Возможности и ограничения зрительной памяти

Сохранить в закладки
10522
Сохранить в закладки

Психолог Игорь Уточкин о долговременной и краткосрочной памяти, экспериментах с запоминанием вещей и событий и объеме хранения

В психологии исторически первыми начали изучать память, которую принято называть вербальной или вербально-акустической, то есть память на слова, на какие-то бессмысленные слоги. И было открыто много классических закономерностей, которые все студенты-психологи знают. Это и так называемое магическое число 7±2 — объем кратковременной памяти — или кривая забывания Эббингауза, которая говорит о том, что у нас очень ограниченная способность во времени к хранению такой вербальной информации, нам ее нужно постоянно доучивать, для того чтобы каким-то образом удерживать.

Исследования собственно зрительной памяти начались только примерно в 1960-х, может быть, даже во второй половине 1960-х — начале 1970-х годов, и оказалось, что многие классические закономерности, которые были открыты для вербальной памяти, в зрительной памяти работают совсем иначе или не работают вовсе. Опять же очень важно, говоря о зрительной памяти, ввести деление, довольно традиционное и для других систем памяти, — это деление на кратковременную и долговременную память. Когда мы говорим о кратковременной памяти, мы обычно имеем в виду систему, которая ограничена не только по времени хранения, что следует из названия, но и по объему, и, пожалуй, самое главное — это то, что содержание нашей кратковременной памяти, во-первых, мы можем использовать для текущих задач здесь и сейчас, и мы осознаем, что это содержание хранится в нашей памяти. То есть если я, допустим, назову вам несколько слов, то те слова, которые вы будете помнить и понимать, что вы их помните, это будут слова в вербальной кратковременной памяти. Или если я покажу вам несколько объектов, а потом уберу их и какой-то из них поменяю и вы сможете сказать, какой поменялся, — это значит, что вы тоже в кратковременной памяти удерживали информацию об этих объектах.

Долговременная память — это память, которая может храниться часы, дни, месяцы, годы, и ее объем, возможно, неограничен или, по крайней мере, гораздо больше, чем у кратковременной памяти, и содержание долговременной памяти, как правило, вы не осознаете, пока не извлекаете эту информацию для каких-то текущих нужд обратно в кратковременную (иногда кратковременную еще называют рабочей памятью).

Работает кратковременная и долговременная зрительная память несколько по-разному. Если говорить про кратковременную зрительную память, то какие там есть свойства? Во-первых, количество объектов, которые мы можем удерживать в ней, очень жестко ограничено, причем это уже не магическое число 7±2, а это гораздо более жесткое ограничение, и в последние лет пятнадцать принято говорить о магическом числе 4.

То есть три-четыре объекта — это более-менее стабильный объем зрительной кратковременной памяти. Как это было показано? Стив Лак и Эд Вогель проводили очень простой эксперимент. Они показывали своим испытуемым разное количество объектов — от одного до двенадцати — буквально на доли секунды, затем эти объекты убирали, а потом показывали снова — либо один объект был изменен, либо все объекты были неизменными. Задача испытуемых была просто ответить на вопрос: есть изменения или нет изменений? И оказалось, что, пока количество объектов не превышает 3–4, испытуемые выполняют эту задачу практически безошибочно. Как только это количество начинает превышать 4, вероятность правильных ответов начинает неуклонно падать, и это показывает, что, видимо, это какая-то граница.

Кроме этого, что было показано, что очень важно, и принципиально этим кратковременная память отличается от долговременной — тем, что в кратковременной зрительной памяти объекты, видимо, хранятся в связанной форме. Что это значит? Это значит, что все признаки, которые принадлежат одному объекту, — неважно, сколько их нам приходится хранить — будут занимать, возможно, какую-то одну ячейку памяти. То есть если я вам показываю четыре объекта, в которых может меняться только один признак, например только цвет, то эффективность вашего запоминания будет такая же, как в ситуации, если я вам покажу четыре объекта, у которых меняются четыре признака. Четыре признака в четырех объектах — то есть на самом деле 16 независимых признаков — вы запоминаете так же эффективно, если они связаны в этих четырех объектах. Если же я покажу 16 объектов, у каждого из которых будет варьироваться один из признаков — то есть все те же 16 признаков, — эффективности такой уже не будет. Информация действительно связана в зрительной кратковременной памяти.

