Когда в европейских языках возникает пунктуация? Какие существовали подходы к трактовке русской пунктуации? Какие основные принципы пунктуации можно выделить? На эти и другие вопросы отвечает кандидат филологических наук Светлана Евграфова.

Когда преподаватель начинает говорить о важности пунктуации, обычно все отмахиваются: «Да знаем, знаем: „казнить нельзя помиловать“». Этот детский пример действительно знают все. Но наша бурная жизнь, в которой люди пишут много и очень быстро, совершила печальный переворот. Мы практически постепенно отказываемся от пунктуации. Сейчас считается нестыдным писать, не обращая внимания на знаки препинания. Между тем эта потеря очень обидна для любого человека, который понимает, как появилась пунктуация, зачем она появилась в нашей письменной речи.

Пунктуация — это часть графической системы любого языка, в частности русского, передающая те смыслы, которые невозможно передать ни лексически, ни грамматически. Если мы посмотрим на то, откуда изначально появилась пунктуация, мы с вами окунемся в эпоху Древней Греции. Во всяком случае, еще в словаре Брокгауза и Ефрона сказано, что зачатки пунктуации появились у древних греков, но они играли в основном роль указаний для выразительного чтения, для декламации.

Рекомендуем по этой теме:

Постепенно эти пометы были утрачены. Частично они попали на Русь — по-видимому, в виде таких помет, похожих на музыкальные огласовки: как петь те или иные псалмы, какие-то библейские тексты при чтении в церкви. Но древнерусские тексты — мы это видим по берестяным грамотам — писались без знаков препинания. Даже более того — без пробелов. Понимать такие тексты было безумно трудно, и любой человек, который читал летописи или грамоты, знает, что совершить ошибку очень легко, потому что трудно понять, как членить текст.

Естественно, можно догадаться, и об этом историки пунктуации говорят, что впервые появилась уже новая европейская пунктуация примерно в XVI веке. Связывают ее появление с семейством итальянских издателей Мануциев. Один из Мануциев придумал использовать знаки препинания. Во многих европейских языках они сохранились в более или менее неизменном виде. Они являются скорее указанием по тому, как правильно читать текст. Русская пунктуация несколько иначе устроена. Но традиции интонационной трактовки у нас сохранились даже в XX веке. Скажем, Лев Владимирович Щерба, знаменитый русский лингвист, и Александр Матвеевич Пешковский считали, что интонация является главным указателем для пишущего. По-видимому, все-таки не совсем так.

Другая школа пунктуации, к которой принадлежали Яков Карлович Грот и Федор Иванович Буслаев в XIX веке — они отстаивали именно такую структуру, — отсылает читателя и пишущего в первую очередь к структурному устройству русского предложения, к тому, на какие части предложение делится и как оно по смыслу с этими частями соотносится. Такую двойственную трактовку мы находим еще у Ломоносова. Он писал, что знаки препинания надо ставить по силе разума и по отношению к союзам. И союзы, и силы разума, то есть смысловые отношения в предложении, — это в первую очередь отражение смысла. Большого противоречия между этой логической концепцией и интонационной нет, потому что интонация всегда отражает смыслы. Если мы посмотрим на современную систему русской пунктуации, то она замечательным образом отражает как смысловые отношения, так и структурные.

Но в школе, когда изучают пунктуацию, к сожалению, все — и учителя, и тем более бедные ученики — тонут в частностях.

Их такое количество, что люди не улавливают общих принципов, которые, на мой взгляд, совершенно замечательные.

Если мы посмотрим на то, какие же основные принципы пунктуации. Первый, важнейший принцип — структурный. Надо показать границы между предложениями: во-первых, между предложениями вообще, во-вторых, между предложениями внутри сложного предложения — между простыми в составе сложного. Если мы посмотрим на важность этого принципа, мы должны будем отметить, что да, он еще дополняется смысловым принципом. Потому что вопросительный знак, в отличие от точки, показывает другой смысловой тип предложения, а восклицательный добавляет не только определенные конструкции типа «как прекрасен этот мир!» — восклицательные конструкции, но и какие-то эмоционально окрашенные вещи.

Получается, что важно разделить предложение на части — это самый главный принцип. И здесь, действительно, смыслы — не только в известной фразе «казнить нельзя помиловать». Допустим, мы напишем без знаков препинания: «Григорий вернулся домой через два года он узнал у Марины родился сын». Попробуем без знаков препинания понять — плохо получается. А если со знаками препинания: «Григорий вернулся домой. Через два года он узнал: у Марины родился сын», «Григорий вернулся домой через два года: он узнал — у Марины родился сын». Совершенно другие смыслы. Попробуй без знаков препинания передать это. Что-нибудь примитивное, конечно, можно, а серьезные, важные вещи не удастся.

Следующая очень важная вещь: нам надо научиться отличать множество объектов друг от друга. В первую очередь множество однородных членов, которые оформляются определенным образом интонационно и определенным образом структурно — с помощью расставленных определенным образом знаков препинания. И противопоставлены этому окажутся выделенные в смысловом отношении структуры. Это не множество объектов — это один объект, названный по-разному. Важно понять: это один объект, который называют разными именами, или это разные объекты, названные как единое целое? Интонация очень четко отличает.

Рекомендуем по этой теме:

Допустим, я произнесу сейчас интонационно, и это отражается обязательно в знаках препинания: «Ко мне пришли Маша, моя студентка и ее жених», «Ко мне пришли Маша, моя студентка, и ее жених». В одном случае пришло три человека, в другом два. В одном случае мы поясняем, что Маша — моя студентка, а в другом мы считаем, что мой собеседник прекрасно знает, кто такая Маша, и неважно, как зовут мою студентку, и ее жених. Здесь принципиально противопоставлены. Обратите внимание: здесь могло не быть союзов вообще. Важно, что в одном случае это множество разных объектов, в другом случае это два объекта: Маша и моя студентка. Это одно и то же лицо или разные? И здесь русская пунктуация нам всегда помогает.

Кроме того, есть хитрые правила, гораздо более сложные, я не могу их сейчас все изложить. Это правила, касающиеся порядка слов. Скажем, нормальный порядок слов в группе определений. Он помогает нам понять смысловые отношения между качествами предметов: это одно и то же качество, которое мы по-разному называем, дополняя какими-то деталями, или это совершенно разные, несовместимые качества? Все эти вещи существенны.

К сожалению, традиции изложения правил пунктуации таковы, что люди обычно в них путаются — они путаются в деталях. Как мне кажется, и учитель, и толковый, интересующийся родным языком ученик могли бы поиграть в увлекательную игру: найти разумный способ расположить правила пунктуации так, чтобы они образовали логичную, разумную систему, которая поможет писать, а вовсе не будет мешать. И тогда никто не будет сомневаться в том, что без пунктуации наше письмо становится на порядок более бедным. И мы всегда будем помнить о том, что пунктуация появилась в мире для того, чтобы отдаленные друг от друга пишущий и читающий всегда могли друг друга понять точно и однозначно.