Когда формируются исследования транзитных пространств? Чем объясняется тенденция к мобилизации современного общества? Каким образом транзитные пространства могут быть использованы для манипуляции и контроля? Об этом рассказывает кандидат социологических наук Оксана Запорожец.

Транзитные пространства — это пространства перехода, пространства, связывающие точку А и точку Б. Они могут находиться как в пределах городской среды, так и в пределах разных сред. Когда же возник интерес к транзитным пространствам в социальных науках? Следует сказать, что у исследований транзитных пространств очень интересная история. Сначала они стали популярны, а потом у них появилась традиция. Говоря о том, что традиция исследования транзитных пространств создавалась post factum, мне бы хотелось отметить, что, безусловно, ранних исследователей, может быть не в такой значительной степени, интересовали места транзита. Однако исследования были крайне разрозненные и относились к разным предметным областям знаний: это могла быть социология, география, любые гуманитарные области, это могло быть технократическое знание.

Если все больше людей становятся путешественниками (неважно, путешественниками на работу, в офис или по делам), если люди теряют фиксированную привязку к своему месту жительства, меняя его несколько раз в течение жизни, а иногда и несколько раз в течение года, то старые логики контроля, основанные на оседлости, на том, что человек легко достижим в местах работы либо в местах жительства, больше не работают. Человек стабильно в течение долгого времени перестал присутствовать в фиксированных пространствах. Именно поэтому возникает необходимость у контролирующих структур, органов в создании новых мобильных форм, которые бы позволяли фиксировать человека в движении. Это могут быть все средства мобильности: мобильные телефоны, выписки с банковских счетов, камеры на улицах. Но это также могут быть и особого типа пространства, где люди становятся легко достижимы массовым образом, в частности мобильные пространства.

Продолжение адской картины апокалипсической версии транзитных пространств мы находим у известного архитектора Рема Колхаса, который в 2001 году выпускает работу Junk space — мусорное пространство, лишнее, ненужное пространство, где он доводит логику манипуляции человеком соответствующими пространствами до квинтэссенции, до логического предела. В отличие от Аже, который акцентировал внимание на функциональном использовании помещения человеком, Колхас говорит о том, что манипуляции становятся намного серьезнее и более объемлющими, то есть контроль «проникает в кожу» человека в этих пространствах — таких необъятных, связанных, как новые бесконечные аэропорты, уходящие на километры, где у человека нет никаких шансов ориентироваться.