Филолог Дмитрий Худяков рассказывает об уже не существующем языке государства Си Ся, его сложной иероглифической письменности и терминах буддизма.

Тангутский язык относится к тибето-бирманской группе сино-тибетской языковой семьи. Это мертвый язык, сейчас на нем никто не говорит. Литературная форма тангутского языка существовала примерно с XI по XVI век нашей эры. Тангутская письменность и литература были созданы в тангутском государстве. Это государство в китайских источниках называется Си Ся. Оно располагалось в северо-западной части китайской территории современного Китая, это примерно провинции Ганьсу, Шэньси, Внутренняя Монголия. Тангутская письменность и тангутская литература пережили тангутское государство, которое пало в начале XIII века под ударами орд Чингисхана. Тангутский язык существовал еще некоторое время после падения государства, примерно до конца XVI века были люди, которые могли на нем читать, и это был один из важных языков центрально-азиатского буддизма. Пожалуй, самое интересное в тангутском языке, с точки зрения филолога, — это его письменность. Это сложная иероглифическая письменность, созданная по модели китайской, но в значительной степени уникальная. Принципы начертания тангутских иероглифов в целом такие же, как в китайском языке: иероглифы пишутся в столбцы, сверху вниз, и сами столбцы располагаются справа налево. То есть текст нужно начинать читать с правого верхнего угла и вниз столбцами. Принципы написания каждого иероглифа по чертам от китайских принципиальным образом не отличаются. Тангутский язык — один из немногих языков, для которого была искусственно в исторически сжатые сроки создана иероглифическая письменность.

Тангутский язык представляет особый интерес с точки зрения изучения дальневосточного буддизма. Бо́льшая часть памятников, дошедших до нас, — это буддийские сутры, шастры, иные трактаты, и фраза, которую мы рассмотрели, тоже по происхождению из одной тангутской сутры. Для религиоведов и культурологов тангутский язык интересен именно с точки зрения перехода от центральноазиатского к дальневосточному буддизму и, наоборот, от дальневосточного к тибетскому, потому что тангутское государство представляло собой переходный тип культуры, а для филологов тангутский язык интересен прежде всего тем, что это важный кирпичик в изучении пратибето-бирманских и пратибетского языка.