Если вы преподаватель, то вам часто приходится оформлять разные программы учебных дисциплин. И обычно вас сильно должно нервировать наличие слова «компетенция»: каждая программа должна иметь какие-то свои компетенции. Это довольно интересный феномен, потому что среди профессионального университетского сообщества есть некоторые предубеждения по поводу вопроса, что же такое компетенция. Но, мне кажется, проблема российского образования не в том, что нас часто заставляют писать это слово, а в том, что на самом деле непонятно, что имеется в виду.

Российская система образования имеет довольно слабую традицию курсов, которые бы развивали компетенции, например, критического мышления или аргументативного письма. Интересно, что обычно дисциплина, которая отвечает за развитие логического мышления, — это логика и что логику часто преподают не только на философских, но и на других факультетах. Мне кажется, что пример этой дисциплины является ярким образцом того, что мы не совсем понимаем, каких компетенций ждем от логики. Самое интересное, что, если спросить обычного преподавателя по логике, какой он видит смысл своей дисциплины, он скажет, что самое важное — научить людей логически думать. Но что значит «логически думать»? Понятно, что мы все хотим думать логически, но вопрос в том, как это сделать. Как раз эта дисциплина — логика, или теория аргументации, или критическое мышление — призвана учить студента логически мыслить, аргументированно писать или говорить. Как этому научить?

Для того чтобы научить, надо делать определенные задания, упражнения. Делая упражнения, вы шлифуете определенные навыки, или, как бы мы сказали, компетенции. Какие упражнения нужно делать? Мне кажется, что в западной традиции курсов по критическому мышлению, что еще называется неформальной логикой, разработан целый спектр упражнений, и концепция понимания этого курса строится таким образом, что студент действительно учится аргументированно писать. Одним из главных элементов является немного другое понятие аргумента. Обычно в нашем повседневном языке мы понимаем слово «аргумент» как посылку или довод. Обычно у полицейских есть дубинка, и говорят, что эта дубинка имеет официальное название «аргумент». Я не знаю, правда это или неправда, но это действительно нам подходит, для того чтобы понять, что такое аргумент. Аргумент — это довод. К вам подходит милиционер и показывает дубинку, и, если вы преступник, вы понимаете, что это означает наказание. Но есть еще одна концепция, что такое аргумент. Аргумент в этом понимании — это не только посылка, не только довод, но и вывод, то есть совокупность посылок (или одной посылки) и вывода. Например, к вам подходит в темном переулке грабитель и говорит: «Если вы не отдадите кошелек, я вас буду бить», и потом он показывает дубинку. Вы понимаете, что перед вами некоторое рассуждение, которое имеет для вас четкое следствие, и, если вы не отдадите кошелек, вас будут бить. Преступник в данном случае выступает как человек, у которого нет проблем с логикой. Он говорит: «Если вы не отдадите кошелек, то я вас ударю» («Если — то»). Это условное суждение, у которого есть основания и есть следствие. Дальше он показывает свой аргумент, что на самом деле является посылкой, то есть показывает возможность удара. Вы, соответственно, понимаете, какое может быть следствие, и каким-то образом реагируете.

Интересно, что в данном случае мы говорим об аргументе: хороший это аргумент или плохой? Как ни странно, он является хорошим аргументом: мы видим здесь и посылки, и вывод. В принципе в нашей повседневной жизни такого понимания посылок и аргументов нам достаточно. Собственно, эти курсы, эта концепция обучения неформальной логике, или критическому мышлению, нацелены на то, чтобы обучить учащегося отделять аргумент от неаргумента. Например, что такое неаргумент: «Сейчас тяжелые времена, нам нужно повысить налоги». Является ли это аргументом? Нет, это не является аргументом. Здесь есть всего лишь два суждения: «тяжелые времена» и «повышение налогов». Не очень понятно, как между собой они связаны. При наступлении тяжелых времен нам нужно повышать налоги, но вряд ли кто-то сможет согласиться, что это суждение может выступать в качестве закона. Мы очень часто слышим по телевидению или от лектора в университете определенную речь, которая не является аргументом — она является объяснением. Самое интересное, что большинство социальных и гуманитарных наук построены на том, что мы должны что-то объяснить. В этом большое отличие от другой концепции — обосновать.

Если вы хотите аргументативно писать, то ваша цель — обосновать, то есть доказать, что есть некий иск, имеет место некий факт. А объяснить — значит прояснить позицию, показать, почему этот факт имеет место.

