Сразу же после смерти Сталина его соратники провели достаточно существенные и коренные реформы, которые во многом разрушили систему единоличной диктатуры и ознаменовали собой создание новой системы, не столь репрессивной.

Прежде всего, конечно, стоит упомянуть среди этих реформ прекращение массовых репрессий сталинского типа, резкое сокращение ГУЛАГа, амнистию, которая сначала охватила в основном осужденных по уголовным статьям, а затем и политических заключенных. Определенным символом нового курса в репрессивной политике можно считать приказ, который подписал новый нарком Министерства внутренних дел — оно объединило в то время и Министерство внутренних дел, и Министерство государственной безопасности, а новым наркомом был назначен Берия. Он подписал приказ о прекращении пыток во время следствия. В этом приказе достаточно откровенно говорилось о том, что в прежние времена широко использовались разные методы фальсификации следственных дел, в том числе за счет пыток, перечислялись эти пытки: предположим, помещение в холодный карцер, долгое лишение сна, избиение и так далее. Эти практики были категорически запрещены, а во внутренних тюрьмах центрального аппарата Министерства госбезопасности даже было приказано ликвидировать специальные пыточные комнаты и инструменты для пыток, которые в это время существовали.

Помимо изменения репрессивного курса, очень многое было сделано для того, чтобы изменить экономическую политику: были снижены темпы роста капитальных вложений, были ликвидированы многие стройки, которые, как считалось, не нужны для народного хозяйства, предоставлены существенные льготы и послабления крестьянам, деревне, для того чтобы повысить производство сельскохозяйственной продукции. Историки, конечно же, сталкиваются с вопросом, почему это произошло. Почему так быстро, так организованно и как будто бы по заранее составленному плану удалось провести очень важные преобразования? Мы сталкиваемся с проблемой, которую можно сформулировать следующим образом: каким образом в рамках самой сталинской диктатуры вызревали предпосылки для ее преодоления, вызревали предпосылки для реформ, фактически демонтировавших эту диктатуру?

Рекомендуем по этой теме:
17940
5 книг по истории сталинизма

Действительно, становится понятным многое из того, что произошло после смерти Сталина, если внимательнее присмотреться к последнему, послевоенному периоду правления Сталина. Нужно сказать, что, хотя страна победила в войне и у народа были определенные надежды на послабления и изменение курса, этот период был во многом отмечен той же политикой, которую Сталин проводил до войны. Очень большую роль в политическом курсе играли разного рода массовые репрессии, хотя, конечно, они изменили свой характер. В лагеря поступали уже несколько иные контингенты: наряду с политическими заключенными в депортацию, в ссылку были отправлены большие группы жителей Западной Украины, Западной Белоруссии, Прибалтийских стран, где шла, как известно, партизанская борьба. Очень большой поток заключенных дали указы 1947 года об ужесточении наказаний за хищение собственности — социалистической или личной. Эти указы были очень жестокими, и они подвергались критике и в обществе, и даже среди функционеров правоохранительной системы. Например, Сталину написали специальное письмо руководители прокуратуры, Верховного суда, в котором говорили, что нормы этого указа избыточно жестоки и часто приводят к тому, что в лагеря попадают за незначительные проступки обычные советские граждане. Например, 6–7 лет лагерей можно было получить за кражу буханки хлеба или килограмма овощей, и эти случаи были, к сожалению, достаточно распространены.

Политика ужесточения репрессий привела к тому, что в начале 1953 года в стране насчитывалось 5,5 миллионов заключенных. Министерство внутренних дел постоянно сигнализировало о том, что в лагерях неспокойно, что участились побеги, всякого рода столкновения с администрацией, что управлять этой огромной массой заключенных становится все более и более сложно. В таких условиях само руководство ГУЛАГа предлагало как-то несколько разгрузить лагерную систему, уменьшить ее, перевести часть заключенных на так называемые поселения. Однако эти реформы в то время приняты не были, но зато были приняты сразу же после смерти Сталина.

Что касается экономической сферы, преимущественного развития тяжелой промышленности, производства вооружения, что, конечно, оправдывалось сложной международной ситуацией, то эта политика также порождала многочисленные противоречия. В стране в определенный момент стало не хватать денег, для того чтобы вкладывать их в крупные проекты, поэтому, осознавая это, новые руководители, соратники Сталина, сразу же отказались после его смерти от этого курса и сократили капитальные вложения.

Одной из причин такого решения было крайне сложное положение в социальной сфере, сельском хозяйстве. Вообще говоря, сельскохозяйственное производство из-за того, что основные приоритеты отдавались тяжелой промышленности, всегда имело огромные проблемы в Советском Союзе. Колхозная система была, прямо скажем, недостаточно эффективной. В последние годы жизни Сталина разразился очередной продовольственный кризис, особенно ощущалась нехватка мяса. Бюджетные обследования, которые в тот период проводились, — они были секретными, сейчас мы можем ими пользоваться — показывали, что средний гражданин СССР мог потреблять в день полкилограмма хлеба, полкилограмма картошки, полтора стакана молока и совсем немного мяса. В среднем на каждого человека в день приходилось 70 граммов мяса и сала. Конечно, это средняя цифра — кто-то питался лучше, кто-то намного хуже. И люди жаловались, писали письма руководству страны, в том числе Сталину (Сталин некоторые из этих писем читал, как мы теперь знаем благодаря его архиву), о том, что что-то нужно делать, потому что положение с продовольствием просто отчаянное. И уже даже при Сталине создавались определенные комиссии, которые должны были рассмотреть эту проблему и предложить некие решения, для того чтобы как-то повысить сельскохозяйственное производство.

Однако, поскольку Сталин относился в целом отрицательно к увеличению вложений в сельское хозяйство, работа этих комиссий ничем не закончилась. И только после смерти Сталина эти уже где-то согласованные, продуманные решения были опять предложены и в конце концов реализованы.

Аналогичные трудности и кризисы наблюдались и в других социальных сферах. Например, очень острым был жилищный кризис, потому что жилья вообще очень мало строилось, а в годы войны значительная часть жилищного фонда была просто разрушена. И таким образом, к 1953 году на каждого человека, на каждого городского жителя в стране приходилось приблизительно 4,5 метра жилья, не говоря о том, что качество этого жилья было достаточно плохим. Было очень много бараков, в которых даже в Москве жило 340 тысяч человек. И это объясняет нам, почему сразу после смерти Сталина стали выдвигаться такие социальные программы, как массовое жилищное строительство — были построены известные нам всем хрущевки.

Подводя определенные итоги, можно обратить внимание на то, что в рамках сталинской системы возникали и развивались противоречия, которые необходимо было решать, которые вполне осознавали соратники Сталина, попытавшиеся их решить сразу же после смерти вождя достаточно быстро. И во многом этим объясняются те очень быстрые и как бы организованные, скоординированные реформы, которые мы наблюдаем после смерти Сталина.