Как менялось понимание термина «Смутное время» в исторической науке? Какие события стали ключевыми в этот период? Была ли Смута гражданской войной или иностранно-военной интервенцией? На эти вопросы отвечает кандидат исторических наук Александр Лаврентьев.

Еще два-три десятилетия назад термин «Смутное время» и события, которые подразумевались под ним, были мало кому известны, только тем, кто изучает курс истории в школе или в университете. А теперь, поскольку у нас есть праздник под названием День народного единства, сам термин «Смутное время» вошел в широкий обиход, и смысл его на самом деле эмоционально вполне понятен. Смута — это что-то противоположное правильному устройству жизни. При этом что есть правило, а что есть искажение этого правила — вопрос достаточно интересный.

Во-первых, сам термин «Смутное время» применительно к событиям начала XVII века, а это период политической нестабильности: прекращение одной династии, политическая борьба за трон между несколькими правящими и между несколькими группами элиты, в конечном итоге вмешательство соседей во внутренние русские дела — все это, собственно говоря, началось в 1604 году, а закончилось в 1613-м избранием нового царя Михаила Романова. Так вот все эти бурные и яркие, вполне себе эпические события того времени получили еще у современников название «Смутное время».

Почему смутное? Что смутилось? Смутилась политическая стабильность. Политическая стабильность по русским средневековым понятиям была прямиком связана с личностью государя. И когда в 1584 году скончался первый царь на русском престоле, всем известный Иван IV, он же Грозный, возникла ситуация, при которой, что совершенно очевидно, русский трон рано или поздно должен был опустеть. Дело в том, что сын Ивана Грозного был убит отцом в 1581 году в Александровой слободе, что всем известно из картины Репина, висящей в Третьяковской галерее. Второй сын Грозного, который после отца занял московский престол, Федор Иоаннович, здоровьем был слаб, детьми не обзавелся, что, в общем говоря, было понятно и раньше, потому что он был женат еще при отце и здоровьем не отличался с самого начала. То есть перспектива прекращения династии московских Рюриковичей была на лицо уже в 1584 году, но политическое устройство государства было такое, что у него не существовало никакого механизма для решения такого рода вопросов.

Рекомендуем по этой теме:
18106
Библиотека Ивана Грозного

Что делать, если пресеклась правящая династия? Это связано частично и с особой ситуацией в русском обществе, связанной с отношением к личности государя. Государь — это в первую очередь помазанник Божий, то есть лицо, находящееся у власти благодаря Божьей воле, а не только принадлежности к определенной правящей династии. Надо сказать, что пресечение династии вообще-то штука в европейской истории достаточно хорошо известная, но, что называется, «от яда есть противоядие». Существовали параллельные институты власти. В Польше это был сейм, в Швеции — риксдаг. Просто для примера говорю, британский парламент. Они в случае каких-то проблем с династической преемственностью знали способ решения этого вопроса, то есть приглашали какого-то нового государя новой династии.

Россия эту практику не знала, политического опыта никакого не имела, поэтому то, что называлось Смутным временем, историки XVII века — а о Смуте писали очень много и современники — начинали собственно с кончины Ивана Грозного, которая стала таким провозвестником будущих бурных событий. Так что уже понятно, что такое Смута. Смута — это нарушение порядка, противоположное тому порядку, который был при Иване Грозном, и, кстати, уж если про Грозного говорить, эпоху опричнины, кровавых и судных казней никто вообще никогда Смутным временем не называл. Тут, что называется, государь был в своей власти, то есть казнить и миловать своих подданных.

Это не нарушение порядка, а вот когда династия пресеклась — это порядок нарушился.

Дальше возникает естественный законный вопрос: что делать? Но русская история на него дала довольно любопытный ответ, потому что в эпоху Смутного времени, продолжавшегося, повторяю еще раз, всего-то 9 лет, дважды была предпринята попытка избрать царя, чего до этого не было. А вообще-то первая попытка избрать царя была предпринята после пресечения династия Рюриковичей московских, после кончины в 1598 году царя Федора Ивановича. Избран был на российский престол первенствующий боярин думы Борис Федорович Годунов.

Избран он был не только потому, что был первенствующий боярин, не только потому, что он был практически вторым лицом государства, принципиально важно то, что он находился в родстве с правящим домом. Сестра боярина Годунова была замужем за Федором Иоанновичем. В этом отношении он был царским шурином. Это то, что отличало его от многих других бояр и членов думы, поэтому первая попытка пресечения Смуты, что называется будущей, предпринятая Годуновым, как будто бы состоялась, новую династию избрали.

Годунов провозгласил еще при жизни сына, Федора Борисовича, собственным наследником. Так или иначе, все это кончилось в 1604 году с появлением на границах России самозваного сына Ивана Грозного Лжедмитрия I, претендента на русский трон, и кончиной Годунова, которая была то ли насильственной, — добровольной, точнее, поскольку ходили слухи современников, что он отравился или скончался просто от горя и печали, — но, так или иначе, первая попытка прекращения Смуты кончилась, собственно говоря, с кончиной Годунова.

