Мы со школьных лет знаем, что русские глаголы подразделяются на два вида: совершенный и несовершенный. Глаголы совершенного вида отвечают на вопрос «что сделать?», глаголы несовершенного вида — на вопрос «что делать?». Например, «написать» — глагол совершенного вида, «писать» — глагол несовершенного вида, «купить» — совершенный вид, «покупать» — несовершенный. И для абсолютного большинства русских глаголов мы можем легко сказать, на какой вопрос они отвечают и к какому виду они относятся. Но тем не менее есть некоторое количество случаев, когда это так просто сделать не получается. Например, такое предложение из «Молодой гвардии» Фадеева: «Да и не только родные не спали: все знали, что в эту ночь казнят „молодогвардейцев“». «В эту ночь казнят „молодогвардейцев“» — что это значит? Что в эту ночь казнят, сбрасывают в шахту молодогвардейцев или в эту ночь будут казнить, будут сбрасывать в шахту молодогвардейцев? Еще один пример из Николая Олейникова: «Все это он исследовал, вскрывая животных — мертвых и живых». Что это значит? Все это он изучил или все это он изучал?

Дело в том, что в русском языке есть некоторое количество глаголов, у которых вид определить сложнее. Это так называемые двувидовые глаголы, которые могут выполнять и ту и другую функцию. Глаголы «казнить» и «исследовать» относятся к этому классу. Таких глаголов на самом деле довольно много. Если мы откроем «Грамматический словарь русского языка» Андрея Зализняка и просто пересчитаем в нем двувидовые глаголы, то окажется, что их примерно 950 штук. Правда, надо признать, что не все они одинаково употребительны. Если эти глаголы отсортировать по алфавиту, то список будет начинаться с глагола «аблактировать» и заканчиваться глаголом «яровизировать». Я должен признаться, что ни того ни другого глагола до того, как я начал заниматься двувидовыми глаголами и стал читать словарь, я, конечно, не знал. Тем не менее в этом списке есть и вполне нормальные глаголы, например: «использовать», «обещать», «ликвидировать», «крестить», «командировать», «завещать», «инициировать», «парализовать» и так далее. Из этого списка видно, что большая часть двувидовых глаголов заканчивается на -овать, в том числе это заимствования на -ировать, -изовать. Других глаголов довольно мало, но они тоже есть, например: «казнить», «завещать», «обещать», «крестить» и так далее.

Как живут двувидовые глаголы в русской глагольной системе, которая, вообще говоря, пронизана противопоставлением двух видов? Живут они, я бы сказал, интересно, потому что они оказываются довольно нестабильными. Например, если мы откроем любой словарь и начнем смотреть, какие там перечислены двувидовые глаголы, то, я уверен, никто из нас полностью ни с одним словарем не согласится, потому что словари в этом отношении устаревают довольно быстро. Например, мы можем прочитать, что двувидовыми являются глаголы «фиксировать», «информировать», «арестовать», «организовать». Большая часть носителей современного русского языка с этим не согласна. Для них глагол «фиксировать» отвечает на вопрос «что делать?» — это несовершенный вид, а пара совершенного вида к нему — «зафиксировать». Глагол «информировать» тоже сейчас воспринимается как несовершенный вид: «что делать?» — «информировать», а совершенный вид к нему — «проинформировать». Или, наоборот, «арестовать» — «что сделать?», а «что делать?» — «арестовать» сейчас кажется невозможным, мы можем только сказать «арестовывать».

Рекомендуем по этой теме:
9208
Частотность в языке

Получается, что двувидовые глаголы имеют свойство приобретать видовую пару, и это может происходить двумя способами. Сам бывший двувидовой глагол может становиться глаголом несовершенного вида и приобретать пару совершенного вида с приставкой, например: «информировать» — «проинформировать», «фиксировать» — зафиксировать». А может быть наоборот, что старый двувидовой глагол, скажем «арестовать», становится глаголом совершенного вида и приобретает пару несовершенного вида с суффиксом -ыва- — «арестовывать». Глагол «организовать», который я упомянул в этом смысле, интересен тем, что у него представлены обе эти возможности: «сорганизовать» и «организовывать». Эти варианты, конечно, стилистически немного различаются, но тем не менее.

