Почему фигура Ксенофонта долгое время не была востребована? В каких работах анализируется политическая философия Ксенофонта? Как в диалоге «Гиерон» решается проблема лучшего и худшего политического режима? Об этом рассказывает кандидат юридических наук Александр Павлов.

Сократ стоит в основе определенного типа мышления западной цивилизации, в основе западного рационализма. И естественно, как у своеобразного пророка, — можно назвать его даже так — у Сократа были ученики. С одной стороны, среди них небезызвестный Платон, который и донес его учение до сегодняшних дней. С другой стороны, это был Ксенофонт. Ксенофонт, у которого тоже есть воспоминания о Сократе, который тоже считается важным философом, но долгое время был не очень почитаем.

Рекомендуем по этой теме:
10642
Тирания у Платона
В трактате «Гиерон» всего два действующих лица: поэт Симонид и тиран Гиерон. Однажды Симонид, поэт, пришел к тирану Гиерону, когда у него выдался досуг. И Симонид начинает спрашивать у Гиерона: «А что такое, Гиерон, быть тираном?» Эта тема отчасти пересекается и с тем, что говорит Платон, эта проблема была важна. Гиерон говорит: «А я уже так давно не частное лицо, я уже так давно тиран, что сам не знаю, что такое быть тираном. Если ты мне напомнишь, что такое быть частным лицом, я тебе скажу, в чем наше отличие». Симонид спрашивает, начинает говорить о том, что тирану доступны удовольствия, прежде всего он говорит о телесных удовольствиях. Лео Штраус обращает внимание, и это очень важно, что другие удовольствия, нетелесные, вводятся в разговор Гиероном. Действительно, многие порочные люди стремятся прежде всего получить те удовольствия, которые называются удовольствиями для тела или удовольствиями, может быть, для тела и души, а не удовольствиями для души.

Симонид дает конкретные крепкие политические советы человеку, как усовершенствовать его правление без того, чтобы это правление перестало быть другим. Лео Штраус выводит очень серьезную проблему, сама по себе постановка вопроса чрезвычайно важна (возможно, это самое важное в диалоге Ксенофонта): может ли тирания, худший политический режим, соответствовать самым высоким политическим стандартам? Иначе: может ли быть худший политический режим лучшим политическим режимом? То есть вместо того, чтобы ставить рамки: лучший политический режим — это когда правят философы, или лучший политический режим — это когда правит народ, или аристократы, или военные, — вместо этого ставится вопрос, может ли тиран сделать свой политический режим лучшим политическим режимом.