Какие варианты в русском языке имеет система гласных? Какое влияние на современное произношение оказали утраченные гласные буквы? Какая специфика произношения характерна для говоров центра европейской части России? Об этом рассказывает кандидат филологических наук Игорь Исаев.

Всякий человек, владеющий русским литературным языком, знает, опираясь на школьную практику, что в составе гласных, то есть в количестве гласных русского языка, есть несколько элементов. Это гласные А, О, Э, И, Ы, У. Всякий образованный человек скажет: подождите, есть еще буквы Ё, Ю, Я — как же без них? Сейчас мы сразу говорим, что, начиная разговор о диалектном вокализме, я говорю об отдельных субстанциях, которые называются фонемами. Это такие идеальные образования, которые используются лингвистами для анализа структуры языка. И сейчас мы сразу отметаем и устраняем различие букв и звуков, говорим об отдельных элементах, которые называются фонемами, самостоятельными гласными, которые в абсолютно сильной позиции употребляются, то есть, по школьной практике, под ударением.

Мы с вами знаем, что в литературном языке пять гласных, находящихся под ударением. Вот, собственно, я их и перечислил: А, О, Э, И, У. Привыкнув к этой системе, мы считаем, что это нормально и единственно возможно для русского языка. На самом деле это не так. И чтобы показать, что система гласных русского языка имеет свою историю, а самое главное, то, ради чего стоит, наверное, затевать этот разговор, что эта система имеет на самом деле еще и варианты в русском языке, в русских говорах. Даже в литературном языке, что очень важно, эта система показывает свои предыдущие состояния.

в русском литературном языке, собственно, как и во всех говорах русского языка, имеет двойное происхождение. На этапе древнерусского языка, приблизительно в XIV веке, эти гласные были двойного происхождения, один из которых был связан со старым гласным ъ (ер). Этимологи обозначают его под звездочкой, то, что мы называем твердым знаком или буквой ер в старославянском кириллическом алфавите. А второй гласный был связан не с ером. Поэтому гласный, который этимологически связан с ером, мы узнаем по чередованию с нулем звука, например «лоб — лба», «сон — сна». То есть в современном состоянии в системе падежного изменения мы видим историю русского языка. А второй гласный не был с ним связан, и этого чередования не происходит.

Рекомендуем по этой теме:

Точно так же обстоит дело с гласным [э]. Несколько усложняя ситуацию, я вам скажу, что в старом алфавите, дореформенном, была гласная буква ѣ (ять), которую, конечно же, все знают и чье начертание представляют — мягкий знак с перекладиной. Гласный [э] в современном русском литературном языке тоже по своему поведению выдает старую систему гласных. Смотрите, есть слово «день», которое в родительном падеже чередуется со словом «дня», значит, чередуется с нулем звука, а есть еще пример «лес — леса», где этого чередования не происходит. И здесь тоже мы можем говорить, что в слове «день — дня» был так называемый сверхкраткий гласный, который обозначался буквой ь (ерь), поэтому в современном состоянии мы видим чередование с нулем: «день — дня». А в слове, например, «лес» или в слове «белый» этот гласный ни в какой позиции не чередуется с нулем звука. Связано это с тем, что этот гласный в слове «лес» или «белый» был по происхождению связан с гласным ѣ (ять). Если объяснять детально, там была еще более сложная ситуация. Мы ее сейчас не тронем, мы посмотрим, как это выглядит на примере диалектном. Вкратце, чтобы объяснить, насколько непростая ситуация даже в литературном языке, я вам привожу такой пример.

О том, что гласный ѣ (ять), который мы утратили с вами в литературном произношении, все-таки имеет свои особые следы, есть еще примеры, отличающиеся от тех, что я сейчас привел.

Обратите внимание, в слове, например, «тёлка» (молодая самка коровы) гласный [о] находится под ударением после мягкого согласного и перед твердым. Для историков языка это диагностическая позиция.