В теории аргументации бытует мнение, что объяснение не является аргументом, то есть вы всего лишь поясняете, почему это так. Почему вы опоздали? Потому что я задержался. Здесь нет никакого аргумента, ничего нового мы не узнали, нам стало только понятнее, почему человек опоздал. Зато аргументом может быть следующий ряд суждений: «В огороде бузина, а в Киеве дядька, следовательно, мы повысим налоги». В данном случае мы видим две посылки и вывод, следствие. Это является аргументом, но проблема в том, что это довольно плохой аргумент. Для нас, людей, которые пишут аргументативно или хотят так писать, важно понимать, какой аргумент является хорошим, а какой плохим.

Все аргументы имеют качество, и чем лучше вы умеете определять и чем быстрее вы определите качество аргумента, тем быстрее вы поймете, готовы ли вы доверять этому следствию или нет. Все аргументы делятся на дедуктивные и индуктивные. Но вопрос в том, что такое индуктивные и что такое дедуктивные аргументы. Большинство скажет следующее: «Дедуктивный аргумент — это когда мы делаем вывод от общего к частному, а индуктивный — от частного к общему». На самом деле современная неформальная логика дает нам несколько другое определение. Например, я скажу, что все лебеди, которых я видел до сегодняшнего момента, белые. Вы меня спросите, какого цвета лебедь находится за моей спиной, и я отвечу: «Наверное, белый». Является ли это дедуктивным или индуктивным аргументом? С одной стороны, я сказал посылку от общего утверждения, сказал о том, что все лебеди, которых я видел, были белыми, и дальше сделал заключение по частному факту, относительно какого-то лебедя за моей спиной. Но на самом деле это индуктивное умозаключение, потому что я говорил о том, что видел одного лебедя, другого, третьего, четвертого и все они оказались белыми, и в связи с этим я могу с большой вероятностью говорить о том, что лебедь за моей спиной белый. Критерий вероятности является для нас одним из сигналов, что перед нами индуктивный аргумент.

Наиболее простой вариант быстрого определения, что является аргументом, а что им не является, — это фиксация на риторике аргумента. Мы видим какие-то слова, которые часто используются, когда люди делают вывод, например: следовательно, таким образом, потому что… Все эти слова — сигналы, что перед нами есть некоторое рассуждение. Если мы говорим «вероятно», то, скорее всего, перед нами рассуждение индуктивное. Дедуктивные аргументы имеют критерий логической правильности. Например, вы знаете, что все депутаты получают зарплату, и вы знаете, что Петров депутат. Как вы думаете, получает ли он зарплату или нет? Мы с необходимостью должны заключить, что Петров получает зарплату. Этот аргумент является логически правильным, или, как еще его называют, валидным. А теперь представим, что все депутаты получают зарплату, Петров получает зарплату. Можем ли мы сказать, что Петров является депутатом? Вполне вероятно, что он может являться депутатом, а может не являться. Мы не можем сделать вывод из этих двух посылок, и тогда перед нами неправильный дедуктивный аргумент. А теперь представим, что Петров живет в доме, 90% обитателей которого являются депутатами. Какова вероятность истинности суждения, что Петров депутат? На самом деле вероятность практически 90%, если мы знаем, что 90% жителей этого дома — депутаты. Мы можем предположить, что им выдаются квартиры в этом доме, и, если мы знаем, что он один из жильцов, для нас это уже хороший аргумент предположить, что Петров депутат. Перед нами индуктивный аргумент: мы обладаем какой-то дополнительной информацией и можем сделать приблизительный вывод.

Самое интересное, что во всей социальной науке используется индуктивный аргумент. Наша задача — показать, какие есть методы сделать так, чтобы вероятные суждения, вероятные выводы из индуктивных аргументов были наиболее обоснованными. Например, каждый индуктивный аргумент оказывается уязвимым, то есть мы можем сказать, если вернемся к ситуации с депутатом, что с 90-процентной вероятностью Петров является депутатом. Однако если мы представим себе ситуацию, что Петров живет в доме, где 90% жителей являются депутатами, — а мы знаем, например, что он живет на первом этаже, на котором живут люди, обслуживающие этот дом, — то вероятность того, что Петров депутат, значительным образом сокращается.

Для того чтобы наши тексты были аргументативно богатыми, мы должны понимать, как строятся аргументы, уметь определить, является ли это аргументом или нет, мы должны определить качество этого аргумента. На самом деле полугодичный курс по критическому мышлению, или неформальной логике, или теории аргументации, учит небольшим приемам, как мы можем это сделать. Для этого нам нужно знать, какие законы существуют для индуктивных умозаключений, а какие для дедуктивных, но даже сейчас можно видеть, что небольшая информация о том, какие бывают аргументы, может значительно улучшить ваше письмо с точки зрения аргументации.