Почему эсхатологические ожидания проходят лейтмотивом через всю скандинавскую мифологию, начиная с космогонических представлений? Какие сюжеты становятся причиной трагической гибели богов и мира? И почему именно скандинавы, в отличие от славян, сохранили свои дохристианские мифы в записанном виде? Об этом рассказывает доктор исторических наук Владимир Петрухин.

Скандинавы — удивительный народ. В основном это были, конечно, исландцы. В отдалении от всех процессов христианизации они могли законсервировать свою архаическую культуру, но только они сохранили представление о языческих богах и сохранили языческие мифы. То, чем мы увлекаемся и по сей день, благо у нас сильная школа скандинавистов, и можно читать и «Старшую Эдду», и древние исландские песни о богах и героях, и «Младшую Эдду», учебник языческой поэзии, который составил христианин Снорри Стурлусон в Исландии в XIII веке.

С самого начала, когда мы только начинаем читать космогонические мифы скандинавов, мифы о происхождении мира, и тогда мы чувствуем, что уже есть этот надрыв, ожидание конца света, эсхатологии. Что-то происходит в этой мифологии. И это удивительное свойство именно скандинавской мифологии, продолженное германской культурой. Блок именовал эту культуру «сумрачным германским гением». Вот этот сумрачный гений дает о себе знать уже в первых стихах даже самого популярного пророчества, повествующего о конце света. Это пророчество провидицы, по-скандинавски она называлась «вёльва», и она рассказывает о том, что не все было в порядке с самого начала в этом мире, языческом мире, ибо этот мир был создан благодаря убийству первобытного существа. Видимо, не очень доброго, но и не очень злобного, просто был большой великан, из которого можно было создать весь свет. Его убили, и это убийство, эта жертва стала основанием мира.

Рекомендуем по этой теме:
У нас была совершенно иная ситуация, потому что славянский язык получил письменность благодаря христианским миссионерам, грекам Кириллу и Мефодию, которые создали этот язык для Священного Писания. На этом языке давать пересказ языческих мифов было невозможно, это было кощунство, это был язык Библии для славян. Так что у славян и не сохранилось ничего, подобного скандинавам. Это очень остро переживают славянские романтики, переживали в XIX веке, поэтому много оказалось всяких фальшивок, написанных в XIX веке, в духе «Поэм Оссиана» Макферсона или даже в духе «Старшей Эдды», и до сих пор они бесконечно тиражируются, даже тиражируются на наших книжных полках, бесконечные эти «велесовы книги», все эти «славянские веды», все это подделки тех романтиков, которые чувствуют, что у нас не так получилось, как у других народов, нам хочется иметь свою мифологию, а ее нет.