Как использование современных технологий деторождения влияет на целостность брачных отношений? Что такое деинтимизация репродуктивного поведения? К каким этическим последствиям может привести развитие новых репродуктивных технологий? На эти и другие вопросы отвечает кандидат философских наук Елена Брызгалина.

В конце XX века медицина создала новые возможности, для того чтобы человек контролировал свою фертильность. Этот контроль стал эффективным, когда были разработаны технологии, позволяющие на гормональном уровне влиять на репродуктивные функции человека. Это позвонило надежно и безопасно контролировать свою фертильность, решать, когда планировать рождение детей, соотносить планы по деторождению с планами относительно учебы или работы. Эти достижения в медицине привели к разрыву между сексуальным и репродуктивным поведением. У людей XX века деторождение стало менее связано с интимностью. В литературе используется термин «деинтимизация репродуктивного поведения». Если раньше женщина, ожидающая ребенка, в основном общалась с членами своей семьи, то сегодня будущая мама выходит на работу, продолжает общаться, при этом фактически оказывается полностью контролируемой врачами. Еще в начале XX века рождение ребенка в домашних условиях без постоянного медицинского контроля за течением беременности рассматривалось как нормальное.

Ежегодно в мире около 2 миллионов пар узнают, что причина отсутствия у них детей — мужское бесплодие. Для того чтобы такие пары могли иметь генетически собственного ребенка, были разработаны технологии искусственного оплодотворения. Это оплодотворение, которое происходит внутри организма жены с использованием спермы мужа или донора. Второй вид новых репродуктивных технологий — это технологии экстракорпорального оплодотворения. Для них используется половой материал мужчины и женщины. Оплодотворение происходит вне организма матери. В течение 14 дней делящаяся яйцеклетка поддерживается в специальной среде, а затем имплантируется в организм гормонально подготовленной женщины. Как правило, имплантируется не один, а несколько эмбрионов.

Хотя технология суррогатного материнства разрабатывалась как способ борьбы с определенными видами женского бесплодия, перевод этой технологии на коммерческие рельсы — самая большая этическая проблема. Дело в том, что такая технология разрушает традиционные представления об отцовстве и материнстве. Кто для нас мать и отец? Мать — та, кто родила, или та, кто воспитала? Отец — тот, кто генетически связан с ребенком или воспитывает его? К рождению одного ребенка в технологиях суррогатного материнства может иметь отношение пять взрослых людей: доноры полового материала, заказчики (например, мужчина и женщина, состоящие в семейных отношениях, а во многих странах нет ограничений на то, чтобы к таким технологиям прибегали и нетрадиционные пары, и одинокие мужчины и женщины), суррогатная мать, выносившая ребенка. В мире уже есть прецеденты судебных процессов относительно признания статуса родительства.