Какое определение можно дать понятию «миф»? В чем особенности мифологического описания устройства мира? Чем «миф» отличается от «логоса»? Об этом рассказывает доктор филологических наук Гасан Гусейнов.

У нас есть представление, например, о семье, в которой есть глава. Например, Зевс. Это может быть не Зевс, а кто-то другой. У нас есть представление о бунте младшего поколения против старшего поколения, вечная война поколений, и мы знаем, что греческая мифология демонстрирует страшные примеры этой борьбы поколений, когда сын оскопляет отца, убивает его, отец пожирает своих детей, как у кроликов бывает, или свиней. И мы понимаем, что в этом мифическом объяснении содержится какое-то зерно, которое не сводится просто к волшебству и к иносказанию, а которое самую сердцевину загадочности мира, в котором мы живем, выражает. И по этой причине нас не удивляет, когда мы вдруг обнаруживаем, что, например, в некоторых диалогах Платона слово «миф» употребляется не в значении «слово, повествование», а в значении «закон».

Миф представляет собой всеобщее, тотальное, универсальное описание происхождения Вселенной, как понятное одному человеку — понятное и ребенку, и взрослому, и умному, и глупому, и ученому, и неученому. Понятно, что есть какое-то верховное божество, которое мы можем отождествлять, например, с Солнцем. Или с громом и молнией. Гром и молния, которые вдруг приходят откуда-то — все отключают, все вырубают, падают деревья, ураган. Как, я не говорю «обожествить», нет — как не обожествить явление природы, саму природу, как не посмотреть на природу, как на невероятное чудо? И вот тут мы вступаем в область, где мы должны различать, и эта область различения — логическая область. Здесь вступает логос.

Рекомендуем по этой теме:
23155
Древнегреческий миф и язык
Следовательно, миф это не только универсальное и общее, но еще и частное, и личное. Это то, что присуще каждому человеку, с его личной биографией, которая растянута между прошлым и будущим. И с этой точки зрения миф — это способ выживания во времени. Если бы не миф, который сворачивает, подчиняет себе разные потоки времени, то мы бы жили страшно нервозно, мы бы все время нервничали, что каждую секунду исчезает текущий момент. Будущего еще нет, прошлого уже нет, а настоящее время исчезает. Мы бы не знали, на что опереться. И мы опираемся на миф, мы опираемся на вечное, на представление о вечности, а представление о вечности целиком мифично.