Безусловно, вопрос о возникновении государственности является важнейшим и наиболее значимым для изучения истории любого народа, любого из государств. В истории Китая существуют свои особенности, многие из них связаны с тем, что, когда мы говорим о раннегосударственных образованиях, мы имеем дело с археологическим периодом, когда мы имеем только археологические данные, а письменные источники описывают государства уже значительно более позднего времени. Поэтому у специалистов возникает большой вопрос — это теория и методы определения или диагностики раннегосударственных образований по археологическому материалу. И здесь следует вспомнить о том, что в научной традиции принято думать, что государственность возникает не сразу, а постепенно и проходит несколько этапов в своем развитии. И европейская наука была направлена на то, чтобы фиксировать признаки этих этапов. Речь идет о племени, племенном объединении, племенном союзе, на основе которого уже появляется государство.

Когда мы говорим о государстве, собственно, важнейшими признаками является то, что связано с высшей властью, и археологически мы считаем, что основными признаками государства является наличие столицы с ее характерными чертами. Это место сосредоточения сооружений, связанных с институтами высшей власти — с дворцами или храмами, которые находятся на возвышениях, на отдельных платформах, которые выделены из других поселений и отделены от них. Выделяются своими размерами, своей архитектурой, а отделяются расстоянием или своим местом расположения. Также, безусловно, признаком города может являться наличие городских стен как фортификационных, защитных сооружений. А к числу важных признаков государства относится наличие атрибутов власти и письменности. И к числу атрибутов мы можем относить изделия из нефрита или металла, если говорим о Восточной Азии. И еще, говоря о ранних государствах, мы должны фиксировать, во-первых, географическую ситуацию, месторасположение, а во-вторых, очень важной является этническая ситуация, соотнесение государства с тем или иным народом. Третьим важнейшим фактором является представление о верованиях, далее — о высшей власти и культуре, точнее, о культурно-хозяйственных типах.

И вот здесь, когда речь идет об истории Древнего Китая, следует сказать, что, согласно современным представлениям (их разделяют в настоящее время еще не все ученые, высказываются разные концепции, и мне хотелось бы сказать о той, которой придерживаемся я и мои коллеги, работающие в Москве под руководством Дега Витальевича Деопика), первые государственные образования на территории Китая появляются в середине III тысячелетия — по крайней мере, к этому времени мы видим их в более или менее явленном виде. Соответственно, зарождение их возможно и в более раннюю эпоху. Дело в том, что государства восточной части Старого Света, так же как и древнейшие государства Месопотамии и Египта, относятся к числу первичных государств, то есть прошли длительный путь развития и предварительный путь развития.

Рекомендуем по этой теме:
9048
Ориентализм

Этот путь не был однолинейным, он был возвратно-поступательным. И важный фактор, который необходимо учитывать, заключается в том, что, когда мы говорим о Восточной Азии, мы имеем дело с двуединым регионом. Дело в том, что его северная часть, бассейн реки Хуанхэ, находится в зоне умеренного климата, а южная часть бассейна реки Янцзы находится в зоне субтропиков, и в настоящее время, согласно теоретическим представлениям, раннегосударственные образования, как правило, возникают в зоне субтропиков. Собственно, здесь и шли основные поиски. И действительно, уже в 80–90-е годы в районе озера Тайху — это район Нижней Янцзы, пространство между такими известными современными городами, как Шанхай, Сучжоу, Ханчжоу, — найдены городские комплексы поселения, которые могут трактоваться как ранние государства. Речь идет о такой хорошо известной культуре раннего бронзового века, как Лянчжу II. Ее хронологические рамки простираются между 2700 и 2200 годами до нашей эры. И на этом пространстве к западу, востоку и югу от озера Тайху найдено около 18 скоплений памятников, которые трактуются учеными как ранние государства, которые можно отнести к числу государств номового типа по примеру государств Месопотамии, то есть, например, отталкиваясь от наличия или определения наличия городского центра и сравнительно очерченной сельской периферии.