Дальше, поскольку престол пуст, Лжедмитрия I вскоре изгнали из Москвы, на престол был избран другой член Боярской думы — боярин Василий Иванович Шуйский. И Шуйский тоже не закрепился на престоле, продержавшись на нем 4 года. Как и что там происходило — это отдельный сюжет. Хочу только сказать, что Смута именно в это время приобрела характер гражданской войны, а всякая гражданская война сопровождается иностранно-военной интервенцией. Поскольку борются две стороны, то обязательно одна из них, а то и обе прибегают к помощи соседей. Это и погубило Василия Шуйского в итоге и дало закрепиться новой династии.

Рекомендуем по этой теме:
52215
Русско-польская война 1654–1667 гг.

Окончательную точку в Смутном времени поставили только в 1613 году избранием, третьим за короткий период, нового царя и новой правящей династии. Первым царем новой династии был избран, как известно, Михаил Федорович Романов. Почему Романову удалось то, что не удалось остальным, — это отдельный большой любопытный вопрос. Историки полагают, что он был компромиссной фигурой, не занимавшей какой-то собственной позиции. Да и не мог занять, потому что был достаточно молод. И вдобавок, что очень существенно, его род, выбитый из политической жизни еще при Борисе Годунове, не принимал практически никакого серьезного участия в политических делах, событиях Смуты. Что такое «принять участие»? Это встать на чью-то сторону. То есть занять политическую позицию. Вот Романовы оказались в этом отношении чисты. По независящим от них причинам, кстати, в основном. Смута завершилась ровным счетом в тот момент, когда избрали на престол — третий раз, повторяю, за короткий период — царя, и этот царь был признан всеми. Смута завершилась. Началось возвращение к тому порядку, который был до Смутного времени.

Современники называли Смутное время смутным, но потомкам всегда было интересно как-то охарактеризовать явление, которое называлось Смутным временем. Как его назвать? Называли его по-разному. Но последние лет 15–20, похоже, уже достаточно твердо утвердилось в сознании исследовательском, во всяком случае, определение Смутного времени как периода гражданской войны и иностранно-военной интервенции.

Гражданская война — это война внутри общества. Мы сейчас очень хорошо знаем, что гражданская война начала XX века — это совсем не война рабочих и крестьян против буржуазии и кулаков, там разделение было гораздо более интересным и не таким прямолинейным. Некая подобная картина наблюдалась в России около Смуты, потому что наличие нескольких претендентов на царский трон всегда предполагает, что есть и сторонники, и противники, соответственно. Когда есть две стороны, то каждая из сторон вступает в конфликт с другой и в этом конфликте побеждает. Это же война на уничтожение. Тут не может быть никакого компромисса. Гражданская война — некомпромиссное дело.

После свержения с русского престола Лжедмитрия I Россия поделилась на партию сторонников погибшего, убитого, но тем не менее живущего в памяти людей царя Дмитрия Ивановича, после самозваного, и сторонников свежеизбранного царя Василия Шуйского.

Что сделал Василий Шуйский? Он обратился к соседям за помощью, потому что собственными силами с противниками политическими справиться не мог.

Надо сказать, что соседи были неоднозначной репутации. Одни соседи — это Крымское ханство, другие соседи — это Швеция. Государства, с которыми шли практически беспрерывные войны весь XVI век. Тем не менее жизнь заставила. Крымское ханство было в тот момент сковано по рукам и ногам военными действиями на стороне Оттоманской Порты на территории современной Венгрии, Трансильвании. То есть Крымской орде было не до Руси. Слава Тебе, Господи, надо сказать. Что касается шведов, то тут все было гораздо проще.

Шведы, наоборот, в этот момент, очевидно, решили, что есть возможность укрепить свое политическое влияние в Прибалтийских землях, которые считали своими. И был нанят в помощь царю Василию Ивановичу Шуйскому пятнадцатитысячный отряд профессиональных европейцев-наемников во главе со шведским генералом, двадцатилетним Якобом Делагарди. Таким образом, в войне, которая носила характер гражданской, появился третий компонент.

Поскольку Швеция втянулась в войну на стороне одного из участников, то польский король, который был по крови наполовину шведом и претендовал еще и на шведский престол, решил, что его права нарушены, и Польша тоже втянулась в историю Смутного времени. Если пунктиром проследить, что было дальше, то на конечной точке появится польский гарнизон в Кремле — тот самый, который в октябре 1612 года сдался отряду Минина и Пожарского.

Откуда польский гарнизон взялся? Это тоже были последствия того, что война приняла характер иностранной интервенции. Но совсем не так Смута начиналась. Это было внутреннее русское дело с самого начала. Только в процессе развития появились иностранные соседи, с чем, надо сказать, историки еще лет 50–60 назад не хотели мириться, потому что вообще всю Смуту регулярно рассматривали, например, в предвоенные времена как бесконечную иностранную интервенцию. Еще раз повторяю, она выросла из русской ситуации. Но, как это часто бывает, соседи не могут не воспользоваться слабостью, если вдруг такая вырисовывается. Вот Смута и была конкретным примером того, как это бывало не только в XX веке, но и в начале XVII-го.