В долговременной памяти, если я попрошу вас запомнить какое-то количество объектов, а затем припомнить цвет, или припомнить форму этого объекта, или вообще припомнить, был ли такой объект, окажется, что информация, допустим, о цвете у вас исчезает из памяти раньше, чем информация о специфических особенностях формы. Если я вам показываю, например, рюкзак, то через 5 часов вы помните, что вам предъявлялся именно такой рюкзак, но вы уже не уверены в том, был ли он такого цвета или какого-то другого цвета. Вполне возможно, что информация в долговременной памяти хранится в разных местах. Она хранится в какой-то несвязанной форме.

Далее, что очень важно. Первые эксперименты на объем долговременной памяти — это были эксперименты, в которых испытуемым показывали сотни, а иногда и тысячи картинок, просили их запоминать, а затем просили опознавать эти картинки среди других новых картинок, которые они до этого не видели. И было показано, что испытуемые по прошествии даже недель опознают эти картинки с вероятностью 85–90%, то есть объем зрительной долговременной памяти действительно огромен. Однако очень долгое время считалось, что информация, которая хранится в зрительной долговременной памяти, при всем при этом очень приблизительна. Условно говоря, если вам показали картинку «сцена в ресторане» или «сцена на пляже», то вы будете помнить в общем, что был такой сюжет, была какая-то сцена в ресторане, сцена на пляже, вы опознаете эту сцену среди новых сцен — допустим, какая-нибудь сцена со свадьбы, — но это будет очень приблизительная информация. И одну сцену в ресторане от другой вы не отличите. Или если поменять одного человека на другого в этой сцене в ресторане, вы этого тоже не вспомните. Однако в последние лет семь был проведен целый ряд экспериментальных исследований, в основном коллегами из Гарварда и MIT, в которых было показано следующее: в реальности похоже, что объем и точность в зрительной долговременной памяти очень и очень большие.

В частности, в одном из таких экспериментов испытуемым сначала показывали тысячи картинок, просили запомнить, а затем опознать картинки в паре, то есть при тестировании каждый раз испытуемому показывали одну старую картинку, которую он видел, и одну новую. Картинки в парах варьировались по степени сходства. Могло быть почти полное сходство, когда, допустим, вам показывают две абсолютно идентичные чашки — одна наполнена кофе доверху, другая где-то до половины. Или вам показывают картинку, где есть одна чашка кофе и есть другая чашка кофе. Они по-разному выглядят, они более различны, то есть это разные экземпляры одного и того же объекта. И третья ситуация: у вас чашка, которую вам показывали, и хоккейная клюшка, которую вам не показывали, — различие на уровне категорий. И оказывается, что во всех случаях испытуемые правильно опознают то, что они видели, примерно с одинаковой вероятностью — примерно от 83 до 92% точность. Испытуемые различают в своей долговременной памяти даже какие-то нюансы того образа, который они запомнили. То же самое касается и сложных сцен. Оказывается, что информация хранится у нас на самом деле гораздо более детальная и гораздо более разнообразная, более полная.

Однако пока что эти революционные на самом деле результаты, которые меняют наше представление о емкости и точности зрительной памяти, еще не проверены на разных периодах времени хранения. Коллеги, которые эти эксперименты делали, сначала, конечно, заставляли испытуемых в течение нескольких часов запоминать эти картинки, но затем тестировали сразу же. То есть проходило не очень много времени, а мы часто храним образы в масштабе дней, недель и месяцев, и было бы, конечно, очень интересно проверить, как это все меняется со временем. Вполне возможно, что все-таки какая-то большая детализация уходит, все равно остаются какие-то более схематизированные образы. Это одна из интересных вещей, которую можно было бы проверить в будущих экспериментах.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration