Как перестройка в СССР повлияла на социально-политическую обстановку в ГДР? Какие события сопровождали процесс объединения Германии? Какое влияние период разделения сегодня оказывает на взаимоотношения восточных и западных немцев? На эти и другие вопросы отвечает кандидат исторических наук Илья Женин.

6 октября 1989 года Германская Демократическая Республика с помпой, торжественно отметила свой 40-летний юбилей. Михаила Горбачева торжественно принимал руководитель ГДР Эрих Хонеккер — сначала в официальной части, потом в неофициальной. Именно в неофициальной части Горбачев сказал Хонеккеру свои знаменитые слова о том, что того, кто не успевает делать вовремя, кто не готов к переменам, наказывает время.

Что это означало? Горбачев пришел к власти и начал свою перестройку. В активную фазу она вступила в 1986 году. В 1985 году он понимал, что в стране необходимо проводить реформы, а в 1986 году было уже заявлено о перестройке и новом мышлении. И к 1988–1989 годам в странах народной демократии, в странах соцлагеря происходят колоссальные изменения, происходит либерализация курса, отказ от многих положений доктрины Брежнева, отказ от многих атавизмов еще сталинской эпохи — кроме одной страны, цитадели социализма — ГДР.

ГДР и Хонеккер не приняли новых веяний из Москвы. Хонеккер отказывался до последнего следовать каким-то указаниям или советам Горбачева. Вплоть до того, что в Германской Демократической Республике были запрещены советские периодические издания. В перестроечной периодике начинают писать, как тогда казалось, всю правду о советском прошлом, о необходимости преодоления этого прошлого, возникает тема покаяния, которая была и в журналистике, и в литературе, и в кино, и в публицистике — все это хлынет на страницы советской печати. После этого ее запретят в ГДР, потому что она разлагающе действует на умы граждан.

Рекомендуем по этой теме:
65943
История Германии XX века

Притом что граждане начиная уже с 1988 года все больше и больше протестуют против режима. В Лейпциге, в Дрездене проводятся так называемые демонстрации по понедельникам, когда народ молча собирается и проходит по главной площади, ничего не говоря, но тем самым демонстрируя свое отношение к власти и желание перемен. Впоследствии появится лозунг. Сначала он будет звучать как Wir sind das Volk! («Мы есть народ!»), а потом он изменится на лозунг Wir sind ein Volk!, что означает «Мы единый народ».

Первоначально протест был направлен на то, чтобы получить больше самостоятельности, свободу от правящего режима внутри Германской Демократической Республики, то есть требование перемен. Впоследствии, уже с 1989 года, в 1990 году требование пойдет гораздо дальше и будет заключаться в объединении двух Германий — в объединении ФРГ и ГДР, поэтому «Мы один народ».

После того как с помпой отметили 40-летие Германской Демократической Республики, спустя несколько дней, уже 17 октября, в результате интриг внутри партийного аппарата Эрих Хонеккер будет снят со всех должностей, и это будет означать начавшиеся перемены в партийном руководстве ГДР.

Перемены не заставят себя ждать. В ноябре 1989 года произойдет событие, которое станет ключевым прологом к объединению Германии.

9 ноября 1989 года произойдет падение Берлинской стены.

Пока стена пала не физически, она оставалась, но появилась возможность перемещения, возможность посещения Федеративной Республики Германия, прежде всего Западного Берлина.

На пресс-конференции, которую проводила верхушка СЕПГ, правящая партия ГДР, Гюнтер Шабовски рассказывал о решениях, которые принимает политбюро и партия для преодоления сложившейся тяжелой экономической и политической ситуации в стране. Это, конечно, было достаточно рутинное дело. И, наконец, один из журналистов спросил у Гюнтера Шабовски: «Как обстоят дела со свободой выезда и перемещения, когда это осуществится, когда решение вступит в силу?» Гюнтер Шабовски очень долго перелистывал бумаги, ища правильный ответ, и, не найдя его быстро, решил, что можно ответить: «Вот, собственно, прямо сейчас и вступает в силу». Это было сказано спонтанно, никто об этом ничего не знал, прежде всего об этом не знало руководство Министерства государственной безопасности, которое в сокращенной форме называлось Штази, именно оно курировало пограничные пункты и КПП в Берлине.

Пресс-конференция была показана в прямом эфире телевидением ГДР, и уже спустя несколько часов на всех контрольно-пропускных пунктах Берлина стали скапливаться граждане ГДР, требующие открыть шлагбаум с целью посещения ФРГ. Пограничники не понимали, что делать, они в спешке звонили вышестоящему руководству, которое тоже не понимало, что делать, потому что никаких официальных документов, разрешающих свободный выезд, не поступало. Но при этом все слышали, что сказал Шабовски, что с настоящего времени граница открыта.