В ней гласный не из ѣ (ять), который был не из буквы ѣ, а из [э] другого происхождения, чередуется с гласным [о], если попадает в определенную позицию. После мягкого перед твердым: «тёлка» — [э] превратился у нас в [о]. А если этот гласный находится между мягкими согласными: «тёлка», но «телица», — этого перехода не происходит. Это особая история гласного [э], которая опять же показывает очень ярко его происхождение не из гласного ѣ (ять). А в слове, например, «вера», обратите внимание, ставим в ту же позицию между мягкими согласными — «верю», например. Мы с вами не имеем «вёра — верю», как в слове «тёлка — телица», а этот же гласный [э] сохраняется, то есть «вера — верю». Значит, после мягкого перед твердым произносится [э], а после мягкого перед мягким тоже [э]. Смотрите, два гласных («тёлка — телица», «вера — верю») ведут себя по-разному — это опять же связано с тем, что они разного происхождения. В слове «вера» писался гласный ѣ (ять), и он в современном русском языке имеет свое лицо. Согласитесь, что носитель языка, который пользуется языком так же, как птица поет, как трава растет, этих вещей не замечает, а специалист сразу видит, что в современном состоянии есть наличные стадии, пришедшие от прошлого состояния.

В говорах эта ситуация усугубляется еще тем, что в части русских говоров, причем самых разнообразных: и северных, и среднерусских, и южных говорах, — гласный ѣ (ять) может иметь свое отдельное лицо. В современном состоянии русского языка мы с вами имеем систему из пяти единиц: А, О, Э, И, У. В то время как в говорах мы имеем, не из ѣ (ять), ѣ, не из ъ (ер) и из ъ (ер), то есть эта система увеличивается на два элемента — не пять, а семь. Сейчас я говорю о теории Московской фонологической школы, которая выделяет гласные на основе такого морфологического принципа, и у нас их пять. А если опираться на данные Санкт-Петербургской фонологической школы, Ленинградской, их будет шесть: они еще включают, но это разговор за рамками нашей темы.

, который произносился на месте «о открытого».

Рекомендуем по этой теме:

Территория говоров, которые знают различение двух [о] и двух [э], если смотреть по данным даже современных экспедиций, которые мы проводим, достаточно широка. Мы записываем говоры, различающие ѣ и «о закрытое», начиная с севера. В последних экспедициях мы встречали эти материалы в вологодских говорах Тотемского района, это говоры, которые известны в Вологодской области еще в Харовском районе, эти говоры известны южнее в Ярославской области; если опускаться еще южнее, мы их встречаем во Владимирской области, еще южнее — в Рязанской области, еще южнее — в Липецкой. Прекрасная сохранность в липецких говорах двух [о], которые звучат точно так, как я вам сейчас рассказал. И опускаясь еще ниже, мы обнаружим эти говоры в Воронежской области. Мы сейчас говорим с вами про территорию центра европейской части России, а не про всю Россию. Для этого есть причины, в частности, потому, что говоры центра европейской части наиболее изучены, это говоры старейшего заселения славян. Такие говоры есть и за пределами этой территории.

Есть еще загадки в области русского диалектного вокализма. В частности, это поведение гласных между мягкими согласными, например гласного [а]. Известно, что в русском литературном языке гласный [а] между мягкими согласными, например, в слове «пять» звучит как гласный, который обозначается символом в международной фонетической транскрипции æ («лягушка») — такой совмещенный знак буквы «а» и буквы «э». Звучит он как [э]. В слове, например, «палка» звучит гласный [а], а в слове «пять» [а] — [э], это разные совершенно гласные. Так, в русских говорах эти гласные могут получать дополнительные изменения, и они могут сдвигаться совершенно в зону [э], то есть называется это «упередняться» — они сдвигаются вверх и вперед по акустической артикуляционной трапеции, и мы с вами получаем примеры типа [ап’ет'], [пл’ем’енн’ик], которые ведут себя таким своеобразным образом. Эти все загадки, которые сейчас я перечисляю, достаточно простые для студентов филологических факультетов или Института лингвистики РГГУ, где я читаю этот курс, и студенты не мучаются с этими вещами особенно. Вот всякому носителю языка, который об этом специально не задумывается, это такие вот необычайно красочные модели, которые мы можем видеть в русских говорах современных и сейчас.