История пишется по источникам. Для человека, который занимается историей Франции XVI века и живет при этом в России, это большая проблема. Но в России, как ни странно, есть источники по этому периоду. В Российском государственном архиве древних актов хранится так называемая коллекция Ламуаньона. Почему она так называется — это другой вопрос. Это коллекция документов в основном по XVI веку, по периоду так называемых Итальянских войн. Значительная часть этих документов — донесения капитанов, организаторов военных действий, дипломатов. Но там есть и документы, которые относятся к финансовым вопросам, и они проливают свет на очень важный вопрос во французской истории или вообще европейской истории, экономической истории — финансирование французского бюджета, финансирование Итальянских войн.

В XVI веке французская монархия Валуа вела борьбу за обладание Италией и за положение в Европе против превосходящих сил противника. Карл V Габсбург был одновременно и императором Священной Римской империи, и владельцем наследственных земель Габсбургов, и владельцем Нидерландов, и, главное, королем Испании, которому принадлежал Новый Свет, и оттуда начали приходить галеоны, груженные серебром, добытым в рудниках Нового Света. То есть борьба была довольно тяжелая. Франция со всех сторон была окружена владениями Габсбургов, и это был очень сильный противник. Испанская пехота была великолепна — тэрсьерос, знаменитая терция. Приходилось воевать. Война стоила очень дорого. Начинается военная революция, неожиданно военные расходы увеличились во много-много раз: нужно было содержать и оплачивать дорогостоящие военные гарнизоны, нужно было строить крепости по новому образцу, которые были бы способны выдержать артиллерию.

Все это многократно и неожиданно удорожало военные действия. Как они финансировались? У французского короля, в отличие от его противника, была относительно хорошо развитая налоговая система: можно было собирать прямые налоги, косвенные налоги, налоги с ярмарок — ярмарочные сборы, налоги на вино — эд, налоги на соль — знаменитая габель. Но деньги придут нескоро, а они нужны сейчас, и их нужно получить много. И короли — французский король, испанский король, император — прибегают к займам у банковских компаний, у банкирских домов. На императора работали многие банкиры, прежде всего Фуггеры — южно-немецкий капитал, генуэзские банкиры — это очень интересная система. Французы иногда прибегали к немецким займам, швейцарцы у них были, но самый главный ресурс — это итальянцы, проживавшие в Лионе, — иммигранты из Тосканы, Ломбардии. У них там была целая колония, это были люди с деньгами, и они давали займы. Король обещал высокий процент, у них был относительно небольшой уставной капитал. Дальше они под этот процент собирали деньги у своих итальянских сородичей в Италии (Италия тогда еще оставалась богатой страной) и предоставляли королю быстрые деньги, а потом получали за это большие проценты. Но такая система была дорогой, сложной, и с ней нужно было что-то делать.

Рекомендуем по этой теме:
43894
Споры вокруг Варфоломеевской ночи

В 1547 году к власти приходит новый король — Генрих II, который производит ряд преобразований, но одним из интересных шагов было то, что он назначил генеральным контролером финансов главу одной из банковских компаний Альбицо дель Бене — итальянца тосканского происхождения, живущего в Лионе. Это факт беспрецедентный. Финансистами, финансовыми чиновниками обычно назначали чиновников же, а банкиры были банкирами, которые дают деньги. А здесь одного из банкиров он сделал главным чиновником, отвечающим за финансовую политику. Но это оказался продуманный шаг, потому что в конце концов Альбицо дель Бене (он опирался на парижских бюрократов, прежде всего Монморанси) удалось создать банковскую компанию — Большую Лионскую компанию, компанию крупных кредиторов, которые консолидировали долг французского короля и сумели организовать займы под очень выгодный процент. В результате в 1550-е годы происходит забавная ситуация: испанский король привозит деньги из Америки на континент, но занять деньги ему все труднее и труднее, потому что все деньги уходят французскому королю. Это, если хотите, была борьба ссудного процента. Конечно, государственный долг увеличивался. В этом отношении современная история финансовых кризисов 1908–1909 годов заставляет вспомнить эту историю XVI века: государственный долг увеличивался, но тем не менее королю удавалось брать всё новые и новые кредиты у этой компании заемщиков — Grande Partie de Lion, Лионской компании. Самое интересное, что документы об организации этой компании, о перерасчете процентов хранятся в Москве, в Российском государственном архиве древних актов, и можно воссоздать эту историю. Чем все закончилось?

