Какие аспекты эмоциональных переживаний человека интересны социологам? Как социальное окружение влияет на проявления эмоций? Какой подход к природе эмоций предложил Эрвинг Гоффман? На эти и другие вопросы отвечает кандидат социологических наук Михаил Соколов.

Несмотря на то, что эмоции ассоциируются с психологией и внутренними личностными процессами, по крайней мере в двух смыслах эмоции — это глубоко социальное явление. Во-первых, эмоции испытываются в соответствии с определенными правилами. Когда мы последим за собой, посмотрим вокруг себя, то увидим: то, что мы испытываем, довольно сильно регулируется обществом. Некоторые эмоции считаются уместными, и если люди их не испытывают, то их упрекают в том, что они явились на чей-то день рождения, а сами сидят со скучным видом. Или на чьих-то похоронах сидят с веселым видом — это еще хуже. Некоторые эмоции, таким образом, считаются уместными, некоторые — неуместными. Некоторые одобряются, некоторые не одобряются.

Гоффман написал несколько статей о социальных истоках смущения, увлеченности и стыда. Гоффман, в частности, пытался пересмотреть взгляд на эмоции как на что-то, что есть прямое выражение личности. Вместо этого предлагал считать их прямым выражением ситуации. Типичная эмоция типа смущения возникает из какой-то разновидности ролевого конфликта. Например, в том, что мы называем смущением, проявляется ситуация, когда индивид обнаруживает, что вынужден играть две несовместимые роли одновременно. Типичная ситуация для смущения: сотрудник-мужчина пошел в топлес-бар и встретил там своего начальника. Хотя он знает, как вести себя в топлес-баре, он знает, как вести себя с начальником, но он не знает, как вести себя с начальником, встреченным в топлес-баре, потому что это два совершенно разных поведенческих регистра.

Рекомендуем по этой теме:
17607
FAQ: Коллективная идентичность
Любая ситуация определяет, в каких качествах люди в ней пребывают. У нее есть официальное определение. Люди примерно знают, что здесь и сейчас происходит. Помимо этого официального определения, они могут знать, догадываться, предполагать какой-нибудь подтекст. Они знают, в какой роли выступают, они знают то, что называется правилами релевантности. Они знают, что остается за пределами этой роли. Они знают, какая часть их «Я» в этой ситуации в принципе не должна проявиться, даже если в другой ситуации эта часть «Я» вполне возможна и вполне релевантна. В момент, когда обнаруживается, что эта вторая часть их «Я» хочет вернуться, несмотря на то, что она вытеснена, они испытывают нарастающую неловкость. Типичный генератор неловкости в повседневных взаимодействиях — это все, что относится к сфере брачного поиска и взаимного ухаживания.