Наиболее хорошо изучена группа памятников к югу от озера Тайху, ключевым из которых является памятник Моцзяошань, поэтому московские ученые называют первое раннее государство по первому слогу названия этого памятника — царство Мо. И какие же признаки раннего государства отмечаются применительно к этой группе памятников? Речь идет о том, что они занимают определенный участок южного притока озера Тайху, реки Шаоси. И политический центр, столица, собственно, сам Моцзяошань находится там, где и в более поздние времена всегда находились столицы государств, — в субтропиках Восточной и Юго-Восточной Азии, а именно ниже последнего притока этой реки. Кроме того, мы, археологи, смогли четко очертить границы этого нома. И оказалось, что на севере и западе они очерчиваются горной грядой, а между ней и рекой в тот период была возведена дамба — достаточно значительное сооружение около полутора километров длиной, которое должно было отгородить политический центр от разлива реки. Кроме того, очень четко очерчивается отделение политического центра и цитадели, где размещались храмы и дворцы, от соседних поселений, где жили горожане или общинники, работавшие в сельском хозяйстве.

Когда мы говорим о Моцзяошань, мы видим платформу, на которой были возведены дворцовые сооружения. И непосредственно к северу от нее находится комплекс погребальных памятников, изучение которых дали могилы, трактующиеся либо как царские, либо как жреческие. Они содержат в себе уникальные изделия из нефрита в очень большом количестве, которые трактуются как атрибуты высшей власти. Речь идет о целом комплексе атрибутов высшей власти из нефрита, а именно о навершиях жезлов, которые по-китайски называются цунами, на которых изображается лик некоего божества — это изображение всегда унифицировано, имеет очень небольшое количество вариантов и в отдельных случаях выступает в композиции со вторым богом, который как бы вырастает из головы первого. По их иконографии, очертаниям можно связывать это с государственной властью. Кроме цунов в состав атрибутов высшей, царской власти входят также такие изделия из нефрита, как диски, которые называются би, такие парадные топоры, которые называются юэ, а также некоторые элементы облачения правителя, а именно подвески определенной формы, в том числе наиболее характерные, в виде стерженьков, которые подвешиваются на груди, а также трапециевидные навершия гребней, которые вставляются в волосы в прическу.

Еще одним важнейшим признаком государства является здесь наличие письменности. И если еще 10–15 лет назад находки следов письменности носили единичный характер, то теперь, по мере проведения раскопок и по мере публикаций научных монографий, их становится всё больше и больше. Контуры представлений о письменности очерчиваются всё четче и четче. Действительно, нельзя не назвать несколько примеров. Самый характерный из них — это два нефритовых жезла (я их уже упоминал, они хранятся в музейных коллекциях), на которые нанесены надписи. Мы их называем надписями полым письмом. Кроме того, следует сказать о том, что есть надписи на парадных сосудах, две надписи на парадной чаше овальной формы. Есть надпись на внутренней стороне поддона трехчастного парадного сосуда и надпись на внешней стороне сосуда-горшка, который был найден в колодце, и она, явно написанная простым человеком, состоит из четырех иероглифов. Поэтому такой важнейший атрибут, как письменность, тоже уже рассматривается специалистами как вполне надежный источник и аргумент в пользу существования здесь раннего государства именно в это время.

Подводя итоги, следует сказать, что географический район — это субтропики, и в этом отношении Китай не отличается от других государств классического Востока. А во-вторых, этнос: согласно изучениям наших коллег-лингвистов, можно достаточно смело говорить о том, что здесь, в этой части Китая, на Нижней Янцзы, продолжается формирование народов, говорящих на языках протоаустроазиатской языковой семьи, которая восходит к протоаустрическим языкам. И носители этих языков расселены в это время достаточно широко — и на севере, до западной части полуострова Шаньдун, и на юге, до Южно-Китайского моря. Если говорить о верованиях, то на сакральных атрибутах высшей власти мы видим образы единого божества. Если говорить о культурно-хозяйственном типе, то основные жители этих государств были общинниками-рисоводами. И если говорить об институтах власти, то здесь мы фиксируем классическое для ранних государств противопоставление центра власти и районов расселения основного населения со всеми его необходимыми атрибутами.

Надо сказать, что государственные центры на Нижней Янцзы не являются единственными в это время. Мы встречаем следы государственности и в других зонах в рамках субтропической зоны, и к западу от Нижней Янцзы, на Средней Янцзы, и к северу, в районе Шаньдунского полуострова, по всему периметру гор Тайшань. И количество археологических памятников, которые могут интерпретироваться как государственные, здесь несколько меньше, их признаки не столь ярко выражены, но и в том и в другом случае мы имеем дело с целыми городскими агломерациями, в рамках или внутри которых найдены почти всё те же признаки, которые были обрисованы мною раньше, применительно к государству Моцзяошань.