Какие существовали модели организации власти в обществе древней Мезоамерики? Какую роль играли первые вожди? И как жили общества без единого центра принятия решений? Об этом рассказывает кандидат исторических наук Дмитрий Беляев.

Мезоамерика развивается прежде всего на основе земледелия. На рубеже III–II тысячелетия до нашей эры мезоамериканское население от северной границы Мезоамерики до южной наконец-то оседает на землю, появляются постоянные деревни. Это уже земледелие, не связанное с постоянной сменой участков. Тогда начинает активно развиваться социальная сложность, тогда начинает активно развиваться культурная сложность. Именно этот рубеж, рубеж III–II тысячелетия до нашей эры, можно условно назвать порогом цивилизации.

Рекомендуем по этой теме:
8829
Ранние земледельцы Мезоамерики
Форма социальной организации, которую принято в политической антропологии называть вождествами, связана с выделением верховного правителя, который управляет на постоянной основе и власть которого передается по наследству. Это путь к дальнейшему формированию иерархических государственных структур. Вождество для Мезоамерики и для доколумбовой и индейской Америки в целом — это очень важная концепция, которая позволяет объяснить особенности социальной и политической жизни. Вождества впервые формируются на побережье Мексиканского залива (это там, где культура археологических ольмеков) и на тихоокеанском побережье Чьяпаса и Гватемалы. В этом ареале в деревнях ранних земледельцев в ходе взаимодействий, мирных и военных, начинают выдвигаться первоначально успешные лидеры, может быть, военные предводители, которые потом свой пост, высокий статус передают по наследству. Они начинают особым образом одеваться и вести себя в быту.

В горной Мезоамерике (Центральная Мексика, Оахака и некоторые другие регионы) люди продолжают жить без вождей. С точки зрения изучения социальной вариативности это может быть очень интересно. Как можно жить в обществе, которое уже представляет собой что-то большее, чем одна деревня (это несколько деревень с населением по несколько сот человек, которые взаимодействуют друг с другом), где нет единой точки принятия решений, нет верховного вождя, родственников вождя и так далее? Петербургский археолог и этнограф Юрий Евгеньевич Берёзкин такие общества предложил называть акефальными сложными обществами. Акефальными потому, что в них нет централизованной системы принятия решений. В то же время они уже сложные — это не отдельные деревни, взаимодействующие друг с другом каким-то образом, а они представляют собой единое целое.