В конце концов Франции пришлось уйти из Италии, начинаются большие сложности. Не могу сказать, что в 1557 году король объявил банкротство, но тем не менее Большая Лионская компания была распущена, Альбицо дель Бене переживал не лучшие времена, кто-то из банкиров уехал, потом начались религиозные войны, эта ситуация не получила быстрого продолжения. Но тем не менее факт остается фактом: французскому королю удалось практически на равных вести диалог с испанской, самой богатой в мире монархией. И хотелось бы еще раз сказать, что наша страна является обладателем довольно ценной информации об этой стороне малоизвестной финансовой истории XVI века. Во французском правительстве учреждаются новые должности. Генрих II был вообще великим реформатором, недооцененным современниками и историками. Он провел очень много реформ. В частности, тогда же, в 1547 году, он учредил бюро государственных секретарей — это практически современное министерство, только они отвечали не за определенные сферы деятельности, а за определенные направления. Один отвечал за восточное направление, то есть все, что связано с отношениями с Германией, с восточными областями, другой — за юго-западное, то есть за связи с Испанией. То, что осталось у нас в Москве, — это архив Жана Дютье, государственного секретаря, который отвечал за юго-восток, то есть Италию и Средиземноморье. Это безумно интересно, в том числе донесения резидента в Венеции, который переписывался со Стамбулом, с агентами, которые были в Турции, чтобы Турцию вовлечь в эту систему. Но очень большую часть составляли размышления по поводу финансирования, по поводу организации этой Большой Лионской компании (дель Бене переписывался с Дютье и Монморанси).

У нас не так много писем этих людей, но донесения им Альбицо дель Бене были. Надо сказать, что французская монархия пыталась контролировать эти потоки финансов. Но экономическая жизнь перешла на принципиально новый уровень. И очень интересны письма: контролеры финансов пишут королю и коннетаблю Монморанси о том, что они приходят в торговый дом дель Бене, просят показать им отчет, им показывают какие-то бумажки, а они в них совершенно не могут разобраться. И дель Бене потом пишет: «Ваше Величество, Вы должны освободить меня от этого контроля, потому что если Вам нужны деньги — это одно, а если Вы хотите меня контролировать — это совершенно другое». И советники короля идут на компромисс и говорят, что будут контролировать лишь те бюджеты, которые он сам будет им давать, то есть им была дана свобода. Удалось сделать очень многое, в частности перерасчет сложных процентов. Это довольно хитрая, но вместе с тем известная прежде всего в итальянской банковской практике система, когда обоюдно выгодно и должнику, и кредитору суммировать проценты, чтобы они не накапливались «тупо» за каждый год, а платить их по более сложной схеме. И, что интересно, до 1557 года сюда удавалось привлечь инвесторов, которые отнюдь не были наивными людьми. Это очень сложно — давать деньги королю, выгодно, но сложно. Потому что если ты дал деньги человеку, а он тебе не вернул, ты можешь посадить его в долговую тюрьму, а Его Величество короля посадить в долговую тюрьму никому не удавалось, хотя, конечно, может быть, многие хотели бы. Поэтому здесь нужно было много промежуточных инстанций, то есть нужен был человек, которому бы верили, но который бы отвечал. Все эти долги были не на пустом месте, просто так деньги никто давать не будет, они давали их под определенную гарантию. Самой большой гарантией были доходы с лионских ярмарок.

Рекомендуем по этой теме:
69968
5 книг о западном Средневековье

Лион был в XVI веке экономическим сердцем Франции, в какой-то степени экономическим сердцем Европы. И вот на лионских ярмарках, где встречались товаропотоки со Средиземноморья и северного региона Европы, был очень большой оборот денег, там были большие ярмарочные сборы. Четыре раза в год проводились ярмарки, четыре раза в год выплачивались проценты по этим займам Большой Лионской компании. Но вскоре этих доходов уже стало не хватать, пошли в ход доходы с других ярмарок, пошли в ход другие доходы, потихонечку в руки банкиров попадала значительная часть всех налоговых поступлений французского короля. В конечном счете, конечно, государственный долг вырос во много раз. Но и задача была другой, задача была не оздоровить финансы, а выиграть эту войну, выстоять в ней. Выиграть войну не удалось, но надо сказать, что Франция закончила ее не то чтобы совсем поражением. Пришлось уйти из Италии, но получили территории на севере и северо-востоке Франции, за которые шла борьба и которые потом принесут большой успех уже в следующем столетии. Банковская история очень интересна, и без нее скачок Европы, который она делает в XVI–XVII веках, будет совершенно непонятен, но, к сожалению, не так много людей из профессиональных историков сегодня этим занимается.