Каким образом Риму удалось стать величайшим государством в мире? В чем была особенность отношения римских правителей к завоеванным государствам? Почему политика Сципиона была столь успешной? Об этом рассказывает кандидат исторических наук Татьяна Бобровникова.

Рим не был тогда столицей мира, Вечным городом, утопавшим в роскоши, — это был маленький городок, первый среди италийских общин, почти неизвестный соседям. Потому что внимание приковывал не бедный Запад, а богатый Восток, где спорили за первенство могучие державы — наследницы Александра. И только в 200 году до н. э. Рим вышел на международную арену, и дальнейшие события развивались со стремительной быстротой. Полибий, величайший историк, свидетель этих событий, не может опомниться от изумления, он говорит: «Мы только что узнали, что существует Рим, и сразу же узнали, что он является владыкой Вселенной». Потому что с невероятной быстротой, в течение 10 лет, римляне одно за другим сокрушили три величайших государства, претендовавших на мировое господство: в 201 году Карфаген, в 197 году Македонию, в 190 году государство Селевкидов.

Рекомендуем по этой теме:
Как же вели себя римляне? В 201 году Сципион, будущий Африканский, разбивает Ганнибала и наконец заканчивает мучительную Вторую Пуническую войну. Он держит в руках судьбу Карфагена. В римском сенате кипят споры, думают, как же поступить с поверженным врагом. Один за другим встают сенаторы, вспоминают все зверства, которые Ганнибал совершил в Италии, как он истреблял целые города, вырезал население, они говорят, что «мы никогда не будем спокойны за наших детей, пока это государство существует, и сейчас, когда оно в нашей власти, надо уничтожить этот город». На это посол Сципиона отвечал им: «Пока они боролись, надо было бороться, но раз они упали, их следует пощадить, даже дикие звери не бросаются на тех, кто упал. Нет ничего ужаснее безжалостности на войне. Мы говорим, что карфагеняне — жестокие люди, мы — гуманные. Давайте докажем это и простим Карфаген». И он заставил своих сограждан заключить мир. Этот мир удивил тогдашнее человечество. Карфаген оставался свободным и независимым государством, он не платил дань, он не принимал в свои стены иноземных войск, он сохранял свои исконные территории, и, что самое главное для Карфагена, он сохранял свободу торговли. Так что уже через 10 лет Карфаген стал богаче своего победителя и соперника.

Рим в то время представлял собой удивительную картину: каждый день в город прибывали сотни посольств от мельчайших греческих государств, варварских племен, великих царей. Сенат, по выражению современников, был похож на дом богатого человека: этот человек еще не успеет глаза открыть, а в его передней уже шуршание, сидят, дожидаясь приема, просители и клиенты. Сенат еще не успевает открыться, а цари уже в очереди сидят у дверей. В исторических сочинениях того времени мы как будто слышим множество голосов тогдашних людей, и все они в глубоком недоумении. Например, родосцы говорят: «Римляне в своей политике преследуют совсем другие цели, чем все другие государства. Все другие государства воюют ради порабощения, ради того, чтобы захватить города, корабли, золото, а у них другие цели». Слух о римлянах дошел до самых краев тогдашней Ойкумены, до Иудеи, которая не была эллинизирована, и в Библии мы читаем, что Иуда Маккавей услышал о римлянах, что они могущественны, что они необыкновенно справедливы и помогают всем невинно обиженным, и он отправил посольство в Рим.