было создано одно техническое решение, и, для того чтобы компании-конкуренты не смогли создать аналоги, они окружают свое техническое решение десятками, а иногда и сотнями патентов. Данные стратегии получили развитие в западной практике. Это патентный флудинг — получение множества патентов на одну и ту же инновацию. Патентный забор, когда есть некое техническое решение, которое запатентовал один правообладатель, а затем его конкуренты начинают получать патенты на какие-то близкие аналоги, чтобы затруднить использование данного технического решения. Также стратегии патентной чащи, бывают и патентные зонты, которые сводятся к одному — получению множества патентов на сходные технические решения.

В следующей стратегии правообладатель имеет ресурсы для производства какого-то комплексного продукта либо для продукта, на который есть существенный потребительский спрос, в том числе для удовлетворения общественных интересов. Он может в должной мере не использовать данные изобретения и предоставляет лицензии иным субъектам. Либо иная ситуация, когда он в принципе согласен на предоставление лицензии другим субъектам, но при этом пытается предусмотреть условия, которые явно чрезмерны. Устанавливает чрезмерные роялти при предоставлении лицензии другим субъектам. Есть схема, когда непосредственно к правам на использование продукта также необходимо приобретать права на использование материальных объектов. Они уже никак не охватываются патентом и идут вдогонку за непосредственным интеллектуальным правом. Или, например, стратегия пакетного лицензирования. Для пользователей важно право получить какую-то одну разработку, а правообладатель обязывает их получить право на множество технических решений, что повышает цену.

Рекомендуем по этой теме:
8761
Юридическая профессия

Также в современной практике существует проблема со стандартами, когда для производства некого продукта предусмотрен стандарт. В этот стандарт включена какая-то техническая разработка. Подразумевается, что производители обязаны использовать техническое решение. И правообладатель пытается повысить стоимость соответствующих прав на техническую разработку и получить от этого прибыль.

Другая стратегия, когда компания может быть непроизводственной, может ничего не предлагать рынку, но при этом покупает права у правообладателей, которые отчаялись применить разработку. Она скупает права на патенты, срок времени которых скоро истечет, для того чтобы закидывать исками крупные компании. В американской практике это называется патентный троллинг. В России такая практика не распространена, но есть повышение внимания в целом к патентной сфере с получением все большего числа патентов, и можно предположить, что в конечном итоге и у нас подобные стратегии станут возможны

Как бороться с этими стратегиями? Сейчас в большинстве развитых правопорядков обсуждаются наиболее эффективные механизмы. При этом какого-то единого решения, которое являлось бы спасением от всех этих ситуаций, так и не найдено. Активно используются механизмы принудительного лицензирования. Это касается тех ситуаций, когда патентообладатель отказывается предоставить лицензию конкурентам и готов ее предоставить на каких-то чрезмерных условиях. В зарубежных правопорядках распространение получило следующее явление. Конкуренты имеют право на получение принудительной лицензии с установленным фиксированным вознаграждением, которое определит суд, в тех ситуациях, когда соответствующая техническая разработка признается существенным ресурсом, которая необходима для производства существенной инновации.

Рекомендуем по этой теме:
4315
Кондикция владения

В Российской Федерации подобный механизм не применяется. У нас сейчас обсуждается возможность применения принудительного лицензирования в фармсфере. В 2016 году обсуждается законопроект, который позволял бы российским компаниям приобретать лицензии на продукты иностранных фармкомпаний, чтобы они могли делать аналоги. Устанавливаются определенные критерии на принудительные лицензии. Необходимо, чтобы был существенный общественный интерес при каких-то серьезных заболеваниях.

Что касается патентного троллинга, то здесь есть несколько механизмов борьбы. В американской традиции возможен отказ от удовлетворения требований на использование разработки. В России эту проблему можно решать через конструкцию злоупотребления правом, которая должна быть преобразована к этой ситуации.

Рекомендуем по этой теме:
5918
Универсализм прав человека
Обсуждается также вопрос применения антимонопольного законодательства. Представители нашей антимонопольной службы часто ссылаются на зарубежный опыт. Если посмотреть на практику США, то в определенные моменты времени они то применяли антимонопольные механизмы к случаям осуществления исключительных прав, то отказывались, используя гражданско-правовую доктрину. В России действует пункт 4 статьи 10 Федерального закона «О защите конкуренции». В нем говорится, что статья о доминирующем положении не распространяется на сферу интеллектуальных правоотношений. ФАС пытается изменить данную практику. В известном деле «Яндекс» против Google, хотя речь и не шла о недобросовестной лицензионной практике, на самом деле получилось, что ФАС и судебные органы применили антимонопольные механизмы к ситуации, когда речь шла об условиях лицензии. Google предоставлял использовать его программу и при этом предусматривал также необходимость устанавливать поисковик всем пользователям, в том числе на смартфонах.

Как мы видим, и стратегии, и схемы борьбы различные. Речь идет и о принудительном лицензировании, и о механизмах антимонопольного регулирования, и о злоупотреблении правом. В настоящее время идет поиск оптимального механизма регулирования данных вопросов.