В этой связи возникает интересный вопрос: в каком же направлении сдвигаются двувидовые глаголы, если уж они сдвигаются? Есть некоторые формальные ограничения. Например, глаголы несовершенного вида на -ыва- образуются только от глаголов на ударное -овать: от «конфисковать» мы можем образовать глагол «конфисковывать», от «адресовать» — «адресовывать», но от «информировать» нельзя образовать «информировывать» или от «приветствовать» — «приветствовывать», потому что «информировать» и «приветствовать» не имеют ударного -овать. Кроме такого формального ограничения направление развития двувидовых глаголов тесно связано с тем, в каком значении они чаще употребляются, что чаще слышит носитель русского языка, в каких контекстах: в контекстах совершенного или несовершенного вида.

Дело в том, что русские глаголы несовершенного и совершенного вида имеют довольно разное частотное распределение форм. Если мы возьмем такие параллельно устроенные глаголы, как «пишет — писал», «напишет — написал», то мы обнаружим у них разное отношение количества форм настоящего и будущего времени к количеству форм прошедшего времени: у глаголов несовершенного вида «пишет — писал» настоящее время к прошедшему относится примерно как 3:2 по частотности, а у глаголов совершенного вида прошедшее время заметно частотнее, отношение примерно 1:5, то есть «написал» употребляется примерно в 5 раз чаще, чем «напишет».

Рекомендуем по этой теме:
107645
Диалекты русского языка

Вообще говоря, если мы слышим какой-то двувидовой глагол с тем или иным соотношением этих временных форм, то мы можем предположить, куда он относится (скорее к совершенному виду или к несовершенному) и какую пару к нему образовать (несовершенного вида или совершенного). И оказывается, что разные двувидовые глаголы воспринимаются по-разному вне контекста. Если провести такой эксперимент над носителями русского языка, которые получают задание определить вид глаголов, и в выборку глаголов, которые они получают, подмешать к большому количеству нормальных глаголов некоторое количество форм двувидовых глаголов, то они могут не заметить, что эти глаголы двувидовые, и будут давать ответы про них, что они относятся к совершенному или несовершенному виду. Тогда окажется, что для одних двувидовых глаголов ответы одни, а для других совершенно другие. Скажем, если мы возьмем глагол «классифицировать» в форме настоящего времени «классифицирует», то окажется, что почти 90% участников такого эксперимента говорят, что «классифицирует» — это глагол несовершенного вида. В том же самом эксперименте, который я проводил, был глагол «оборудуешь», который в словарях тоже отмечен как двувидовой, но там доля ответов несовершенного вида составляет примерно 15%. То есть «классифицирует» считается скорее несовершенным видом, а «оборудуешь» — скорее совершенным видом, хотя в словарях оба эти глагола размечены как двувидовые без указания на это различие.

Если двувидовые глаголы постепенно образуют видовые пары, означает ли это, что они в какой-то момент уйдут из русского языка? Скорее всего, нет, потому что некоторые двувидовые глаголы встраиваются в противопоставление по виду, но на их место тем не менее приходят новые, в первую очередь заимствованные. Например, недавно появился глагол «монетизировать», вполне себе двувидовой: можно сказать «монетизирую» в значении настоящего времени несовершенного вида и в значении будущего времени совершенного вида. Получается, что заимствованный глагол входит в язык, и дальше носители русского языка какое-то время колеблются, пытаются решить, в каком значении им лучше использовать этот глагол — в значении совершенного или несовершенного вида — и какую видовую пару к нему образовать. Дальше, когда эти колебания заканчиваются, на месте старого двувидового глагола появляется нормальная видовая пара, и получаются два глагола, однозначно охарактеризованных по виду. Но сам механизм при этом не меняется, и мы получаем стабильный островок нестабильности в системе русского глагола. Именно этим видовые глаголы и оказываются интересными для лингвистики.