Японская оккупация в Корее

Сохранить в закладки
9308
Сохранить в закладки

Историк Наталья Ким о теории колониальной эксплуатации, старте модерна и корейской экономике начала XX века

В современной южнокорейской историографии применительно к периоду колониального господства Японии в Корее используется термин «период насильственной оккупации Японской империей (или империализмом)». В северокорейской исторической науке также используется данный термин. Надо сказать, что сам термин говорит за себя. Дело в том, что корейцы в принципе не признали правомерность договора о слиянии с Японской империей, заключенного в августе 1910 года. Договор был подписан в условиях шантажа и насилия со стороны японских властей. Напомню, что в 1905 году был заключен договор о протекторате с Японией, в 1907 году была распущена корейская армия. Японские власти прочно контролировали прессу в Корее на тот момент времени, и к 1910 году были созданы все условия для спокойной аннексии Кореи, что, собственно, и произошло.

В современной исторической науке, в частности в Республике Корее, существует неоднозначное восприятие данного периода; есть различные точки зрения и подходы. В частности, можно выделить несколько подходов. Один условно мы будем именовать «теория колониальной модернизации», другой — «теория колониальной эксплуатации», и третья точка зрения — это что-то среднее между первым и вторым. Согласно теории колониальной модернизации, Корея в годы японского колониального режима развивалась, и главная задача историков и экономистов, которые писали и пишут свои работы в рамках данного подхода, заключалась в том, чтобы показать, что Корея действительно развивалась экономически и культурно в годы японской оккупации. И природа японской колонизации не воспринимается ими так негативно, как представителями теории колониальной эксплуатации — националистической традиции в корейской историографии. Представители теории колониальной модернизации указывают на то, что рост действительно был. К примеру, средние темпы роста корейской экономики в годы колоний — с 1910 по 1945 год — составили 3,7%, темпы роста угледобывающей промышленности, электроэнергетики — 9%, сферы обслуживания — 5%. Таким образом, несмотря на в общем-то достаточно тяжелые условия проживания корейцев в эпоху японского колониализма, рост был, и отвергать его не имеет никакого смысла, и важно подчеркнуть, что общество в этот период развивалось.

Для представителей этой концепции важно было показать, что в силу того, что экономическое развитие происходило, японский колониализм фактически подготовил базу для дальнейшего развития корейской экономики уже после освобождения в 1945 году. В этом пункте они очень сильно вызывают противоречия со стороны историков-представителей теории колониальной эксплуатации. Дело в том, что представители теории колониальной эксплуатации однозначно понимают природу японского колониализма как эксплуатационную. То есть японцы аннексировали Корею в своих узких целях, во-первых, для того, что сбывать свою продукцию, то есть Корея была для них рынком сбыта монопольной продукции, рынком дешевой рабочей силы и базой вторжения на континент. В этом смысле Корея действительно была привлекательной частью, которую необходимо было колонизировать в условиях милитаризации японского режима. И оснований для данной точки зрения действительно много, потому что, несмотря на разные периоды в истории японской оккупации, всё же по большинству показателей Корея действительно оставалась базой для эксплуатации японским режимом.

Например, к концу 1920-х годов 90% всех капиталовложений в Корее принадлежало японским предприятиям; 3/5 всех промышленных предприятий принадлежало также японским собственникам. В этом смысле, несмотря на некоторый рост, который естественным образом наблюдается в этот период в экономике Кореи, ресурсы были неравномерно распределены между японскими и корейскими собственниками. То же самое касается области землепользования. Ту же самую тенденцию мы можем наблюдать в подготовке технических кадров, потому что на момент освобождения Кореи большинство технического персонала было представлено японскими специалистами. И когда Корея освободилась в августе 1945 года, сложилась такая ситуация, что фактически некому было управлять предприятиями, поскольку там не было специалистов.

Представители теории колониальной эксплуатации не связывают японский колониализм с дальнейшим ростом экономики Кореи в 1960–1970-х годах. Они считают, что в годы корейской войны фактически то, что было создано японцами в годы колоний, было разрушено и что экономическая база Южной Кореи восстанавливалась фактически с нуля, поэтому прямой связи с японским колониальным периодом здесь не наблюдается. Надо сказать, что большинство представителей современной исторической науки придерживаются данной точки зрения, то есть исходят из того, что японский колониальный режим был действительно эксплуатационным и Корея ничего не выиграла от него, а больше потеряла.

Другая точка зрения пытается сгладить острые углы двух позиций, освободиться от политизированности двух подходов, идеологической зашоренности. В отличие от представителей теории колониальной модернизации, историки, принадлежащие к умеренному взгляду, говорят о том, что в истории Кореи период японской оккупации — это период старта модерна, развития капиталистических отношений и развития национальной культуры, но это новое время, которое не нужно понимать с точки зрения прогресса или регресса. Утверждается новый порядок, возникает новое общество, и к этому новому периоду нужно относиться политически нейтрально. Таким образом, формируется сбалансированный подход, который кажется мне очень интересным, потому что позволяет анализировать историческое прошлое, не политизируя его, а в корейской исторической традиции очень сильна эта политизированность взглядов.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration