Как соотносятся фольклорная традиция и обрядовые тексты? Какими особенностями обладают заговоры? Как решается вопрос о первичности текста или ритуала в культуре человека? Об этом рассказывает доктор филологических наук Сергей Неклюдов.

Обряды практически никогда не бывают молчаливыми. Они сопровождаются словами, которые определенным образом организованы, клишированы, устойчивы, эти слова повторяются и так далее. Часто это довольно большие партии, как, например, партия невесты в свадьбе, партия дружки невесты. Это разыгрывание определенных ритуальных ролей, при котором существуют ритуализованные диалоги. Конечно, в этих текстах присутствует большая доля импровизации, но импровизация происходит на материале, специально заданном традицией. Есть тексты, которые просто не живут вне фольклора. Например, это жнивные песни, тексты внутри сельскохозяйственных обрядов.

Рекомендуем по этой теме:
Существует очень старая проблема: что было первым — текст или ритуал. В наше время существует довольно устойчивая точка зрения о первичности ритуала, которая восходит к Фрейзеру. Для этого есть много оснований, которые берутся не из фольклористики, а из науки о поведении животных — из этологии. Джулиан Хаксли, Конрад Лоренц описали ритуальную деятельность животных, по своей структуре внешне в достаточной степени похожую на человеческую. То есть ритуал — это некое повторяемое действие, утрачивающее связь с первоначальным прагматическим импульсом, который был: импульс ушел, а ритуал продолжает происходить. Примерами могут быть ритуалы агрессии, брачные ритуалы. В чем существует большая разница при всем сходстве? В том, что ритуальное поведение животных в основном передается генетически, оно закодировано, а ритуальное поведение человека передается культурным образом, то есть в процессе обучения.

Существуют тексты, которые сами по себе покрывают некоторую обрядовую структуру. Это, например, заговор. Заговор описывает определенное ритуальное действо. «Встану я, раб божий, и, перекрестясь, не подпоясавшись, пойду на перекресток дорог». Описывается ритуал, который может производиться, а может не производиться. Скажем, «раб божий» может никуда не вставать, никуда не идти, а только говорить. В этом случае слово заменяет действие. Слово эквивалентно действию и функционально играет ту же самую роль, что и действие.