Пограничники принимают решение пропускать граждан ГДР при предъявлении паспорта гражданина ГДР. Но первым проходящим границу они начали ставить штамп красного цвета, который означал лишение гражданства, то есть вернуться потом было невозможно. Но когда стало очевидно, что это приобретает массовый характер, отказались ставить вообще какие-либо штампы, и граница была открыта. Это и считается падением Берлинской стены, которое обычно сопровождается финальной частью девятой симфонии Бетховена, ныне известной как «Ода к радости», как гимн Евросоюза.

Рекомендуем по этой теме:
1483
Палеофитоценоз

За две недели после падения, после 9 ноября 1989 года, территорию ФРГ посетило примерно 2,5–3 миллиона граждан ГДР. Это был пик единения немцев, когда не существовало никаких преград: ни в виде стены, ни в виде разных валют, разных ментальностей, идеологий и так далее. Это действительно был пик эйфории. После чего стало очевидно, что перемены, которые были запущены, требуют дальнейших конкретных шагов уже на политическом уровне.

Основной проблемой объединения Германии были взаимоотношения между странами антигитлеровской коалиции, то есть между Советским Союзом, Соединенными Штатами, Великобританией и Францией, которые выступали гарантами того, что в Германии не повторится национал-социализм. Горбачев готов был пойти навстречу Колю, федеральному канцлеру ФРГ, который руководил правительством и был одним из инициаторов объединения. На объединение были готовы Соединенные Штаты. Вопросы возникали у Великобритании. Маргарет Тэтчер первоначально категорически отказалась — сейчас это видно по архивным документам, которые открыты, — давать свое согласие на объединение Германии, аргументируя это страхом перед возрождением Германии: сначала они объединятся, ГДР и ФРГ, потом начнут требовать возвращения прусских территорий, которые отныне являлись частью Польши, а потом, может быть, потребуют и больше, и все это приведет к Третьей мировой войне. Потому что дай немцам возможность объединиться, и все закончится очередной войной. Даже Франсуа Миттеран, президент Франции, не занимал столь категоричную позицию.

Тем не менее Соединенные Штаты и СССР при посредничестве прежде всего Франсуа Миттерана смогли убедить Маргарет Тэтчер. Коль дал все гарантии, которые от него требовали и Советский Союз, и Великобритания, и Франция.

12 сентября 1990 года в Москве был подписан знаменитый договор «два плюс четыре», который окончательно снимал и разрешал немецкую проблему.

Два немецких государства — ГДР и ФРГ — и четыре страны-союзницы во Второй мировой войне: СССР, США, Франция и Великобритания. Германия становилась суверенным, независимым ни от кого государством, что позволило провести дальнейшие шаги по объединению Германии, которые уже предпринимались. Коль очень торопил события, потому что еще летом 1990 года проводится денежная реформа в ГДР: марка Германской Демократической Республики меняется на марку ФРГ по курсу один к одному до четырех тысяч марок и для пенсионеров до шести тысяч марок, бо́льшие суммы менялись по другому курсу. Уже после объединения все понимали, насколько это было невыгодно и насколько переплатила ФРГ, предприняв этот шаг. Но это была убежденная позиция Коля.

После проведения выборов в новый парламент ГДР было принято решение о присоединении Германской Демократической Республики к Федеративной Республике Германия. Это важно отметить, потому что речь идет не об объединении двух Германий, если быть юридически точным, а о поглощении ФРГ ГДР. ГДР вступает юридически — это было так оформлено — в состав ФРГ. В Конституции ФРГ 1949 года специально был заложен механизм, который позволял это провести.

И 3 октября 1990 года Германия стала единым государством. Тогда всем казалось, что на этом печальная история разделения будет окончательно пройдена, но оказалось, что это не так. Спустя два десятилетия, даже более, становится очевидно, что разница между восточными и западными немцами остается до сих пор. Это даже найдет отражение в немецком языке, будут такие термины, как «весси» и «осси», то есть западные немцы и восточные немцы — с оттенком пренебрежения. В Восточной Германии возникнет такое явление, как «остальгия», то есть ностальгия по ГДР — это нашло отражение в культуре и повседневной жизни. И экономически эти два субъекта оказались настолько разными, что Восточная Германия до сих пор экономически догоняет ФРГ.

Этот процесс продолжается. Объединившись, Германия стала одним из самых могущественных и сильных игроков в рамках Евросоюза. Но эта роль ведущего игрока до сих пор до конца не осознана федеральным правительством и прежде всего экспертным сообществом Германии. Для этого требуется время.